В гостях у Марка Десадова

 

Dear Visitors: this is a Russian BDSM forum. All of non-Russian messages will be removed, except for links to other BDSM-sites

Написать письмо Марку
Cайт обновлен 22 июня 2018 года
Всё для прогулок по ссылкам отсюда - в Порнософте

Achtung! Dies ist ein russischsprachiges BDSM-Forum. Anderssprachige Beitraege werden entfernt, ausser BDSM-Links

Запрещены: детское порно, рассуждения на эту тему, мат, спам, клоны, несанкционированная коммерция, оскорбления, национальные и религиозные разборки

"Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Тут обсуждаются тематические вещи, выложенные в Интернете или где-либо опубликованные

"Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Новое сообщение Марк » 08 сен 2009, 11:53

Перевод этой повести выкладывался в Сети много лет назад, думаю, многие его читали - сюжет достаточно оригинален, да и написано неплохо. К сожалению, перевод не закончен, а где находится оригинал - не знаю.
Нет у кого желания продолжить/закончить повесть? А может, и оригинал кто откопает, тогда будет проще.
Повесть выкладываю.

Время вне времени
В авторском переводе г-на Виктора

Пролог

Линии времени так запутанны! Где кончается одна и начинается другая? Кто управляет ими?
Есть те, кто верит, что они - хозяева собственной судьбы. Есть и другие, считающие, что рок их запланирован. Никто не может избежать того, что ему предначертано. Правда ли, что с каждым действием создается одна линия времени? Или существует лишь единственный путь сквозь измерение, которое мы называем временем?
Каковы будут последствия, если кто-то сможет управлять временем? Изменять направление? Отмечаться в начале и конце времени? Направлять время, если хотите? Крадется ли парадокс тайком? Или время похоже на дорогу, где можно отметиться на другом конце и вернуться туда, откуда пришел?
Имеет ли время дискретную природу? Можем ли мы отметить точку во времени, чтобы туда вернуться?
Правда, я сомневаюсь, что кто-нибудь решит эти старые, как мир, вопросы. Однако я пришел к выводу, что должен считаться с этими возможностями и этими чертовыми уравнениями.
Месяцами, годами, я корпел над древними текстами и современными данными. Дифференциальное исчисление, алгебра, философия, оккультизм, астрология. Все слилось вместе в эклектическом вареве науки и лженауки.
Уравнения, записанные в этом собрании заметок, говорят, что это невозможно. Что нет границы между энергией, массой, временем и мыслью. Что посредством мысли мы можем управлять окружающим миром. Что мысль может быть единственным физическим способом, которым мы можем управлять этим самым неуловимым из элементов, самим временем. Эти уравнения определяют, что это невозможно.
Я закрыл глаза, настоился на канал, сосредоточился на старых, как мир, символах. Древние символы власти, которые нисходили ко временам друидов, лишь слегка осознававших значение того, что обнаружили.
Секунда головокружения. Я чувствовал, будто меня протягивало сквозь туннель, туннель без начала и конца. Я сосредоточился на разметке линии времени. Огромная волна головокружения и тошноты в момент падения на лабораторный пол. Я потряс головой, медленно открывая глаза в другой мир...
Я встал, медленно оглядевшись вокруг. Было так тихо. Обычно в лаборатории шумно, рокот вентиляционных труб на фоне бормотания секретарей. Полная тишина.
Головокружение быстро прошло, тошнота полностью исчезла. Я оглядел лабораторию. Кран, который обычно капал, теперь перестал. Я подошел к нему. В изумлении поглядел на каплю воды, , зависшую на полпути между горловиной крана и раковиной под ней. Я остановил время. Уравнения это предсказывали. Все, находящееся вне сферы моего влияния, испытало остановку времени. Время больше не было измерением для всего, находящегося вне сферы моего влияния. Сосредоточившись снова, я растянул сферу, пока не почувствовал и не увидел, что она пересеклась с зависшей каплей. Я увидел, как время снова стало действовать на жидкость, и она упала в раковину. Как я понял, уравнения говорят, что я могу растягивать сферу настолько, насколько хочу. Создавать временн'ые карманы. Привязывать время к материи. Я сжал поле до размеров собственного тела. Я по-прежнему сомневался в парадоксе. Что случится, если объект покинет сферу влияния? В удивлении я наблюдал, как капля воды тут же вернулась к своему прежнему времени. Вода с шумом снова повисла во времени, когда то остановилось.
Подойдя к секретарям, я заметил, что они застыли в момент ответа по телефону, печатания и тому подобного. Потрясенный, я вернулся в лабораторию. Я сосредоточился на уравнениях и символах. Мельтешение в глазах, вернулось головокружение. Секунда невероятного головокружения.
Неожиданно мир просто начался снова. Шум Капанье воды. Бормотание секретарей. Я облокотился на лабораторный стол и вздохнул с облегчением. Работает.


Глава 1

Возможности были бесконечны. Я мог делать, что захочу, не заботясь о последствиях. Я мог почти без усилий прыгать через линии времени. Мощь была просто поразительной.
Жестокость была моей мантрой. Ничто, никакие опыты не были выше моих возможностей. Я просто отмечал свой выход из первоначальной линии времени и давал начало событиям, которые определяли приключение. Когда я заканчивал с линией времени, я просто возвращался на первоначальную линию и -- вуаля -- будто бы ничего и не было. Только мои воспоминания о покинутой линии времени. Мощь опьяняла.
Я начал свое первое приключение в начале первой недели после того, как для меня открылись новые возможности. Я понял, что могу помечать линию времени множество раз и возвращаться в любую отмеченную точку простым усилием мысли. Отметив несколько безопасных точек, я забрел в оружейный магазин. У меня никогда в жизни не было огнестрельного оружия, я понял, что срок настал. Фокус был в том, чтобы отметить время до момента, когда я им завладею. Так я всегда могу вернуться в этот момент, если что-то пойдет наперекосяк.
Взяв пистолет, я остановил время и побрел по пустому городу , как будто он принадлежал мне одному. Ноги вынесли меня в тихий пригород, где я приступил к своим поискам. Я вышел на маленькую боковую улочку, где, похоже, не должно было возникнуть никаких помех.
Остановив время и не имея опасений быть схваченным, я начал поочередно вламываться в дома, стоявшие вдоль улочки. В первом доме никого. Во втором неряшливая домохозяйка смотрела какую-то мыльную оперу. В третьем доме я не смог поверить своим глазам.
Я прошел в жилую комнату, попутно шаря по ящикам и укромным уголкам. Здесь я обнаружил женщину примерно лет восемнадцати, застывшую посередине упражнения, когда я остановил часы. Все занавески были задернуты, и она делала выпад левой ногой. Брыкающаяся обнаженная. Я по прежнему мог видеть изображение инструктора, горящее на застывшем фосфоре телеэкрана, перед которым она упражнялась.
Я быстренько обшарил остаток дома. Совершенно пуст. Я вернулся в жилую комнату и осмотрел голышку. Это была настоящая леди. Длинные изящные ноги. Правильная грудь. Миловидное лицо. Длинные белокурые волосы, затянутые в хвост на время гимнастики. Я видел пот, выступивший на ее теле от зарядки.
Вот что я разглядел. Я отступил к кухне, откуда по-прежнему мог хорошо ее видеть, но непохоже было, что она видит меня, хотя я этого хотел. я расширил сферу влияния до размеров дома. Внезапно сцена передо мной ожила. Девушка тут же продолжила зарядку. Я смотрел, как ее гибкое тело напряглось и задвигалось. Ее мускулистое тело, плотное и крепкое, танцевало передо мной на полу.
Я наблюдал примерно полчаса, после чего запись упражнения закончилась, и женщина опустилась на пол, грудь ее вздымалась от напряженного дыхания. В восхищении я смотрел, как она медленно провела правой рукой вниз по обнаженному телу, лаская его, пока она не расположилась отдохнуть между ее ног. Я смотрел как в экстазе она постепенно теряла контроль над собой и шумно кончила на ковре. Ее дыхание начало замедляться, когда я вышел из кухни.
Она, должно быть, почувствовала мое присутствие, так как почти мгновенно приняла сидячее положение, ее глаза расширились, руки взметнулись вверх, чтобы прикрыть грудь. Взгляд ее тут же перескочил на пистолет, который я держал в руке, глаза расширились еще сильнее, и она задрожала.
- Успокойся, - сказал я ей, - я не причиню тебе вреда.
- Ч-ч-ч-его вам надо?, - спросила она почти шепотом.
Я уселся на кушетку, оставив ее сжавшейся на полу передо мной.
- Твое имя?
- Почему я должна вам говорить? Чего вы хотите от меня?
Я поднял пистолет к потолку и выстрелил. Громкость выстрела удивила даже меня, а девчонка на полу передо мной завопила:
- Кристи. Кристи Лассаль. Пожалуйста, не делайте мне больно. Пожалуйста.
- О'кей, Кристи. Прекрасное имя. Ты живешь здесь одна?
- Да, то есть, нет. Моя мама тоже здесь живет, но она на работе.
- Нет отца? Братьев? Сестер?
- Н-н-нет. Не здесь.
- Почему ты делаешь зарядку так? В смысле, голышом?
- О, пожалуйста, отпустите меня!
- Почему ты делаешь зарядку так? Я не собираюсь спрашивать снова.
Не обращая внимания на ее мольбу, я навел на нее пистолет.
- Потому, что мне так удобнее делать зарядку. Пожалуйста, можно, я немного оденусь? - тут же воскликнула она, глядя на пистолет.
- Нет так ты мне больше нравишься.
- О Боже!
- Ну-ка, встань.
Я снова навел на нее пистолет. Она вскочила на ноги, все еще пытаясь прикрыться. На этот раз я ей позволил. Потом будет довольно времени для игры.
- О'кей, я хочу, чтобы ты шла передо мной, не слишком далеко, мы пойдем в магазин.
- Да? Пожалуйста, вас же схватят. Не заставляйте меня делать этого. Пожалуйста.
- Пошла!
Когда я прижал пистолет к ее обнаженной спине, она зашагала впереди меня. Робко открыв входную дверь, она вышла. Думаю, в этот момент она воображала, что кто-то увидит ее и кликнет копов. Она уставилась на застывший перед ней мир, не понимая, что с ней случилось. Автомобили остановились на дороге. Люди застыли на середине шага. Птицы зависли в полете.
- Что происходит? - спросила она в растерянности.
- Заткнись и шагай.
Я направил ее к середине улицы. Хотя было совершенно очевидно, что никто не может нас заметить, я подозревал, что ее немного тревожила мысль о том, что она идет посреди улицы абсолютно голая.
Мы прошли по улице к ближайшему хозяйственному магазину. Когда мы вошли в застывший магазин, я заставил Кристи взять тележку. Я велел ей забрать множество мотков веревки, цепь, собачий ошейник, булавки, дюбели, болты с кольцами, дрели и массу других, на первый взгляд, невинных хозяйственных товаров. Я увидел, как она содрогнулась, поняв, для чего эти невинные вещи могут быть использованы. Увидел, как она осматривается, ища способ улизнуть.
- Ты хочешь смыться, не правда ли?
- Н-н-нет! - почти взвыла она, страшась того, что может с ней произойти.
- Попробуй. Я не буду стрелять. Обещаю.
Я хотел, чтобы она поняла, что с ней происходит. Такое бегство было почти невозможно. Даже если бы у меня не было пистолета.
Она с надеждой посмотрела на меня. Ей не надо было повторять дважды. Ее длинные ноги подбросили ее, будто испуганного зайца. Я спокойно наблюдал, как она добежала до входной двери и попробовала открыть. Я сосредоточился на сужении сферы, так что, когда она вышла за дверь, она выпала из времени. Когда она вышла за стеклянную дверь, я замедлил время до черепашьего шага, и видел, как ее обнаженное тело стало страшно медлительным, почти на точке остановки. Если бы я остановил время, она бы проскочила через временной горизонт и снова оказалась бы в своей комнате в точности в том виде, как я ее обнаружил. Потом мы прошли бы все это заново. Хотя я и не замышлял этого, я хотел продолжить это приключение и поглядеть. куда оно нас заведет.


Глава 2

Я сделал свое время текущим для нее. Я сунул пистолет ей под ребра и выпустил из участка с замедленным течением времени. Она покосилась вниз, увидела пистолет у себя под ребрами и вздохнула.
- Выходит, я не могу слинять.
Я кивнул.
- Технически я даже не нуждаюсь в этой штуке.
Я ткнул ее в ребра дулом пистолета. Она вздрогнула.
- Но если мне придется применить ее, чтобы заставить тебя делать то, что я скажу, то я ...
Она лишь смиренно поникла головой.
- Давай обратно в магазин.
Я повел ее назад к тележке.
- Положи руки на ручку.
Она молча сделала то, что ей было велено. Я взял с полки моток мягкого шнура и велел ей отрезать кусок около шести футов длиной.
- Что вы собираетесь делать с этим?
- Положи руки обратно на ручку, - я начал привязывать ее запястья к тележке.
- Пожалуйста, не надо. Я никуда не денусь. Я не смогу. Я обещаю быть хорошей. Делать то, что вы говорите. Вам незачем меня привязывать.
- Помолчи, - приказал я. Она живо захлопнула свой ротик.
- Теперь стой там.
Я оставил вокруг нее пузырь нормального времени и двинулся через магазин, подбирая там и сям все, что привлекало мое внимание. В последнем проходе я лицом к лицу столкнулся с застывшей девушкой примерно двадцати лет, по-видимому осматривавшей секцию красок. Она была длинноногой и с маленькой грудью, выпиравшей из-под ее свитера, пока она тянулась за банкой краски.
Мое воображение заработало еще активнее, и я вошел в соседний проход. Я сгустил вокруг нее пузырь, позволивший ей продолжить существование в нормальном времени, как ни в чем не бывало. Когда она вышла из застывшего положения, я услышал ее вздох. Пока что она еще не осознавала, что здесь что-то не так. Время просто продолжилось для нее. Я подбросил пистолет в руке и обогнул угол. Она посмотрела мельком, но еще не обнаружила ничего необычного. Я медленно прошел по проходу, осматриваясь по пути, будто делал покупки. Проходя мимо нее, я вдавил пистолет ей в поясницу.
От неожиданности она слабо вскрикнула. Я услышал, как эхо от вскрика разнеслось по магазину, и Кристи тихо заплакала. Я зашептал ей в ухо:
- Красиво и медленно повернись кругом. И чтобы больше никаких криков.
- Чего вам надо?
- Еще не знаю, давай прогуляемся.
Не понимая, что происходит, но зная, что пистолет никуда не делся, новая женщина медленно пошла впереди меня. Я увидел выражение ее лица, когда она поняла, что весь остальной мир застыл. Но она не спрашивала, что случилось. Она лишь тупо продолжала идти. Я осторожно увел ее от того места, где оставил привязанную и обнаженную Кристи, поэтому она не паниковала.
Попутно я захватил еще несколько мотков веревки. Возле кассы я нашел выставленный для продажи стул с прямой спинкой.
- О'кей, захвати-ка тот стул.
Девушка повиновалась, украдкой поглядев на пистолет.
- Сумку.
Она вручила мне свою сумку. Я быстренько обшарил сумку и нашел ее ключи и бумажник.
- Пожалуйста, заберите деньги и отпустите меня ..., - взмолилась она, держа стул.
Я осмотрел ее бумажник. Права на имя Кимберли Блейк, 21 года. Зашвырнув бумажник обратно в сумку, я поставил ее на пол. Я провел Кимберли в главному проходу магазина, где было просторнее. Я велел ей поставить стул, а сам стал обдумывать следующий ход.
Усевшись на стул, я приказал Ким убрать с дороги кое-какие крупногабаритные товары. Мне нравилось смотреть на ее тело, когда она пыталась сдвинуть с месте крупные вещи. После того, как она, тяжело дыша, закончила, я поднялся со стула и поставил его посреди очищенного ею пола. Я предложил ей сесть на стул. Она неуверенно села.
- Руки за стул.
- Что вы собираетесь делать?
- Просто-напросто привязать тебя к стулу. Вот и все. Я не причиню тебе вреда, если ты будешь послушна.
Я увидел, что она быстренько прикинула, как бы ей дать деру, пока я нахожусь за стулом, но не нашла лучшего выхода, чем просто сунуть руки за стул, как я просил. Она покорно скрестила запястья и позволила мне надежно связать их. Она слабо потянула за веревки, но быстро поняла, что ей никуда не деться. Я прикрепил ее запястья к низу стула другим куском веревки. Затем я заставил перепуганную женщину придвинуть лодыжки к наружной части ножек стула, куда я надежно их привязал.
- Ну зачем же так туго, - жалобно сказала она.
- Не беспокойся,это ненадолго. Мне только надо задержать тебя на какое-то время ... - я увидел, что она расслабилась, настолько. насколько смогла.


Глава 3

Я прошел обратно к тому месту, где оставил Кристи, привязанную к магазинной тележке. Она немного продвинулась по проходу, но недалеко от того места, где я ее оставил. Я поглядел на нее.
- Я снова подумывала о попытке к бегству, но потом поняла, что это безнадежно. Поэтому я просто осматривала секцию, пока ждала, - поспешно объяснила она.
Я подозревал, что она лжет, но это было неважно.
- Я хочу, чтобы ты встретилась с моей новой подругой. Ее зовут Кимберли.
- Захапали еще одну, верно?
Я лишь улыбнулся и подтолкнул обнаженную девушку пистолетом. Это заставило ее двигаться к центру магазина, где находилась привязанная к стулу Кимберли. Захватил по пути ножницы и хозяйственный нож. Я видел, как Кристи медленно шла с привязанной тележкой, восхищаясь тем, как движутся ее голые ляжки и наслаждаясь звуком, с которым ее босые ступни опускались на кафель магазинного пола.
Когда мы завернули за последний угол, я услышал, как Кристи изумленно вскрикнула, увидев женщину, привязанную к стулу. Я увидел, как открылся рот Кимберли, когда она узрела голую женщину, огибающую угол с привязанной тележкой.
Я остановил Кристи. Затем бережно развязал веревку, удерживавшую ее руки на тележке. Она лениво потерла запястья, ожидая моих дальнейших инструкций. Я выдал ей ножницы.
- Даже не думай, что всадишь их в меня прежде, чем я проделаю в тебе большие дыры.
Кристи молча кивнула.
- Теперь я хочу, чтобы ты осторожно срезала с Кимберли всю одежду.
- Пожалуйста, не надо. Я все сделаю. Я разденусь для вас. Все, что угодно. Но, пожалуйста, развяжите меня. Пожалуйста..., - Кимберли вопила, как резанная, что мне и было нужно.
Я услышал, как Кристи шепчет привязанной женщине:
- Извини, мне не хочется этого делать ...
Но пока оставил все как есть. Возможно, позже я накажу ее за это.
Я облокотился спиной о стену и наблюдал, как Кристи медленно срезает одежду с Кимберли, пока та не осталась сидеть на стуле только в лифчике, трусиках и туфлях. Кимберли тихо всхлипывала, но для почти голой женщины, привязанной к стулу в застывшем хозяйственном магазине, держалась она просто здорово.
- Теперь, Кристи, я хочу, чтобы ты сняла с нее туфли.
Кристи опустилась коленями на пол и сражалась с туфлями другой женщины, пока ей не удалось их стащить. Носки были тут же срезаны. Теперь Кимберли сидела на стуле босая.
- Теперь лифчик и трусики.
Кимберли снова взмолилась.
- Пожалуйста, нет. Позвольте мне оставить их, пожалуйста.
- Кимберли, мне что, вставить тебе кляп?
Ротик Кимберли захлопнулся, и она тихонько помотала головой, когда до нее дошло, что она вот-вот останется голой, как Кристи.
Я с интересом наблюдал, как Кристи срезает с Кимберли последние остатки одежды. Ее обнаженная грудь открылась взору, а когда Кристи стянула с ее тела оставшиеся лоскутки одежды, меж ее ног стал виден мягкий пушок.
Кимберли сидела, не в состоянии прикрыться и опустив голову от стыда. Голая, привязанная и униженная, она сидела посреди хозяйственного магазина. Открытая для меня и Кристи, привязанная к стулу посреди клочков своей одежды. И это в мире без времени, а все потому, что она всего лишь вошла, чтобы купить краски, не в тот магазин и в неподходящее время. Она забудет весь этот опыт достаточно скоро. Однако я нет.


Глава 4

- Ладно, Кристи, положи ножницы. Иди сюда.
Кристи подошла.
- Руки за спину.
Кристи молча повиновалась. Я намотал немного веревки вокруг ее тонких запястий, туго их стягивая. Кристи немного вскрикнула в напряжении, но не стала жаловаться.
Я расположился так, чтобы лучше видеть.
- Кристи, я хочу. чтобы ты поласкала Кимберли. И так, чтобы для меня получилось хорошее зрелище. Если у вас обеих не будет оргазма через двадцать минут, думаю, мне придется наказать вас обеих.
Кимберли просто взвыла. Кристи закрыла глаза и начала продвигаться к Кимберли.
- Пожалуйста, не заставляйте меня делать это. Я не знаю, сумею ли я. Я никогда не была с женщиной. Я не лесбиянка. Пожалуйста.
Я просто подтолкнул ее. Пересиливая себя, она шагнула вперед. Колеблясь, она попыталась поцеловать Кимберли.Я заметил, что Кимберли сопротивляется. Она с содроганием отвернулась от Кристи. Расстроенная Кристи слабо потянула ее за связанные запястья. Я услышал, как она шепчет Кимберли:
- Я знаю, мне тоже это не нравится, но если мы хотя бы не попытаемся, он сделает нам больно, Я в этом уверена. Пожалуйста.
Кимберли только затрясла головой. И зашептала в ответ:
- Я не могу. Извини. Я просто не могу.
Кристи, перебарывая себя, продвигалась к обнаженному телу Кимберли. Я увидел, как Кимберли вздрогнула, когда Кристи начала работать языком вокруг ее нагих грудей. Слегка касаясь языком ее теперь уже выпрямившихся сосков. Мягко покусывая их. Глаза закрыты.Я видел, что Кимберли почти нравятся прикосновения, но она сознательно избегала всякого удовольствия. Я решил, что она за это заплатит. Наконец Кристи нашла лучший выход.
Я увидел, как Кристи, набравшись храбрости, медленно скользнула к ее голым коленкам перед стулом. Кимберли дернулась, чтобы свести коленки, но веревки весьма надежно держали ее лодыжки по бокам стула, делая ее вагину доступной для Кристи. Я увидел, что измученная женщина глубоко вздохнула и опустила лицо между привязанными ногами Кимберли. Я приблизился, чтобы увидеть, как ей было стыдно, когда ее язык нежно ласкал наружные губы Кимберли. Напуганная моим присутствием, Кристи задвигала языком между губами, нащупывая клитор Кимберли. Кимберли дергала за веревки, тщетно пытаясь освободиться от этого унижения. Обнаженная. Привязанная. И другая женщина ласкает ее.
Я позволил Кристи продолжать около двадцати минут. При том, что Кимберли отказалась содействовать, меня не удивило, что она не смогла выполнить задание. Но я дал ей возможность попытаться. Потом я почувствовал, что настало время перейти к наказанию. Я полагал, что без этого не обойтись, поэтому я прикинул, как можно воздействовать на девчонок.
- Ну-ка, Кристи, давай кое-что сделаем.
На ее лице отразилось некоторое беспокойство, но она вскочила на ноги и пошла впереди меня в спортивный отдел. Там мы нашли хороший набор для пинг-понга с ракетками, обтянутыми резиной. Когда я взял снаряжение, лицо Кристи стало выражать настоящее волнение. Она стала дергать веревки на запястьях, пока мы пошли к центру магазина.
- О'кей, девчонки. Я говорил вам. что если вы обе не получите оргазм через двадцать минут, последует наказание.
Кимберли посмотрела на ракетки и лишь застонала.
- Но я думаю, что Кристи действительно старалась, когда кое-кто еще не прилагал достаточных усилий.
Я одарил Кимберли уничтожающим взглядом.
- Поэтому я собираюсь дать Кристи только три шлепка. Потом она выдаст положенное Кимберли, поскольку Кимберли, видимо, и есть главная виновница.
- О Боже. Вы собираетесь нас отшлепать? Пожалуйста. Пожалуйста, не надо. Я попробую. В самом деле.
- Я знаю, Кристи. Но как вы научитесь повиноваться мне, если я вас не буду вас наказывать?
- О Боже. Пожалуйста.
- Подойди сюда. Через мое колено.
Кристи не шлепали с тех пор, как она была маленькой. И никогда - голой. И, наверное, никогда - связанной, как сейчас. Она полностью понимала, что делает, когда покорно улеглась на колено своего похитителя с голой попой, подготовленной для шлепков.
- Ну, Кристи, это будет чертовски больно, но помни, ты получишь только три. Я хочу, чтобы ты их сосчитала.
Я дал несчастной извивающейся женщине три хороших шлепка по голому заду. Как было велено, она считала их в промежутках между рыданиями. Я видел, как Кимберли завороженно наблюдала, как Кристи получает шлепки.
После третьего я отпустил рыдающую женщину, и она упала на колени, пытаясь облегчить боль в ягодицах с помощью связанных рук. Я сжалился над ней и освободил ей руки, дав ей возможность погладить свой красный задик.
В любом случае, для следующего мероприятия ей понадобятся свободные руки.
Дав Кристи некоторое время для отдыха, я вручил ей ракетку, которую только что использовал на ней.
- Теперь я хочу, чтобы ты испробовала это на Кимберли. Если я подумаю, что сдерживаешься, получишь еще пять. Думаю, тебе надо выдать Кимберли двадцать шлепков за непослушание. Помни, что ее непослушание послужило причиной и твоего наказания.
- О Господи, я не хочу ее наказывать. Пожалуйста, не заставляйте меня этого делать. Я не смогу ударить другую женщину. Это неправильно. Пожалуйста.
Я лишь велел ей продолжать.
- Но я не могу этого сделать. Я не могу. К тому же, она привязана сидя. Я не смогу ее ударить.
- Гляди, если ты не станешь шлепать, я всыплю тебе еще. Сильно. И я могу так же привязать тебя и отшлепать тебя по груди, как я собирался заставить тебя сделать с Кимберли. Или, возможно, я позволю Кимберли лупить тебя до тех пор, пока ты не согласишься отлупить ее. Я почти уверен, что смогу убедить ее это сделать.
- О Боже. Я не могу бить женщину сюда. Вы понимаете, насколько это будет болезненно?
- Разумеется, нет, но я представляю себе, что это, должно быть, ужасно больно. Может быть это убедит ее быть более покладистой.
Тут Кимберли не выдержала, и начала дергаться в веревках, понимая, что может произойти с ее бедной беззащитной грудью.
- Пожалуйста, не бейте меня. Я все сделаю. Я доставлю удовольствие Кристи. Я кончу для вас. Все, что угодно. Пожалуйста, не заставляйте ее бить меня. Пожалуйста. Пожалуйста.
Можно сказать, что Кимберли стала понимать, насколько я был серьезен насчет ее покладистости.
Я подошел к Кристи и мягко отобрал у нее ракетку. Затем без предупреждения хлопнул широкой стороной ракетки по боку ее правой груди. На лице Кристи отразилось потрясение от удара, затем она взвизгнула, и стала потряхивать грудь, которая, без сомнения, невероятно горела. Слезы боли брызнули из ее глаз.
- Ну что, думаешь, сможешь выдержать двадцать таких привязанной к стулу?
Кристи представила себя привязанной, как Кимберли и поняла, что для она точно не сможет вынести двадцать ударов ракеткой по груди. Ее правая грудь горела, к тому же она знала, что я ударил не в полную силу. Хуже того, это была лишь боковая часть груди. Представьте себе, какая была бы боль, если бы я попал по соску.
Кристи со слезами на глазах и маской покорности на лице осторожно взяла из моей руки ракетку и подошла к Кимберли. Возмутительно, я услышал, как она говорила Кимберли, чтобы та держалась, и что она извиняется, что не хочет этого делать, но это так или иначе произойдет. И что она гораздо слабее своего похитителя. Удары, нанесенные женщиной будут легче, чем мои.
Кристи начала осторожно похлопывать Кимберли сбоку по правой груди. На глазах Кимберли выступили слезы, но она решила не кричать.
- Кристи. Что я говорил тебе насчет послабления к ней? Хмммм? Я хочу увидеть здесь серьезное наказание. Фальстарт.
Кристи только застонала. Она закрыла глаза и с силой обрушила следующий удар на левую грудь Кимберли. Я увидел, как левая грудь Кимберли бешено заплясала на ее грудной клетке, и Кимберли сделала глубокий вдох. К ее чести, она по-прежнему не кричала. Очередной удар попал по правой груди, и на этот раз она завопила, когда ракетка коснулась ее правого соска.
Это продолжалось около пятнадцати минут, все время испытания девушка кричала с перерывами. К концу на сиськах Кимберли не было ни дюйма кожи, не окрашенного в болезненно-красный цвет. Я подошел и погладил воспаленную кожу, чувствуя невероятный жар, исходящий от грудей Кимберли. После двадцатого шлепка Кристи повалилась на колени и зарыдала. Думаю, для Кристи было тяжелее бить другую женщину, чем для Кимберли получать удары.
- Ты ублюдок, - задыхаясь, сказала Кристи, стоя на коленях.
Я лишь улыбнулся, снова связывая ее запястья за спиной.
- Спорю, что после этого она станет более покладистой. Ну-ка, полюбись с ней.
Кристи, все еще плача, без колебаний поползла вперед и стала вылизывать Кимберли. Кимберли, по-прежнему рыдая от унижения и боли в груди, раздвинула бедра, насколько было возможно, чтобы Кристи удобнее было лизать. За десять минут привязанная Кимберли кончила. Кристи тут же встала на ноги и, по-прежнему плача, расположилась на одном из привязанных колен Кимберли. Она стала медленно тереться обнаженной вагиной о гладкую кожу бедра Кимберли и за десять минут тоже довела себя до оргазма. Когда она, униженная и измотанная, сползла на пол, я подошел и потрепал ее по голове. Я быстро затянул на ее горле собачий ошейник и приладил цепь с висячим замком к ближайшей колонне. Я оставил ее руки надежно связанными сзади.
- Сейчас можешь передохнуть, Я вернусь через несколько минут.
- Не спешите, - ответила Кристи с пола.


Глава 5

Я быстро собрал товары, найденные в магазине, и вернулся, неся их в сумке. Потом я отмотал мягкой веревки и прочно обмотал ее вокруг красных и воспаленных грудей Кимберли.
Кимберли это не понравилось:
- Пожалуйста, отпустите меня. Мои груди и так воспалены, пожалуйста, пожалуйста, оставьте их в покое. Не надо, я сделала все, что вы хотели. Пожалуйста, отпустите меня.
Не обращая на нее внимания, я туго обвязал основания ее обнаженных грудей, пока они не раздулись.
- О'кей, у тебя есть выбор, - сказал я Кимберли, - я могу надеть на твои соски булавки, которые останутся на несколько часов, или я велю Кристи снова отшлепать тебя по сиськам, пока они стянуты.
- Какой же это выбор? - Кимберли отшатнулась от меня, насколько позволяла привязь, - Боже, если бы я знала, что вы собираетесь так мучить меня, я бы ни за что не позволила вам привязать меня.
- У тебя не было выбора. Теперь я тебе его предоставляю. Выбирай.
- Я не могу выбрать.
- Ладно. Кристи, приготовь ракетку.
- О Боже, только не это. Было адски больно до того, как вы стянули мои груди. О Господи. Нет, я этого не вынесу. Пожалуйста, я выбираю булавки.
- Слишком поздно, надо было выбирать, когда имелась возможность.
- О Боже, пожалуйста, пощадите.
- Попроси меня.
- Пожалуйста. Пожалуйста. О Господи, пощадите.
- Проси меня одеть булавки тебе на соски вместо того, чтобы лупить по ним.
- Господи Иисусе, я не могу ... пожалуйста, наденьте свои проклятые булавки на мои обвязанные груди. Пожалуйста, не бейте по ним, они так ужасно болят, я не выдержу новых ударов, пожалуйста, я сделаю все, что вы хотите. Я буду сосать, Я буду пресмыкаться, Я все сделаю. только не бейте меня снова по груди. Пожалуйста, булавки. Пожалуйста.
Я протянул руку и щелкнул ее по обнаженному правому соску. Ее чувствительный сосок на перетянутой и свежеотшлепанной груди выпрямился очень быстро. Я быстро защелкнул булавку на ее соске, заставив ее вскрикнуть, когда булавка жестоко сдавила ей грудь. Я подождал, пока боль в ее груди притупится, и затем быстро проделал то же самое с ее левой грудью.
Я показал ей ракетку.
- Поблагодари меня за то, что я разрешил тебе попросить насчет булавок.
- Провались ты, ублюдок, - прохрипела она между рыданиями.
Я придвинул ракетку ближе к ее обнаженной груди.
- Ладно, ладно, спасибо, что разрешили мне попросить. Спасибо, что надели мне на соски эти проклятые булавки. Я это заслужила.
- Мы скоро вернемся, чтобы посмотреть, как твои дела.
- Пожалуйста, не бросайте меня так. Они так болят.
Я освободил руки Кристи из-за ее спины и поднял цепь, приделанную к ее ошейнику. Я сгустил пузырь нормального времени вокруг Кимберли так, чтобы она оставалась на стуле и чувствовала боль в своей груди, пока мы не вернемся.
Я сказал Кристи:
- Теперь ты поползешь домой. И в любой момент, когда я подумаю, что ты движешься слишком медленно, ты получишь вот это.
Я опустил ракетку для пинг-понга на ее голую попку, что заставило ее вскрикнуть и заковылять вперед на четвереньках.
Она медленно поползла по направлению к выходу из магазина.
Кристи не могла поверить в события нескольких последних часов. Она была похищена, обнажена, ее заставили голой идти посреди улицы в хозяйственный магазин. Затем связали и заставили бить и мучить другую связанную и обнаженную женщину. Потом любиться с ней, а теперь вынудили опуститься на четвереньки с грудью, болтающейся меж руками, и ползти по улице, как будто она была домашним животным своего похитителя. Ее тело залилось краской из-за того, во что она превратилась.
Когда она наконец приползла домой, я позволил ей встать с колен. Ее ладони и колени покраснели и натерлись от длительного ползания по грубому дорожному покрытию, но она не жаловалась.
- Запястья.
Она покорно подставила свои тонкие запястья. Я надел на них наручники и защелкнул их.
- Пожалуйста, вам незачем держать меня на привязи. Вы же знаете, что я не смогу сбежать.
Я не обратил на нее внимания:
- Где твоя машина?
Кристи пошла к гаражу и с некоторыми трудностями, учитывая ее скованный запястья, открыла дверь. В гараже стоял восьмицилиндровый "Джимми".
- Ключи?
- Они в доме. Вы собираетесь отпустить меня?
Мы пошли обратно к дому.
- Еще нет, но со временем я верну мир в его обычное состояние. С этого момента ты вернешься в свою спальню, где продолжишь занятия как ни в чем не бывало. Ты ничего не будешь помнить.
- Как вы управляете миром?
Разговор начинал мне нравиться:
- Я всего лишь мысленно управляю временем. Весь остальной мир просто теряет свое четвертое измерение - время. Все останавливается. Но я могу замедлять его, а могу и заставить течь нормально, как для нас. Все остальное лишь туман и отражения. Меня не могут поймать, поскольку ни у кого нет времени для этого. Просто-напросто. А когда я устану от этой игры, я просто верну мир в то состояние, в котором он был прежде, чем я исказил его. И ты ничего не будешь помнить.
Тут мы взяли ключи и пошли обратно в гараж.
- Может ли еще кто-нибудь управлять временем?
- Это надо уметь, но, думаю, да.
- Как вы сделали это со мной? Почему со мной?
- Я делаю это, унижая, мучая тебя и помыкая тобой, потому, что мне это нравится. И у меня есть возможность. Почему ты? Потому, что случилось так, что ты меня заинтересовала. Только и всего, - на мгновение она задумалась, - Вы позволите мне помучить другую женщину, если я буду делать все, что вы попросите? - робко спросила она.
Это полностью выбило меня из колеи. Она так не хотела мучить Кимберли в магазине. Что, это был своего рода трюк? Или она пыталась добиться моего расположения, чтобы я не так плохо с ней обращался? Сладкое съесть, а горькое выплюнуть? Я не знал, чем это было вызвано. В любом случае, это заинтриговало меня.


Глава 6

Тут мы пришли в гараж.
- Вези нас в офис твоей матери.
- Какого черта ...
- Давай, давай.
Она пожала плечами и открыла дверь. Мы вошли в машину, и она стала биться с зажиганием и рулем, используя скованные руки.
- Почему? - спросил я.
- Что - почему? - сказала она, медленно выруливая.
Ей пришлось лавировать между застывшими машинами.
- Почему ты хочешь мучить другую женщину.
- Мне все равно, кто это будет, я бы мучила и парня, но сомневаюсь, что вы мне это позволите. Я бы даже снова помучила Кимберли, если хотите.
- Почему?
- О Господи. Ну, что же. У меня всегда были такие фантазии о доминировании. О полном контроле над кем-то. Привязывать их. Унижать. Растаптывать их достоинство. Как вы сделали с Кимберли. Хотя в основном парней. Это меня заводит. Но, видите ли, я никогда не делала этого на самом деле. Никогда не причиняла боли умышленно. Никогда никого не пытала. Это только фантазии, - на ее глаза навернулись слезы, - во мне шла борьба между удовольствием помучить Кимберли и желанием убежать от моих чувств, вот и все. Все это очень запутано. Боже.
Мне пришлось перехватить руль и обогнуть грузовик, в который Кристи чуть не въехала. Ее глаза затуманились, и слезы застилали ей взгляд.
- Остановись, пока ты нас не убила, - Кристи ударила по тормозам.
- Итак, тебе на самом деле нравилось мучить Кимберли.
- Вроде того. Ага. Но я была так потрясена. Это казалось таким жестоким и ненужным. Если бы могла, убила бы вас за то, что вы заставили меня так с ней обойтись. Но где-то в глубине души мне немного понравилось иметь такую власть. И теперь, когда вы объяснили, что власть не постоянна, что в конечном итоге все встанет на место и все все забудут, думаю, что я тоже повеселюсь, если получится. Если вы мне позволите.
- А как тебе понравилось мое господство над тобой?
- Ну, честно говоря, мне это не понравилось, поэтому, думаю, вам и удалось развлечься со мной. Это так дико, сидеть здесь скованной и голой, беседуя со своим мучителем. Боже, сперва я так вас возненавидела. Пока вы заставляли меня делать то, чего я не хотела.
- О'кей. Я получил кое-какой материал для размышления. Езжай и помалкивай, пока я не скажу тебе, что ты можешь говорить.
Она казалась огорченной, но замолчала и снова стала рулить.
Я должен был решить, была ли это уловка, чтобы избежать мучений, унижения и господства с моей стороны. Стать партнером, пока я слежу за ней и, возможно, застать меня врасплох, когда я потеряю бдительность. Но что ей это даст? Ничего, пока я управляю временем. Я мог отдать ей свой пистолет и попросту остановить время прежде, чем она сможет этим воспользоваться. А рисковала она невообразимым наказанием. И даже если она исхитрится каким-то образом убить меня в этой временн'ой линии, уравнения говорят, что без мысленного управления время просто вернется в ту точку, где было остановлено. Со мной, живым и здравствующим. Мы этого просто не почувствуем. Или она сказала правду о своем желании господствовать. Если это правда, то ей действительно может понравится, поскольку она не слишком хорошо подчинялась. И будет приятнее , если мучить другую женщину поможет более или менее старательная соучастница.
Что же делать? Я еще перетасовывал в своем сознании эти мысли, когда мы въехали на стоянку перед офисом. я велел Кристи припарковаться на свободном месте и повел ее в здание.
Лифты отпадали, поскольку трудно было определить, где собрать пузырь нормального времени, чтобы быть уверенным, что они работают, а все прочее остается застывшим. Поэтому я заставил Кристи подняться босиком по пожарной лестнице впереди меня. К семнадцатому этажу она сделала передышку. Она открыла пожарную дверь, чтобы проникнуть на этаж. Она провела меня в офисный комплекс, где у ее матери в офисе был кабинет. Та сидела за столом, видимо, беседуя по телефону. Это была элегантная женщина под сорок или слегка за сорок. Похоже, Кристи было неуютно, к тому же она была напряжена из-за того, что находилась в офисе перед своей матерью в ошейнике, голая и по-прежнему в наручниках. Несмотря на то, что ее мать застыла и была полностью безучастна к происходящему вокруг нее. Вглядевшись в лица, я заметил семейное сходство между двумя женщинами, хотя мать была несколько меньше и имела темные волосы, в то время, как Кристи была крепче, выше и была блондинкой.
Я подвинулся вперед, убрал трубку от уха матери и положил ее на рычаг. Судя по табличке на столе, ее звали Линда Лассаль.
- О'кей, сейчас я собираюсь запустить время в офисе, - проинформировал я Кристи, - твоя мать должна поверить, что мы сгустились из воздуха, поскольку для нее это именно так и будет выглядеть. Я буду держать пистолет у твоей головы. Ты должна успокоить ее, ведь она ничего не знает о фокусах со временем, поэтому будет думать, что все остальное в офисе идет. как обычно. Я хочу, чтобы она так и думала. Я хочу использовать угрозу повредить тебе, чтобы ею управлять. Понятно?. Если сыграешь хорошо, я создам ситуацию, где ты сможешь полностью доминировать над женщиной по своему выбору. Лады?
Кристи сглотнула и кивнула. Она знала, что сейчас предстанет перед матерью обнаженной, закованной в наручники. И она хотела видеть свою мать в подобном положении.
Я неохотно подумал о том, что поделывает Кимберли, привязанная к стулу в хозяйственном магазине, с горящими сосками, с болью в груди, в одиночестве.


Глава 7

Собравшись, я расширил сферу влияния, чтобы охватить ближайшую часть офиса, и все ожило. Ее мать просто начала двигаться. Она озадаченно посмотрела на телефон, Наверное, соображала, каким образом он мог просто перескочить из ее руки на место. Она подняла голову и увидела меня и Кристи, стоящих перед дверью ее кабинета. Ее дочь была в наручниках и нагишом, к ее голове был приставлен пистолет. Рука матери взметнулась к ее рту, она воскликнула, прервавшись на полуслове:
- О мой....
Кристи начала представление. Я не знаю, как она сохранила спокойствие, учитывая ее положение. Возможно, она понимала, что вряд ли получит пулю, если окажет полное содействие. Может быть, на нее подействовало обещание о контроле над другой женщиной. Не знаю.
- Мама, успокойся, и никто, включая меня, не пострадает.
Ее мать потянулась к телефону.
- Мама, пожалуйста, он выстрелит в меня, если ты сделаешь что-нибудь не так, - я ощущал легкую панику и слезы в ее голосе.
Рука ее матери повисла на пути к телефону.
- Ч-чего вы хотите? - обратилась она ко мне с вопросом.
- Я хочу, чтобы ты в точности делала то, что я говорю, и я не стану дырявить Кристи.
- Моя сумка здесь в углу. Я могу достать, если хотите.
Почему-то люди всегда считают, что речь идет о деньгах. Ее дочь стояла передо мной голая, в ошейнике, с наведенным на нее пистолетом, а эта думает, что я хочу денег. Зачем же я влез в это дело, ведь я мог просто прийти сюда, навести на нее пистолет и забрать деньги с гораздо меньшими сложностями. Я никогда не пойму человеческую природу.
Я скосил глаза:
- Мне не нужна твоя сумка. От тебя я хочу, чтобы ты влезла на стол.
- Чего?
- Залезла на стол. Смела с него все и забралась на него.
- Что?
- Мама, пожалуйста, делай, что он говорит ... - Кристи вмешалась в разговор с весьма правдоподобной дрожью в голосе, - Он серьезно.
Линда затрясла головой и стала аккуратно убирать вещи со стола. Я дал ей свалить мелочевку со стола в угол комнаты, а затем она осторожно влезла на крышку стола. На ней был деловой костюм и туфли на высоком каблуке. Это была великолепная женщина, и я не мог дождаться того, чтобы увидеть ее без всех этих надоевших шмоток. Она стояла с высоко поднятой головой, уперев руки в бока в ожидании дальнейших инструкций.
- Какую работу ты здесь выполняешь?
- Я руководящий компаньон.
- Что это значит?
- У меня доля в бизнесе, и я фактически управляю офисом. Чего вы хотите? Как вы нашли мою дочь? Почему она раздета? Как вы сюда вошли?
- Всему свое время, миледи. Сначала я хочу, чтобы вы сняли жакет.
- Простите?
- Видишь свою дочь? Она голая. Через секунду ты тоже будешь такой.
- Кто-нибудь может войти, поймите. У меня на полдень назначена встреча. Почему бы вам не отпустить мою дочь, а потом мы сможем поговорить о том, чего вы хотите.
- Пожалуйста, мама, делай, что он говорит. Я видела, как он использует эту штуку. Он з-з-застрелит меня, если ты не сделаешь то, что он говорит. Потом он застрелит тебя. Пожалуйста.
- Послушайте, леди, если кто-нибудь войдет в эту дверь, я его пристрелю. Проблема решена, - и Кристи, и ее мать съежились. Я был совершенно уверен, что никто не сможет войти в эту дверь, - теперь долой жакет.
Снимая жакет, Линда двигалась медленно, все еще пытаясь урезонить меня.
- Послушайте, вы не должны этого делать. Оставьте Кристи здесь, оставьте меня, и вы сможете уйти отсюда. Мы даже не донесем об этом.
Ее жакет упал на пол.
- Хватит болтать. Теперь блузку.
Блузка последовала за жакетом.
- Теперь слаксы.
Она стащила брюки от костюма и бросила их на пол. Теперь она стояла на столе в туфлях с высокими каблуками, трусиках и лифчике.
- Заканчивай.
Она заколебалась. Я сомневался в том, что она хочет предстать обнаженной перед своей дочерью, так же как и дочь едва ли хотела стоять голышом перед ней. Не говоря уже о том, чтобы стоять голыми передо мной, совершенно чужим человеком.
- Пожалуйста. Не надо. Возьмите деньги. Все, что угодно.
Опять деньги. Я решил немного с ней поиграть.
- Сколько здесь денег?
Я кивнул на ее сумку.
- Две тысячи долларов или около того. Сегодня утром я была в банке. Возьмите их и уходите. Пожалуйста, - Линда казалась обнадеженной.
- Не думаю, что этого хватит. Полагаю, что лицезрение вашей наготы стоит гораздо больше, чем пара тысяч баксов. А вы так не думаете? А все ли вы правильно сказали?
Она поникла головой, но быстро встрепенулась. Она кивнула.
- Как насчет того, чтобы я заставил Кристи поползать по комнате?
- О Боже.
- Нет? А как насчет того, чтобы отсосать?
- Ты ублюдок.
- Секс? Ты удовлетворишь меня, если я отпущу Кристи?
- Ублюдок. Точно.
- Хммм. Кажется, ты в любом случае это сделаешь. Продолжай стриптиз.
- Пожалуйста, отпустите Кристи. Я не могу перед дочерью. Пожалуйста.
Я вдавил пистолет в нежный висок Кристи. Она вскрикнула от нового давления, ее скованные руки непроизвольно вскинулись.
- Боже, пожалуйста, мама, делай то, что он говорит.
Линда покорно завела руки за спину и расстегнула лифчик. Закрыв глаза, она стащила с плеч бретельки, обнажив маленькие грудки. Скинула туфли и стянула чулки. Она смотрела на меня с мольбой во взоре.
- Трусики тоже, Линда.
В уголке ее глаза показалась слеза, но она запустила пальцы под резинку трусиков и медленно их стянула. Она отошла в сторону. К ней вернулась решительность, и она встала прямо, уперев руки в бока. Даже не пытаясь прикрыть свою наготу.
Я заставил ее повернуться. Она подчинилась, медленно поворачивая свое тело, стоящее на крышке стола. Это был весьма большой офис. Стол стоял как раз посередине.
- Два задания, Линда.
- А?
- Я хочу, чтобы ты открыла все шторы в офисе, - на внешних окнах все шторы были задернуты.
- Зачем?
- Просто на тот случай, если кто-нибудь их соседнего дома захочет полюбоваться, как руководящий компаньон фирмы делает утреннюю пробежку по офису нагишом.
- О, мой Бог.
- Давай, приступай. Я скажу, когда остановиться. Кристи, на стол.
Я подвел Кристи к столу, а ее мать начала открывать шторы. Я развалился на удобном стуле Линды и смотрел, как Кристи пытается встать на стол, где до этого была ее мать. Я небрежно прошелся пальцами вверх и вниз по икре, а ее мать побежала трусцой по просторному офису. Ее босые ноги стучали по ковру. Груди, лишенные опоры, подрагивали в ритме бега. Мышцы ног напрягались, легкие работали.
- Пожалуйста, не заставляйте меня делать это. Меня никогда в жизни так не унижали.
- Заткнись и продолжай бежать. Иначе придется заткнуть тебе рот. Если остановишься, я проделаю дыру в ноге Кристи.
Линда захлопнула рот и продолжила бег. Кристи молча следила за унижением своей матери.
Примерно через двадцать минут можно было сказать, что Линда стала уставать. Я размышлял о том, заставлять ли ее бежать. пока она не остановится и затем наказать, но избрал для нее еще большее унижение.
- О'кей, Линда. Хорошо. Теперь можешь остановиться.
Линда остановилась, пытаясь перевести дух. С дыханием ее обнаженная грудь ускоренно двигалась вверх-вниз. Я любовался на нее , пока она почти не восстановила дыхание.
- На четвереньки. Ползи по офису.
- Вы, должно быть, шутите?
- Я что, похож на шутника?
Линда вздохнула, покорно упала на четвереньки и медленно поползла.
- Кристи, возьми ракетку, я хочу, чтобы каждый раз, когда она замедлится, ты отпускала ей шлепок.
- Пожалуйста, не надо, это же моя мать. Разве не довольно того, что я вынуждена смотреть на это? Разве не достаточно того, что я унижена перед ней?
- Хочешь получить по сиськам?
Кристи нахмурилась, взяла у меня ракетку, спрыгнула со стола и пошла туда, где ее голая мать пыталась ползти. Я увидел, как она выдала матери хороший шлепок по заду. Линда взвизгнула и прибавила ходу.
Я подошел к двери и вышел из офиса, уверенный в том, что Кристи сумеет убедить мать, что бежать от меня бессмысленно. И потому им лучше всего продолжать повиноваться мне, если они не хотят быть наказанными.


Глава 8

У леди, сидевшей снаружи в тесном помещении, была табличка с именем "Андреа Риэнс". Должность "Исполнительный секретарь". Выходит, это была женщина, что готовит кофе и следит за календарем. Это дало мне прекрасную идею, но время для ее осуществления еще не наступило.
Я внезапно вернулся в офис Линды. Я поймал ее на том, что она пыталась убедить Кристи напасть на меня. Однако продолжала ползти. Кристи повиновалась мне, как могла. Надо отдать ей должное. Однако я отсутствовал не слишком долго.
- Напасть на меня?!
Казалось, Кристи испугало то, что я это слышал.
- Ладно, Кристи, думаю, я должен был догадаться, что ты не станешь в этом участвовать. На сегодня с тебя хватит наказаний?
Кристи смиренно кивнула.
- Линда, я хочу, чтобы ты легла лицом на стол, ноги и руки за края.
Я вручил Кристи сумку с привязью. Она лишь посмотрела на нее.
- Привяжи ее к столу.
Кристи прошептала:
- Пожалуйста, не заставляйте меня этого делать, это же моя мать. Когда я говорила, что хочу господствовать над другой женщиной, я не имела в виду ее.
Линда влезла на стол и улеглась на нем, как было велено. Мой пистолет был по-прежнему нацелен на дочь, но я видел, что если я сделаю ошибку прежде, чем получу над ней полный контроль, могут быть неприятности. Хотя управление Временным континуумом перехватить невозможно, осторожность не помешает. Во всяком случае, я не хотел, чтобы мне пришлось начинать все сызнова.
- Кристи, я болтаюсь тут не просто так. Я пристрелю тебя, если ты не сделаешь то, что я прошу. Но, для ясности, твоя мать не та женщина, которую я обещал тебе поначалу. Она интересует лишь меня.
Кристи сглотнула и повернулась. Подошла к матери, лежащей на столе. Она начала с запястий Линды, и вскоре они были привязаны к ножкам стола. Проделала то же самое с голыми лодыжками, привязав их широко раскинутыми к противоположным ножкам. Ее матери. похоже, было очень неудобно поперек ее собственного стола.
- Ну, теперь что? Ты изнасилуешь меня? Когда я ничего не могу сделать? Моя дочь под прицелом? Меня, привязанную, беззащитную?
- Мадам, вы мне льстите. Если бы я хотел вас изнасиловать, я бы давно это сделал. И еще заставил бы вас просить об этом. Если бы мать увидела груди дочери с дырками от пуль, я мог бы заставить ее проделывать занятные вещи.
Линда побелела, когда поняла, что я, похоже, могу заставить ее делать все, что захочу. Я мог прочесть это в ее перепуганных глазах. Я мог заставить ее просить об изнасиловании. Эта мысль буквально раздавила ее. я видел в ее глазах смятение и безнадежность. Почему никто не вошел, чтобы помочь ей и ее дочери? Что произошло с миром? Думаю, Кристи не посвящала ее в детали, когда я выходил из офиса. Вот и хорошо. Мне нравилось ее смятение.
Я взял ракетку и указал на Кристи.
- О'кей, теперь самое трудное. Кристи, я хочу, чтобы ты занялась любовью со своей матерью. Помнишь Кимберли?
Они запротестовали одновременно. Линда начала тихо всхлипывать, а Кристи стала тянуть наручники. Первой заговорила Кристи.
- Пожалуйста, не заставляйте меня делать это. Я не могу этого сделать. Это, черт возьми, моя мать. Я едва проделала это с Кимберли. Пожалуйста. Пожалуйста. Я все сделаю. Все, что угодно. Но, пожалуйста, я не могу.
Линда пыталась вырваться из привязи, но я дважды проверил, чтобы Кристи привязала мать тщательно. Стол трясся, и все. Я подождал, пока женщины не устанут и затем прицелился в правую грудь Линды.
- О'кей, мне плевать, легко это или трудно. Я собираюсь досчитать до пяти, и если после этого ты не будешь между ног у твоей матери, я начну делать очень болезненные отверстия в ее теле, начав с ее сисек.
- Один.
- Два.
- Три.
Кристи начала понимать, что в данной точке времени у нее могут быть неприятности.
- Не слушайся его, Кристи.
- Прости, мама, - прошептала она, - но ты не знаешь, до чего это может быть больно.
- Четыре.
Кристи помчалась так быстро, как только могли нести ее босые ноги. Наклонилась над краем стола и опустила голову между ног своей матери, как только я проговорил "Пять".


Глава 9

Я наблюдал, как Кристи, всхлипывая, стала лизать мать между ног. Я видел, как ее тело сотрясалось от рыданий. Да, вот это женщина.
Я видел, что Линда старается не обращать внимания на язык дочери.
- Линда, если ты не кончишь от языка Кристи за пять минут, ты об этом пожалеешь. На твоем месте я бы постарался сосредоточиться на этом языке.
Кристи остановилась достаточно надолго для того, чтобы поднять голову.
- Пожалуйста, мама. Ты не знаешь, на что он способен.
Я видел, что ее мысли вернулись к паре часов, проведенных в хозяйственном магазине. И к Кимберли, по-прежнему сидящей там с обнаженными грудями и терзаемой болью.
Кристи опустила голову и продолжила свое занятие; но я видел, что Линда совершенно безучастна к этому, сосредоточившись на чем-то далеком, возможно, на каком-то другом месте, где она голышом была привязана к столу, и ее собственная обнаженная и скованная дочь играла языком с ее клитором.
Спустя пять бесполезных минут я подошел.
- Когда вы захотите, чтобы я остановился, дайте мне знать. Кристи, продолжай, не обращай внимания на то, что услышишь.
- Ты не запугаешь меня, мерзкая свинья, - храбро сказала обнаженная связанная леди.
Я встал над ее обнаженным телом и легонько опустил ракетку на ее правую грудь. Даже столь легкий шлепок заставил ее глубоко вдохнуть и задержать дыхание от боли.
- Ты уверена, что хочешь этого? Если это продлится достаточно долго, я заставлю тебя кончить, пока буду шлепать тебя по груди.
- О Боже.
Я опустил проклятую ракетку на ее левую грудь, задев сосок. Плоть бешено заплясала на ее ребрах, и она едва сдержала крик. Следующий удар опустился на ее правую грудь, на то же самое место. У нее даже не было времени на отдых после предыдущего удара. Ее решимость ослабла, и на этот раз она вскрикнула. Я продолжал, давая ей небольшие передышки, она все так же вскрикивала, но ни разу не попросила меня остановиться. В конце концов после пятидесяти ударов по груди ее решимость была полностью сломлена.
- Ахххххх. Черт. Пожалуйста. Пощадите. Остановитесь.
Я выдал ей еще один. Я услышал, как она, запинаясь, произнесла сквозь рыдания:
- Я сделаю, как вы просите. Пожалуйста, перестаньте бить меня по груди. Боже. Черт! Боже! Вы не представляете, как это больно. О Боже мой.
- Ты кончишь? Безоговорочно?
- Да. Ты, сволочь. Да. Только перестань бить меня. Пожалуйста. Ради Бога.
- Попроси об оргазме.
Кристи продолжала работать между ее ногами на протяжении всего наказания. Она содрогалась, зная, через какие мучения прошла ее мать. Всхлипывала по ходу дела.
- Ты ублюдок. Просить?
Я показал ей ракетку.
- О Боже, ты, ублюдок. Пожалуйста. Пожалуйста, позволь мне кончить.
- Как?
- Пожалуйста, не бей меня больше. Пожалуйста. Я не умею просить.
Я поднял ракетку и легонько провел ею по ее сильно покрасневшей правой груди и по истерзанному соску.
- Как?
- О Боже. Моя дочь. Пожалуйста, дайте моей дочери довести меня до оргазма. Дайте мне кончить. Ты, сукин сын. Дайте моей дочери вылизать меня. Господи, моя грудь.
Я увидел, что она стала сосредотачиваться на ощущениях от языка дочери. Она старалась не вскрикнуть, но в конце закричала, кончая в своих веревках. Она откинулась на стол, и Кристи медленно поднялась. Я увидел, что ее язык работает сам по себе, судорожно сокращаясь. Да, конечно, этот язык сегодня здорово поработал.
Линда тихо всхлипывала на столе. Я велел Кристи подойти, и она приблизилась.
С садистским приветом, Марк Десадов
Аватар пользователя
Марк
Демиург
Демиург
 
Сообщений: 936
Зарегистрирован: 01 июл 2009, 19:16
Откуда: Москва
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: "Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Новое сообщение Марк » 08 сен 2009, 11:56

Глава 10

Я усадил ее на один из стульев для посетителей в углу комнаты.
Волнуясь, она села. Я снял наручники с ее запястий и завел ее руки ей за спину и за спинку стула. Я снова защелкнул на ней наручники, и она поморщилась.
Я обмотал ее лодыжки веревкой, привязав их к стулу.
- Пожалуйста, вы же знаете, что меня можно не привязывать. Я в любом случае никуда не денусь. Пожалуйста.
- Я только хочу, чтобы ты некоторое время побыла в сторонке.
- Пожалуйста, не наказывайте меня, я же сделала все, что вы просили.
Похоже, она подумала о Кимберли в магазине, привязанной подобным образом. К стулу, нагишом.
- Я не собираюсь тебя наказывать. Только привяжу ненадолго. Я отпущу тебя. Обещаю. Ты все сделала, как надо. Просто мне надо кое-что сделать. И при этом тебя не должно быть рядом.
- Куда вы? Сколько мы здесь пробудем? Вы собираетесь захватить еще кого-то, правда?
- Всему свое время. Однако я вернусь.
Я быстро зашагал к двери и вышел. Подождал несколько минут за дверью. Я услышал, как две женщины тихонько переговаривались в офисе, пытаясь осмыслить свое положение. Возможно, стараясь найти пути выхода. По крайней мере Линда. Я не уверен, что Кристи хотела сбежать прежде, чем ей представится случай насладиться безнаказанностью.
Андреа была помоложе, где-то между двадцатью и тридцатью. Фантастическая грудь. Короткие черные волосы. Хорошая фигурка.
Я уселся на угол стола в ее тесной каморке. Спрятал пистолет. Я не хотел ее пугать. Для меня было желательно ее содействие. Мне надо было с ней потолковать. Если понадобится, я использую пистолет. чтобы заставить ее делать то, что я хочу. Я расширил нормальное время, чтобы охватить ее каморку, и она снова потянулась к книге назначенных встреч, что она и делала перед тем, как я остановил мир. Ей должно было показаться, что я возник из ниоткуда. Ее испуганный возглас эхом разнесся по притихшему офису.
- Откуда, черт возьми, вы взялись? - спросила изумленная женщина.
Не так визгливо, как поначалу. Если она и заметила, каким тихим выгладит остальной мир, она ничего не сказала.
- Магия, - я одарил ее обаятельной улыбкой, - Вас зовут Андреа?"
- Да! Кто вы, черт побери?
Я понял, что никому в этой временной линии не называл своего имени. Даже Кристи и ее мать не знали имени того, кто унижал и мучил их.
- Неважно. Можно, я вам кое-что покажу?
Она сказала подозрительно:
- Хорошо бы, но у меня много работы.
Я подвел Андреа к соседней каморке. Ее глаза расширились, когда она увидела застывшую, неподвижную сослуживицу. Я указал на застывшую женщину.
- Кто это?
- Это Джекки Кимптон, - сказала она смущенно и немного озабоченно. - Что вы с ней сделали?
- Ничего, просто заморозил.
- Что? Как? Зачем? - Андреа начала путаться.
Она двинулась вперед и прикоснулась к лицу Джекки. Отдернула палец.
- Да, она без сознания. Просто застыла. Я могу ее разморозить, если хотите, но я хочу кое-что вам показать. Мне надо. чтобы вы поняли.
- Ладно, - сказала она все так же подозрительно, но не понимая, что происходит.
Я подошел к Джекки и приготовился. Я сгустил вокруг нее временной пузырь. Ее глаза широко раскрылись, когда она увидела, как я возник перед ней, как из воздуха. Я быстро похлопал ее по лицу прежде, чем она начала понимать, что происходит. Джекки вскрикнула. Андреа тоже. И тут я убрал сферу влияния, окружавшую Джекки. Она застыла в прежнем положении, как будто ничего не случилось.
Я повернулся к Андреа, которая была в негодовании.
- Для чего, черт побери. вы это делали?
- Посмотри на нее. Она в том же положении, что и раньше. Никаких следов от руки. Никакой боли. Ничего не случилось.
- Но вы избили ее без причины. Я видела, как вы это делали.
- Верно, но это и было то, что я хотел тебе показать. Когда я вновь запущу мир, она ничего не вспомнит. Никаких пощечин. Она даже не вспомнит, что была разморожена.
Я не стал объяснять Андреа физику манипуляций со временем.
- Круто, должно быть. Но почему же я проснулась?
- Андреа, как ты относишься к своей шефине?
Озадаченная внезапным поворотом темы, она осторожно сказала:
- К мисс Лассаль? Пожалуй, нормально.
- Просто нормально?
- Она может быть форменным драконом.
- Никогда не думала о том, чтобы на ней отвязаться?
- Конечно. Наверное, как и любой секретарь?
- Мы с тобой кое-что сделаем. Помнишь, как я отлупил Джекки? Я могу сделать это с каждым. Я не могу избирательно разбудить кого-нибудь и потом заставить сохранить воспоминания об этом месте и времени. Включая тебя. Если захочу, я могу вернуть тебя за твой стол, и этой беседы никогда не будет. Или я могу сохранить тебя бодрствующей до тех пор, пока снова не запущу мир, и в этот миг ты вернешься за свой стол, как ни в чем не бывало. Один черт. Понятно?
- Вроде того.
- Как ты хотела бы отвязаться на начальнице? Хочешь иметь ее рабыней на несколько часов?
- Я вам заплачу.
- Я могу обсудить это, но вряд ли мне нужны деньги, - Андреа понимающе улыбнулась и облизнула губы, удивляясь мне. - Во всяком случае, пока ты спала за столом, я немного позабавился с твоей начальницей. Линдой.
- Брешешь.
- Ничуть. Она все еще в ... неловком положении. Пошли.
Андреа собиралась по привычке постучать в дверь, но я перехватил ее руку.
- Теперь ты босс.
Андреа ухватилась за ручку двери и толкнула, входя в офис Линды. Она изумленно раскрыла рот, когда увидела рыдающую начальницу, голышом привязанную поперек стола.
- О Боже мой.
- Андреа? - спросила обнаженная женщина сквозь слезы.
- Мисс Лассаль?
Она не заметила Кристи, все так же привязанную к стулу в углу. Андреа повернулась ко мне.
- Не знаю, получится ли у меня.
- Ладно, это твое дело. Я собираюсь оставить тебя с Линдой. Что ты будешь с ней делать, это твои проблемы. Если хочешь. можешь ее отпустить. Но помни, что Линда сделает все, что ты скажешь, - я повернулся к женщине, растянутой на столе, - Верно?
- Господи. Пожалуйста, не делайте этого. Я не могу.
Я подошел и взял ракетку.
- Боже. Пожалуйста, не надо больше. Моя бедная грудь. Пожалуйста, не надо больше, черт, ахххххх. Черт, как больно. Пожалуйста. Я сделаю все, что она скажет, только не бейте меня больше по груди. Пожалуйста.
На лице Андреа была странная улыбка.
- Что я могу делать с ней?
- Все, что захочешь. Помни, что когда я вновь запущу мир, она вернется назад, как ни в чем не бывало. Вы ничего не будете помнить, можешь пока позабавиться. Только не уходи из офиса. Если выйдешь, то вернешься в застывшее состояние, как была прежде, чем я тебя разбудил. Конец веселью.
К моему удивлению, Андреа засунула пальцы за пояс юбки и спустила ее. На ней не было никакого белья.
Я уставился на нее.
- Не смотрите так удивленно. Я была стриптизершей прежде, чем получила эту работу. Я не стесняюсь наготы. Я не скромница, - Андреа видела, что я удивлен отсутствием белья. - Я не ношу трусиков. Считаю их неудобными.
Она пожала плечами. Я только потряс головой и повернулся к Кристи. Она смотрела на обнаженную привязанную мать и ее секретаршу, без юбки и трусиков, направляющуюся к столу.
С помощью ножа я разрезал веревки, притягивавшие лодыжки Кристи к стулу, на котором она сидела. Она с удовольствием распрямила икры и вытащила из-за спинки стула руки, по-прежнему скованные за ее спиной.
Я провел Кристи к двери, оглядываясь на Андреа, садящейся на голову своей начальницы, щипающей ее воспаленные соски, ласкающей себя самое и заставляющей Линду поднимать голову, чтобы ее лизать. Я оставил Андреа кое-что из игрушек, несколько пар наручников, ракетку и немного веревки. Уверен, она найдет им достойное применение.
- Ладно, девчонки, я, возможно, вернусь вас проведать, - и, глядя на Андреа, - И получить с тебя должок.
Андреа отняла пальцы от ласкаемой ими груди Линды, чтобы отмахнуться, после чего вернулась к своей работе, а я покивал головой и вывел Кристи из комнаты, позволив ей взглянуть напоследок на свою мать, обнаженную, униженную, насилуемую ее собственной секретаршей.


Глава 11

Как только за нами закрылась дверь, я опустился на колени к босым ногам Кристи и надел на них пару кандалов для лодыжек. Я соединил их примерно полутора футами цепи.
- Что вы делаете? - спросила она. - Вы же понимаете, что меня можно не держать в цепях.
Я посмотрел ей в лицо.
- Ага. А также не держать тебя голой. Но так гораздо интереснее.
Я поднялся с колен и прицепил к ее ошейнику поводок. Я потянул за него, и она заковыляла вперед, передвигая стянутые цепью лодыжки. Ей приходилось шагать коротко, поскольку лодыжки ее были скованы.
- Черт, до чего трудно так ходить. Вы не могли бы снять это с меня? Пожалуйста?
- Так и задумано. Ты лучше приловчись к ним, у нас впереди долгая прогулка. Радуйся, что я не поставил тебя на высокие каблуки.
- Куда мы идем? - спросила она, ковыляя за мной и пытаясь сохранить равновесие, поскольку кандалы вынуждали ее делать короткие шаги, а руки были скованы за ее спиной, что лишало ее возможности балансировать.
- Думаю, пройдемся в тенек. Как ты считаешь?
- Я больше никак не считаю, - вздохнула она.
Поскольку я ее стреножил, у нее были некоторые проблемы при спуске по лестнице, но она кое-как управилась. Напряженность ее мышц, когда она осторожно спускалась на семнадцать пролетов было не лучшим зрелищем, хотя я сомневаюсь в том, что она это поняла. Однако она знала, что лучше не жаловаться.
После выхода из здания, она засеменила к "Джимми". Однако я схватил ее за наручники и повел на улицу.
- Где же мы найдем тенистое местечко для прогулки? - скептически осведомилась она. - Так мне ни за что не дойти.
Она уже почти задыхалась.
- Предпочитаешь ползком?
Она посмотрела на свои по-прежнему воспаленные коленки и пощупала ладони. На ее глаза навернулись слезы, она молча помотала головой и медленно зашагала босыми ногами к месту прогулки.
Наслаждаясь тишиной, спокойным теплым деньком, я погрузился в размышления. Я не знал, что мы будем делать в прогулочном местечке, но был уверен, что мы сможем что-нибудь придумать. Кристи много раз пыталась заговорить со мной, но я попросту не обращал на нее внимания, удовлетворенный лицезрением ее обнаженного тела, сражающегося с оковами, старающегося двигаться со всей возможной скоростью навстречу своей судьбе. Прислушивался к звукам, с которыми ее босые ступни опускались на дорожное покрытие, к ее легкому дыханию. Мы пошли по большой дороге.
Время от времени я посматривал на ее плечи, вздрагивавшие, пока она тихонько плакала, идя передо мной. Я предположил, что она еще не привыкла к тому, что ею управляют. Без воли, не имея возможности ответить. Подчиняясь любой команде, нравится это или нет. Вынужденная совершить инцест. Понуждаемая к лесбийским актам. Вынужденная сдерживать свои чувства. Ненавидя управление собой, но не имея выбора.
Чертовщина, попасть в мир, где время не имело значения. Все так странно. Голая и постоянно унижаемая перед абсолютным чужаком. Лишенная одежды и свободы примерно в течение девяти часов, согласно моим подсчетам. Понуждаемая к унизительному рабству. Вынужденная позволить своему похитителю ни с того ни с сего сковать ее. Думаю, я бы тоже плакал, окажись я на ее месте.
Через пару часов неспешной прогулки я устал. Я велел Кристи сделать привал. Она с облегчением уселась посреди дороги. Я наклонился и снял наручники с ее запястий, потом перевел ее руки вперед и снова их сковал. Она потрясла руками и взглянула мне в лицо. Она была благодарна даже за такую малость, как то, что ее руки теперь находились перед ней.
- Спасибо, - прошептала она, ее лицо стыдливо покраснело.
Она начала разминать скованными руками свои натруженные ноги. Перевела ножные кандалы в более удобное положение.
- Хорошо, на остаток пути возьмем машину. Подожди здесь.
Она откинулась на асфальт и прикрыла глаза. Выглядела она почти умиротворенно, обнаженная, растянувшаяся посреди дороги. Оковы на запястьях и лодыжках, глаза закрыты. Отдыхает. Бережет силы.
Немного поодаль я обнаружил на дороге машину; BMW с двумя женщинами внутри. Наверное, где-то под тридцать.
Пожалуй, это заслуживало внимания. Если я просто запущу для них время, машина рванется вперед и, прежде чем они поймут, что происходит, протаранит грузовик в примерно пятидесяти футах перед ними. Судя по спидометру, машина остановится, если я смогу исхитриться вовремя нажать на тормоз.
Оставив переднюю и заднюю часть машины неподвижными во времени, я оживил середину. Я быстро открыл дверь со стороны водительницы и навел на нее пистолет. Рыжеволосая красотка.
На ее лице отразилось смятение. Секунду назад она вела машину, и вдруг мир останавливается, и какой-то псих тычет ей в лицо пистолетом. Я думаю, она решила, что это угон.
- Пожалуйста, забирайте машину.
- Прошу леди покинуть машину.
Сбитые с толку и не осознающие опасности, они вышли из машины. Вторая женщина была чуть старше водительницы. Брюнетка. Отличная фигурка.
- Ч-чего вы хотите.
- Имена?
Я увидел, как на их лицах появилось недоумение. Глаза вытаращились на пистолет.
- Лиз ... ер ... Элизабет Джеррард.
- Кэтрин.
Я вытащил две пары наручников.
- Леди не могли бы вы надеть это?
- Что? Вы сумасшедший!
- Как бы то ни было, я не побоюсь пустить в ход пистолет.
- Я не надену это, пока не узнаю, что происходит, - заговорила женщина по имени Кэтрин.
Я выстрелил в воздух. Оттуда, где я оставил Кристи донесся слабый вскрик. Обе женщины передо мной закричали. Я направил пистолет в голову Лиз.
- Теперь, если не хотите, чтобы я продырявил ваше прекрасное тело, наденьте это. За спиной.
Я швырнул наручники к ее ногам. Она заколебалась, однако нагнулась, подобрала их и попыталась защелкнуть их на своих запястьях, заведенных за спину. В утренней тишине раздался щелчок замка.
Я навел пистолет на Кэтрин и бросил другую пару наручников к ее ногам.
- Надевай.
Кэтрин упрямилась немного сильнее. Она помотала головой и лишь уставилась мне за спину.
- Я не надену их и не хочу быть беззащитной. Вы меня застрелите.
Я лишь помотал головой. Я подошел к Лиз и схватил ее за горло. Направил пистолет ей в висок. Я чувствовал, как Лиз трепыхается под моей рукой. Я услышал ее голос, дрожащий от страха.
- П-пожалуйста, Кэти. С-сделай то, что он говорит. Господи.
Кэтрин сверкнула на меня глазами и медленно, с ненавистью в глазах, нагнулась и подобрала наручники. Я услышал, как они защелкнулись за ее спиной. Чтобы удостовериться, я развернул Кэтрин так, чтобы видеть наручники. Они казались немного свободными, но ее они удержат.
Я подвел Лиз к машине и другой парой наручников прицепил ее к баранке. Чтобы это сделать, ей пришлось стать спиной к машине. Кэтрин по-прежнему с ненавистью смотрела на меня.
- Какого черта вам от нас нужно? Отпустите нас, и мы никому об этом не скажем. Возьмите машину и проваливайте.
Я не обратил на нее внимания. Схватив ее за руку, я повел ее к обочине, вдавив пистолет ей в ребра. Она слегка упиралась, но позволила мне отделить ее от подруги. У обочины росло здоровенное дерево. Я подвел ее к дереву и забросил отрезок веревки на толстую ветку, протянув ее до уровня поясницы. Кэтрин начала нервничать.
Я обмотал конец веревки вокруг цепочки, удерживавшей ее запястья, проверив, плотно ли сидят наручники. Они сидели плотно. Затем другим концом веревки я подтянул ее руки вверх за ее спиной. Она заворчала и в конце концов согнулась в талии, чтобы ослабить напряжение в плечах.
- Зачем вы это делаете?
- Потому, что я так хочу, - решил сказать я.
- Вы не можете так меня оставить.
- А почему бы и нет?
- У меня болят плечи.
- Правда?
- О Боже. Пожалуйста, отпустите меня. Отпустите нас.
Я оставил ее биться в наручниках, а сам пошел обратно, чтобы поглядеть, что делает Кристи. Она все так же лежала на дороге, скрытая от BMW множеством легковушек и грузовиков. Я легонько потряс ее за плечо, и она, вздрогнув, проснулась.
- О Боже, это был не кошмарный сон, - она потянулась скованными руками и подергала лодыжками. - Я слышала выстрел. Вы кого-то убили, так?
Я улыбнулся ей.
- Я могу сказать тебе все, что угодно, и ты не будешь знать правды. Однако нет, я никого не убивал. Пока.
- Вы захватили кого-то еще. Вроде меня. Верно?
- Нет. Я взял двух.
Кристи застонала.
- И я полагаю, вы захотите, чтобы я трахалась с ними.
- Вообще-то я пришел посмотреть. все ли у тебя в порядке. Ты выглядела здорово уставшей.
- Не могу поверить, что это вас заботит.
- Для прогулки ты нужна мне свеженькой, - усмехнулся я.
Кристи тяжело вздохнула.
- Что вы собираетесь делать с теми, кого захватили?
- Еще не знаю, я собираюсь уговорить их доставить нас к месту прогулки на их роскошном BMW.
Кристи осторожно откинула голову на асфальт и снова закрыла глаза.
- Мне больше не надо будет идти в этих цепях?
- Поглядим.
- Мне их жалко. Не причиняйте им большого вреда, ладно?
- Не обещаю. Я вернусь за тобой, когда настанет пора идти.
Я услышал ее вздох и увидел, что она заснула. Этот асфальт, должно быть, неудобный, но, думаю, она прошла и через худшее.
Я осмотрел пакет, который был рядом со спящей скованной красавицей. Захватив кое-что, я пошел к моим новым знакомым.


Глава 12

Когда я подошел к Кэтрин, стоявшей с высоко поднятыми руками, она обернулась и мрачно поглядела на меня.
- Сейчас же снимите с меня это.
- Если ты не заткнешься, я оставлю тебя здесь на ночь.
- Что вы собираетесь делать, - спросила она меня, увидев снаряжение, которое я принес с того места, где лежала Кристи.
- Научить тебя, что гораздо лучше повиноваться мне, чем нет.
- Я надела чертовы наручники, как вы просили, и мне от них больно. Я хочу без них.
- Твои руки будут наименьшей из твоих забот, - я подошел к ней с ножницами из хозяйственного магазина.
Ее глаза расширились, и она задрожала.
- Что вы собираетесь делать с ними? Отойдите от меня ...
Она носила джинсы, которые я принялся срезать. Она подняла ногу и попыталась лягнуть меня. Я надавил ей на спину, усиливая напряжение в плечах до тех пор, пока она не закричала.
- Будешь еще лягаться, и я выверну твои плечи из суставов и оставлю тебя здесь. Поняла?
Рыдая, она смогла кивнуть и сказать:
- Хорошо, пожалуйста.
Я легонько пнул ее в назидание и затем отпустил. Она продолжала тихо плакать, но с облегчением вздохнула, когда напряжение ослабло. Я шагнул назад и разрезал пояс ее модельных джинсов. Разрезав штанины, я стянул их. Ее рыдания затихли.
- Вы собираетесь изнасиловать меня, верно? Знаете, вам не надо было разрезать их, вы могли их просто спустить. Они чертовски дорогие.
Я готов был рассмеяться над абсурдностью этого. Эта женщина, думая, что близка к изнасилованию, беспокоится о цене джинсов. Я лишь помотал головой и разуверил ее:
- Я не собираюсь насиловать тебя, по крайней мере не тем способом, что ты думаешь. Но тебе придется сделать кое-что такое, о чем ты даже и не думала.
- Пожалуйста, отпустите меня.
Я просунул ножницы за тонкую ткань ее трусиков и срезал их, явив ее миру. Она попыталась свести ноги, чтобы мне не удалось убрать ткань, но резкий тычок под ребра разрешил эту проблему.
- Что вы собираетесь делать?
Я подобрал с земли тонкую ветку и показал ей.
- Я собираюсь высечь тебя этим.
- О Боже мой. Вы шутите. З-за что?
- Потому, что мне это нравится.
- Нравится причинять мне боль? Что я вам сделала? - я видел, как она тщетно пытается вынуть руки из наручников.
- Тем не менее, если хочешь, мы можем заключить сделку ...
- Сделку?
В ее глазах затеплилась надежда. Да, возможно, я ее все же изнасилую.
Я опробовал ветку, посвистев в воздухе. Ее глаза широко раскрылись. Я без предупреждения опустил ветку на ее голый зад. Она раскрыла глаза, звук удара дошел до нее еще раньше, чем боль. Я увидел ее стойкость, когда из ее глаз полились слезы, но она не закричала. Удар был не слишком силен.
Я опустился перед ней и посмотрел в ее залитое слезами лицо.
- Сделка. Ты с готовностью снимаешь остатки одежды. Затем мы идем обратно к машине. Ты срезаешь одежду со своей подруги Лиз. Ты ласкаешь ее грудь. Затем ты используешь эту ветку, которая могла бы исполосовать твой зад докрасна, чтобы выпороть ее голую грудь, дав ей, оххх, восемь ударов.
- О Боже. Вы знаете, я не смогу этого сделать.
- О, однако ты сделаешь, так или иначе.
- Пожалуйста, пощадите. Я не могу. Не могу. Можете пороть меня, пока я больше не смогу терпеть, но я не могу совершить это в отношении своей подруги. Ее грудь? Боже, да вы что, зверь? Вы понимаете, как это будет больно?
- Хорошо, будь по твоему. Когда захочешь, чтобы я остановился, дай знать.
Я начал методично хлестать по беззащитным голым ягодицам, находящимся передо мной. Я завороженно наблюдал, как кожа покрывается рубцами от прута. Я был достаточно осторожен, чтобы начав постепенно, не рассекая кожу, наращивать боль от порки. Она сжала зубы, и хотя ее глаза были мокрыми от боли, она отказывалась кричать или просить меня остановиться. Потребовалось тридцать ударов, прежде чем она не смогла больше терпеть боль. Последний удар, должно быть, попал на чрезвычайно чувствительную точку. С ее губ сорвался слабый вскрик. Мы оба знали, что она готова сломаться. Она больше не могла это терпеть. Ее ноги уже начали пританцовывать от боли. Она потянула за связанные руки и запястья.
Я продолжал нахлестывать ее задницу, время от времени опуская хворостину на верхнюю часть бедер. Наконец с ее губ сорвался вопль.
- Аааааххх. Боже. Как больно. Пощадите. Остановитесь. Пожалуйста. остановитесь. Ради Бога, остановитесь. Вы же меня убьете.
- Желаешь передохнуть?
- Черт. Да. Пожалуйста, перестаньте меня бить. Пожалуйста.
Я сдержал следующий удар. Провел пальцами по ее ягодицам. Они были исполосованы, кожа сильно покраснела, но еще не была рассечена. Она дернулась от прикосновения. От ее обнаженной попы исходил неимоверный жар. Я не мог поверить, что она простояла тут так долго, не сломавшись.
Я дал ей пять минут, а сам посидел на травке, глядя. как она дергает наручники, не в состоянии прикоснуться к горящей поверхности своего зада. Плачет.
- Ты готова продолжить? - спросил я, сидя рядом с ней.
- Пожалуйста. Не делайте этого. Отпустите меня.
- Ты готова сделать то, о чем я просил?
- Лиз? Я не могу. Подумайте, о чем вы просите.
- Хорошо, - я выдал ей следующий удар.
- Аааааааахххх. Я больше не могу. Ты меня на куски рвешь.
Следующий.
- Боже. Как больно. Пожалуйста. Пожалуйста. Хорошо. Прости, Лиз. Хорошо. Я больше не могу. Я сделаю это. Ты ублюдок. Я сделаю это. Ты нас отпустишь после этого?
- Попроси меня.
- Что?????
- Попроси меня позволения целовать и выпороть Лиз.
- Ты ублюдок. Ты грязная свинья. Никогда.
Я поднял хворостину.
- Будь ты проклят. Ладно. Я это сделаю. Пожалуйста, позволь мне помучить Лиз. Пожалуйста, позволь мне раздеть ее и поцеловать ее великолепные груди. Позволь мне стегать их, пока она не завопит. Ты, сукин сын, ублюдок.
- Так-то лучше, неужели это было так трудно? - сладко спросил я.
- Ты, проклятая сволочь.
- Ну-ну.
- Извиняюсь. Я буду хорошей. Только не бейте меня больше. Пожалуйста.
- Хорошо. На этот раз.
- Вы отпустите нас после того, как я помучаю свою подругу? Пожалуйста?
- У меня для вас есть другое задание, но только одно, пока вы хорошо себя ведете.
- Боже. Я буду хорошо себя вести.
Я отпустил веревку, поднимавшую ее руки. Они безвольно упали ей на спину. Она сразу же попыталась ощупать повреждения на своей заднице, совершенно не подозревая о том зрелище, которое она для меня представляет.
Я разомкнул на ней наручники, и она покорно стояла, поглаживая исполосованную задницу. Я был слегка удивлен, что она не сделала попытки напасть на меня.
- Раздевайся, - приказал я ей.
- Пожалуйста, не заставляйте меня делать это.
Я сидел и молча ждал. Ее руки тряслись, когда она сняла пуловер и бросила его на землю. Она стояла в лифчике и туфлях. Я приказал ей продолжить.
- Пожалуйста. Позвольте мне оставить лифчик. Неужели вы недостаточно увидели?
- Я не собираюсь снова просить тебя.
Трясущимися руками она потянулась за спину, выпятив груди, и расстегнула лифчик. Он слетел с ее груди, обнажая ее. Она выжидающе посмотрела на меня; гадая, чего я теперь от нее захочу. Я указал на ее ступни.
- Мои туфли? Вы собираетесь заставить меня идти еще и босиком?
Я кивнул. Тряся головой, она отбросила туфли. Носков на ней не было. И она стояла передо мной совершенно нагая. Она даже не пыталась прикрыться.
Я навел на нее пистолет и заставил идти передо мной обратно к машине. Лиз была там же, где я оставил ее прикованной к баранке.
Я расстегнул цепь, освободив ее из машины. Ее глаза выразили испуг, когда она увидела подругу совершенно голой. Я видел, что ее терзает любопытство относительно того, что произошло. Почему Кэтрин голая?
- Что вы собираетесь с нами делать? - тихонько спросила она.
- Кэтрин собирается снять с тебя одежду. А ты ей позволишь.
Лиз со страхом в глазах посмотрела на Кэтрин. Кэтрин лишь кивнула.
- Вы собираетесь меня изнасиловать?
- Нет, только потом будет немножко неудобно, и все.
Она посмотрела на Кэтрин, которая только пожала плечами.
- Я слышала, как вы били Кэти, - запинаясь, произнесла она. - Вы и меня будете бить? Пожалуйста, я сделаю все, что вы хотите. Пожалуйста, не бейте меня. Пожалуйста, отпустите.
- Я не собираюсь бить тебя, - я не лгал. Лгала Кэтрин.
- Сейчас я сниму наручники с твоих запястий. Я хочу, чтобы ты постояла спокойно, пока Кэтрин разденет тебя, хорошо?
В недоумении Лиз кивнула. Я подошел к Кэтрин и заставил ее завести руки за спину. Она подчинилась, боясь делать что-нибудь еще. Я одел на Кэтрин наручники, бывшие прежде на Лиз.
- А теперь, Кэтрин, я хочу, чтобы ты полностью раздела Лиз.
Она прошептала.
- Ну и ублюдок! Я убью тебя, если смогу.
Я улыбнулся ей и подтолкнул пистолетом. Кэтрин здорово повозилась, раздевая Лиз скованными руками. Иногда ей даже приходилось использовать зубы. Тихонько проклиная меня. В конце концов Кэтрин ухитрилась содрать с Лиз все. кроме туфель. Я решил оставить их на ней. Пока.
- О'кей, Лиз, я хочу, чтобы ты легла на дорогу, раскинув руки.
Лиз, слишком напуганная, как бы не было хуже, безропотно повиновалась, раскинув длинные верхние и нижние конечности, растянувшись всем телом. Я разомкнул руки Кэтрин и велел веревкой связать растянувшуюся на дороге Лиз.
- Кэтрин, ласкай ее сиськи. Ну!
- Пожалуйста, не заставляйте меня этого делать. Она моя подруга. Я не лесбиянка. Она тоже. Пожалуйста.
- Хочешь вернуться к дереву?
Лиз прикрыла глаза и что-то пробормотала. Возможно, мольбу.
Избитая Кэтрин подползла к груди подруги. Она принялась ласкать обнаженные груди своей подружки руками и языком. Было не слишком похоже, что ей это нравится, хотя Лиз задышала чаще, и ее соски слегка напряглись.
Наконец я легонько взял Кэтрин за волосы и оттащил ее. Лиз тихо застонала и потянулась в державших ее веревках. Я дал Кэтрин тонкую хворостину. Она умоляюще посмотрела на меня:
- Пожалуйста, ради всего святого, не заставляйте меня делать это. Она навсегда меня возненавидит. Это убьет ее.
- Что случилось? - спросила Лиз, лежа на асфальте.
- Этот ублюдок заставляет меня бить тебя.
- О! За что?
- Потому, что он с этого тащится. Лиз, милая, он хочет, чтобы я била тебя по груди.
- О Боже.
- Пожалуйста, не заставляйте меня делать это. Сделайте это сами, если надо, но, пожалуйста, только не я.
- Можем вернуться к дереву, если хочешь ...
- Знаешь, ты хладнокровный ублюдок.
- Кэти. Ты сможешь. Бей меня по груди. Я не смогу снова слышать тебя возле этого дерева. Я переживу. Пожалуйста.
- Это будет очень больно.
- Я знаю.
Нанеся первый удар, она повернулась ко мне.
- Я убью тебя, Клянусь. Так или иначе.
Первый удар оставил отметину на верхней части груди связанной женщины.
- Ахххххххххххххх. Боже, как больно.
- Я знаю, милая.
Следующий удар пришелся поперек середины груди, оставив отметину чуть выше сосков. Лиз резко вздохнула и испустила леденящий душу крик. Она билась в веревках, желая защитить свои нежные груди.
- Пожалуйста, не надо больше. Мне больно. Боже, как больно.
Кэтрин казалась измученной, вновь опуская орудие их обоюдной пытки на грудь подруги и исторгая из нее новый вопль. Тут Кэтрин ослабела, плача, она взялась за груди подруги. Рыдают. Обе. До чего просто. Всего лишь хворостина.
Лиз сумела, задыхаясь, произнести:
- Пожалуйста, это так больно. За что? Сколько можно?
Я решил прекратить это. Лиз могла потерять сознание, если бы мы продолжили.
- Еще только два, - решил я.
- Пожалуйста, можно секунду передохнуть.
Я кивнул и немного отошел от плачущих женщин. Через пару минут я вернулся, и Кэтрин злобно посмотрела на меня.
- Готовы?
Лиз только кивнула головой, глядя вверх сквозь наполнявшие глаза слезы.
Я увидел, как Кэтрин положила очередную полосу на нижнюю часть грудей своей подруги, заставив их затрястись и вырвав у Лиз новый вопль. Ее голос стал хрипнуть.
- Последний поперек сосков, Кэтрин.
- Вы шутите.
- Ничуть.
- Пожалуйста, Кэти, заканчивай, - хрипло сказала дрожащая на асфальте девушка. - Пожалуйста.
Кэтрин тихонько всхлипнула, но с силой опустила прут на чувствительные разбухшие соски подруги. Боль девушки была почти осязаема. Ее грудь взорвалась болью, слишком сильной, чтобы ее описать.
- Ахххххххххххх, Иисусе. Христе. Пожалуйста, не надо больше. Ахх. Уххх. Я больше не могу. Моя грудь. Больно. Пожалуйста. Я прошу вас. Не надо больше. Пожалуйста.
Кэтрин повернулась и замахнулась на меня прутом. Я легко увернулся от нее и схватил ее за запястье на излом. Кэтрин задыхалась.
- Теперь ты дашь подруге еще один.
- Нееееееееет. Пожалуйста, не надо больше. Я все сделаю. Только не бейте меня больше по груди. Все, что хотите. Изнасилуйте меня. Бейте меня по бедрам. Бейте по животу. Только не по груди. Пожалуйста. АХХХХХХХХХХХХХХХ. Пожалуйста. Не надо больше. Моя грудь. Иисусе. Христе. Пожалуйста. Я прошу вас. Кэтрин. Делай, что он говорит. Я больше не могу. Пожалуйста. О. Боже. Пожалуйста.
Кэтрин, которую я заставил нанести подруге этот последний удар, сжалась в комок, рыдая на земле. Лиз стонала.
Я подошел и высвободил ее правое запястье, она тут же начала покачивать исполосованную грудь. Я также освободил ее левое запястье, оставив лодыжки связанными. Она нянчила избитую грудь, раскачиваясь и стеная.
Кэтрин даже не сопротивлялась, когда я завел ее руки ей за спину и одел ей наручники. Другие я надел ей на лодыжки, надежно сковав ее на земле.


Глава 13

Оставив двух измученных женщин, я пошел к своему первому трофею. Кристи спала, свернувшись клубком. Ни скованные руки и лодыжки, ни жесткий асфальт, на котором она лежала, похоже, не тревожили ее сон.
Я разбудил ее легким шлепком по груди. Она не подскочила, как я предполагал, а лишь открыла глаза и раскинулась, насколько было возможно.
- Сколько?
Я был озадачен вопросом.
- Сколько я проспала? - уточнила она.
- Не знаю, может быть, час или два.
Она сказала слабым голосом:
- Вы прервали замечательный сон.
- Да?
- Да, я была не здесь. На мне была одежда. Я была без цепей. И я даже не слышала о вас. Я спала в своей удобной кровати, а не на жестком асфальте, - она посмотрела в небо, - я не могла спать так долго. Все еще утро.
Я лишь поглядел на нее.
- Ты что, забыла?
- О Боже. Время. К этому надо привыкнуть. Вы не собираетесь запускать мир?
- Когда буду готов. Давай, поднимайся.
Кристи застонала и попыталась встать на босые ноги. Цепи осложняли ходьбу. Я нагнулся и протянул ей пакет.
- Пошли, нас ждет прогулка.
- На мне цепи. Я голая. Я девушка. И вы заставляете меня нести пакет. Чтобы ухудшить мои страдания с помощью того, что в мешке? Снаряжение, которое вы собираетесь использовать, чтобы истязать меня. Забавно. Пожалуйста, можно убрать эти дурацкие штуки с моих лодыжек? Тяжело идти.
Я поглядел на нее. Я не мог сказать. шутит она или нет. Почти наверняка она не о кандалах.
- Хорошо, либо ты несешь пакет, как я просил, либо я могу стегать тебя по сиськам, пока ты не попросишь его нести. И кандалы останутся, пока я не сниму их с тебя. В том-то и дело, что так труднее идти.
Кристи сглотнула.
- Простите. Я понесу его. Я понесу его. И я буду счастлива носить цепи столько - сколько вы захотите. Только не делайте мне больно. Пожалуйста.
Я повел ее на поводке к BMW. Она как можно старательнее шла за мной.
Я услышал. как она глубоко втянула воздух, увидев двух плачущих девушек возле BMW. Кристи прошептала мне:
- Через какие мучения вы их пропустили?
- Немного поиграл с ними.
- Боже. Спасибо, что хоть меня не втравили, - она была серьезна.
- Та, что держится за грудь, это Элизабет. Та, что в наручниках, Кэтрин.
Лиз обернулась на звук моего голоса, ее глаза расширились, когда она увидела Кристи на поводке и в ошейнике, стоящую за моей спиной. Она еще даже не развязала свои лодыжки.
- Пожалуйста, отпустите нас.
- Скоро, - пообещал я.
Скоро она даже не вспомнит об этом жертвоприношении. Я повернулся к Кристи и снял с нее наручники. Она молча стояла, поглаживая воспаленные запястья. Она долгое время пробыла в этих наручниках. Я велел Кристи бросить пакет в машину, что она и сделала.
- Кристи, помнишь Кимберли? Я хочу, чтобы ты так же, как и ей, обмотала грудь Лиз, ладно?
Кристи знала, что лучше не спорить, потому медленно пошла вперед, кандалы на лодыжках по-прежнему ей мешали, и встала на колени возле Лиз.
Лиз посмотрела на нее, понимая, что сейчас произойдет.
- Пожалуйста, не надо больше. Моя грудь все еще горит. Я больше не могу. Свяжи меня. Делай, что нужно, но, пожалуйста, не грудь. Пожалуйста. Ты ведь женщина. Пощади. Пожалуйста.
Кристи прошептала:
- Прости, я знаю, тебе больно. я буду как можно осторожнее, если он мне разрешит.
Она посмотрела на меня через плечо. Я кивнул. Кристи нагнулась и нежно поцеловала грудь Лиз, пытаясь успокоить дрожащую девушку. Но в конце концов она начала делать жесткий веревочный лифчик, как я требовал. Я не мог сказать, заводит ее это или нет. Все, что я знал, это то, что Лиз это совсем не нравилось. Но могло показаться, что Кристи как можно осторожнее обращалась с чувствительной плотью.
Кэтрин задергала цепи, услышав плач подруги. Я нагнулся и поднял ее. Скованная обнаженная женщина.
- Что вы теперь собираетесь с нами делать? Пожалуйста.
- Ничего страшного. Тебя я собираюсь убрать в багажник. Лиз повезет нас на прогулку. Вот и все, потом я уберусь из вашей жизни.
- В багажник? Зачем?
- Чтобы держать тебя подальше. И в наказание за фокус с хворостиной.
- Но за это вы заставили меня снова ударить Лиз.
- Я наказываю, как мне удобно.
Я подозвал Кристи, чтобы открыть багажник. Я помнил, что надо освободить зад автомобиля из его застывшего времени, прежде, чем Кристи сможет открыть багажник. Кристи свирепо поглядела на меня, но у меня в руках была беспомощная нагая женщина. Кристи бросила веревку для обнаженной груди Лиз и нагнулась к машине, открывая багажник, сбоку от машины.
- Пожалуйста, не делайте этого со мной. Только не в багажнике. Я все сделаю. Клянусь.
- Позволишь мне отстегать тебя по груди?
- Пожалуйста, нет. Багажник. Мне будет хорошо в багажнике, - тут же пошла она на попятный.
Я без церемоний закинул Кэтрин в багажник, вышибая из нее дух. И сразу же захлопнул крышку. Я слышал, как она тихо плакала в своей тюрьме, но знал, что с ней все в порядке.
К тому времени Кристи обмотала груди Лиз веревкой. Они неестественно раздулись, и Лиз каждую секунду морщилась. Я протянул руку и провел пальцем по раздувшейся плоти. Я знал, что нужна большая сила воли, чтобы не дергаться. Я видел морщины боли на ее лице, но, к ее чести, она не кричала.
Я протянул руку и освободил ее лодыжки от веревок. Лиз тут же свела ноги и попыталась найти положение, в котором ее обвязанная грудь была бы менее напряжена. Я заставил Кристи протянуть руки и сковал их наручниками. Кристи подчинилась, тут же подставила руки и снова получила наручники.
Это был один из тех случаев, когда я немного рисковал. Я оставил двух стоящих на коленях женщин на асфальте возле машины. Если это не сработает, для них представление просто закончится. Если я разобью машину, пытаясь вывести ее из потока, мне придется вернуться к началу этого приключения и начать все сначала. Я не мог без страха доверить это ни одной из женщин. Я сел за руль. В полную силу нажал ногой на тормоз. Сосредоточился на освобождении передка машины из застывшего времени и почувствовал, как машина двинулась вперед за счет остаточной энергии. Когда тормоз схватился, я услышал, как Кэтрин швырнуло на передок багажника, и она в ужасе закричала.
В копоти паленой резины, на одном лишь везении, машина остановилась всего в нескольких дюймах от застывшего перед ней грузовика. Я выключил мотор и велел Лиз и Кристи подойти.
Девчонки вскочили на ноги. Лиз была озабочена тем, чтобы уберечь воспаленную грудь, по-прежнему обмотанную веревками. Кристи попросту мешали оковы на ногах. Стараясь помогать друг дружке, они подошли к BMW. К этому моменту я вышел из машины.
- Лиз, поведешь. Кристи, ложись на заднее сиденье.
Лиз села за руль. Кристи с некоторыми трудностями забралась на заднее сиденье и свернулась там. Я влез на заднее сиденье рядом с Кристи и положил ее голову себе на колено. Я лениво поигрывал ее правой грудью, а она снова начала засыпать.
Кристи пробормотала:
- Вы должны хоть примерно указать Лиз, куда ехать. Мы, женщины, не привыкли сидеть за рулем без одежды и в наручниках. Недавно мы чуть не убились из-за меня. Это нехорошо. Не говоря уже о том, что ее будет отвлекать ее грудь.
И тут же глубоко заснула.
- О'кей, Лиз, медленно и равномерно. Ты непривычна водить при таком движении, особенно в наручниках.
- Мне приходилось прежде водить в наручниках.
- А?
- Один из моих старых дружков любил со мной экспериментировать.
- Правда?
- Ага. Мы как-то долго ехали, при этом я была за рулем в наручниках. Это я умею. Куда вы хотите поехать?"
Никаких просьб снять наручники. Никакого хныканья. Только "Это я умею." Либо она потеряла волю, либо действительно была напугана. Наверное, последнее.
- Хэмптон-парк. Не гони.
- Можно ослабить веревки на моих сиськах? Или снять их? Пожалуйста? Моя грудь в огне, и любой толчок ... Я сделала все. что вы просили. Без жалоб. Я больше ничего не попрошу. Я сделаю все, что вы еще захотите. Пожалуйста.
- Я об этом подумаю.
Она вздохнула, и когда она попыталась покачать руками груди, из ее глаз брызнули слезы. Лиз стала тихонько плакать. Вынужденная просить разрешения развязать ее же собственные груди. Делать все, что попросят. И все еще недостаточно управляема. Какое-то время я дал ей тихонько повсхлипывать, и затем смягчился.
- Послушай, я ослаблю веревки, когда ты проедешь полпути отсюда. Но не гони, авария - последнее, что нам нужно. Где будет половина пути?
Всего-то навсего. Она тут же перестала плакать и завела машину. Это как с Кристи, когда я перевел ее руки из-за спины вперед. Совершенно сломлена. Надо это запомнить. Лиз может пригодиться и потом.
- Думаю, Шелл стейшн на Биар Роуд. Спасибо, сэр.
Я быстро прикинул расстояние.
Мы медленно ехали к парку. Лиз была осторожным водителем. Никаких попыток завязать разговор. Наверное, боялась новых неприятностей за болтовню и опасалась потерять шанс на ослабление веревок.
Когда мы миновали Шелл стейшн, я велел ей подрулить. Я заставил ее выйти из машины и встать на колени на дороге. Кристи проспала все это на заднем сидении.
Лиз тихо опустилась на колени, хотя я видел, что ей больно. Если я ослаблю веревки, это может вызвать приток крови к тканям, что причинит обнаженной девушке значительные неудобства. Слезы текли, но не сплошным потоком. Она тяжело дышала, когда я снял веревки. Я приготовился снова надеть ей веревки.
- Скажи мне, как будет удобнее.
- Пожалуйста, сэр, можно их не надевать? Моя грудь так воспалилась от той ужасной порки, которую задала мне Кэтрин.
Я заметил, что она не упрекает меня, хотя именно я был основной причиной. Мы оба это знали.
- Я сделаю все, что вы хотите. Пожалуйста.
- Дорогая, я хочу, чтобы твоя грудь была в веревках. Но я постараюсь сделать так, чтобы тебе было удобно.
Слезы полились потоком, но она смирилась с неудобствами. По крайней мере это не будет так туго, как сделала Кристи. Мне пришлось сказать Кристи, чтобы она не осторожничала, поскольку она чувствовала вину за своего пленителя.
Она подняла над головой скованные руки, облегчая мне доступ к ее обнаженной груди. Я осторожно обмотал ее тело мягкой веревкой и лишь слегка прижал ей груди. Она задыхалась от прикосновений, но не жаловалась. Не знаю, боялась ли она жаловаться на тугую обвязку, или просто та была достаточно удобной, чтобы стоять.
Я немного поиграл с мыслью о наказании Кристи за то, что слишком свободно обвязала грудь Лиз, но решил использовать это лишь при необходимости.
Лиз сквозь слезы прошептала: "Благодарю вас", перед тем, как бодро влезть за руль в ожидании продолжения нашей поездки.


Глава 14

Я снова влез на заднее сиденье к Кристи. Она шевелилась во сне, но не просыпалась.
- О'кей, Лиз, давай к парку.
Спустя некоторое время Лиз объявила, что мы приехали. Я немного задремал. Кристи проснулась и села. Я обыграл мысль о ее наказании за то, что села без разрешения, и я решил ее проучить.
- Разве я не велел тебе лежать на заднем сидении?
На ее лице отразилось недоумение, почему ей не разрешено сидеть. Но коротко взглянув на меня с обеспокоенным видом, она тихонько опустила голову обратно на сиденье.
- Припаркуйся возле входа.
Лиз проехала через переполненную стоянку и припарковалась возле входа в парк. В парке было прилично народу. Множество машин. Множество людей. Когда мы припарковались, я велел Кристи выйти из машины. Сражаясь с оковами, она исхитрилась выползти.
Я перегнулся через сиденье и другой парой наручников прицепил запястья Лиз к рулю.
- Зачем? - вот и все, что она спросила.
- Потому, что позже мне, возможно, надо будет прокатиться.
- Вы говорили, что отпустите нас. С Кэти все в порядке? - заплакала она.
- Я отпущу вас, если решу, что ехать мне не нужно.
- Пожалуйста, отпустите нас. Мы ничего вам не сделали.
- Я знаю. Кристи и я лишь немного пройдемся по парку. Хочешь пойти?
Она быстро смекнула, что идти она, наверное, не хочет и замотала головой.
- Пожалуйста, не могли бы вы отпустить Кэти? Я останусь с вами, если вам нужен заложник. Я сделаю все, что вы скажете. Вы можете даже снова туго обвязать мои груди. Пожалуйста.
- Дорогая, я могу делать, что захочу как с тобой, так и с Кэтрин. Хотите вы этого или нет.
Из ее глаз вновь закапали слезы.
- Но я считаю, что Кэтрин можно отпустить. Если ты обещаешь мне содействие. И позволишь наказать себя за ее уход.
Она заплакала немного сильнее, но кивнула.
- Все, что захотите сделаю, - она была полностью сломлена.
Я прицепил ее к рулевому колесу и вышел из машины.
Я приоткрыл ей окно, потому, что сама она не могла, и оставил ее тихо плакать у руля.
Я обошел вокруг машины. Кристи стояла на коленях на асфальте возле пассажирской дверцы. Ее раболепие удивило меня, но я допускал, что ее поведение отсекает большую часть мыслей о ее наказании. Трудно наказывать кого-то, столь желающего угодить.
- Запястья.
Она послушно протянула запястья. Я разомкнул стальные полосы, которые так долго ее держали. Она неспешно потерла запястья.
- Что вы собираетесь делать в парке?
- О, у меня несколько идей.
- Спорю, что они включают меня. Мне приготовить язык?
Я только улыбнулся, а она застонала.
- На четвереньки.
- О, пожалуйста, не заставляйте меня снова ползти. Вы не представляете, как это унизительно.
- Но забавно смотреть.
- Боже.
Она поползла. Ее лодыжки по-прежнему были в ненавистных оковах, что крайне замедляло путешествие и, вероятно, причиняло дополнительную боль нагой женщине у моих ног. Однако мы не спешили.
Хэмптон-парк был узким, главным образом с одежными магазинами и бутиками. Основная причина. по которой я направился сюда, был специальный магазин для взрослых у дальней окраины парка. Мы медленно продвигались к центру. Можно сказать, что Кристи руками и коленями чувствовала шершавость плитки, но я заставил ее продолжать путь, несмотря на неспешность и не обращая внимание на ее постоянные просьбы идти "нормально".
В конце концов, после того, как я некоторое время не обращал на нее внимания, она отступилась и смирилась с фактом, что ей придется ползти, нравится ей это или нет.
Я заставил ее проползти через весь парк среди застывших людей. Она, должно быть, стала привыкать к мысли, что ей придется ползти через парк обнаженной, скованной цепями, и этого никто не заметит, за исключением ее пленителя.
Мы подошли к магазину для взрослых, я увидел, как она посмотрела на вывеску и застонала.
- Не надо больше игрушек.
- Ага.
Я открыл дверь и дал ей вползти.
- Встань.
Она изумленно посмотрела на меня, ведь ей пришлось так долго ползти. Она не нуждалась в повторном приказании и встала на босые ноги. Поскольку ее руки были раскованы, на этот раз ей было значительно легче вставать.
Я обвел взглядом магазин. Журналы. Кассирша. Двое покупателей. Один просматривал видеокассеты. Другая опробовала вибраторы. Сексуальные игрушки на полках.
Глаза Кристи расширились.
- Ты бывала прежде в одном из этих магазинов?
- Голой и скованной? Или в нормальном виде?
Я сухо посмотрел на нее. На самом деле она улыбалась и почти смеялась.
- Нет. Ни в каком виде. Хотя я часто думала, на что это похоже изнутри.
- Хорошо, тебе представился случай. Я хочу, чтобы ты кое-что собрала для меня.
- Какого рода?
- Немного садомазохистских кассет.
- Весьма удивлена.
- И несколько вибраторов. Разных размеров. Тебе нужна продавщица в помощь?
- Пожалуй, не надо. Думаю, управлюсь сама, - в ее голове пронеслась мысль, что ей, обнаженной и скованной цепями, придется просить продавца помочь.
Не говоря уже о том, как я мог уговорить девушку помогать.
Кристи пошла выполнять задание, а я подошел к стеллажу и взял несколько журналов, связанных с садомазохизмом. Я прошел вдоль стеллажей с садомазохистскими принадлежностями и подобрал несколько кожаных наручников, цепей, висячих замков, хлыст для верховой езды, еще несколько стальных наручников, кожаный капюшон, несколько зажимов для сосков и еще кое что интересное.
Я закинул все в сумку и пошел к Кристи. У той была целая охапка вибраторов всевозможных размеров и форм. Она только начала просматривать кассеты.
Когда я подошел, она обернулась.
- Держу пари. ты хочешь грубые и жесткие, а не мягкие и нежные.
- Возьми всех по паре.
Я открыл сумку для выбранных ею кассет.
Она закинула вибраторы в сумку. Я увидел, как она вздрогнула, узрев содержимое, которое я поместил туда ранее. Зажимы для сосков были сверху.
Она быстро выбрала пару видеокассет и тоже швырнула их в сумку.
Я посмотрел на нее, и хотя я ничего не говорил, она просто протянула запястья. Я соединил их наручниками и увидел. как она слегка покрутила запястьями, чтобы найти наиболее удобное положение.
Когда мы вышли из магазина, я заговорил с ней.


Глава 15

- Наша цель здесь найти где-нибудь в этом парке семью. Я хочу достаточно привлекательную семью. Отец. Мать. Две дочери. Не слишком юные. По крайней мере лет шестнадцати. Я хочу, чтобы ты помогла их найти.
- Что вы будете с ними делать?
- В свое время узнаешь.
- Держу пари, ничего такого, что им понравилось бы.
- Не знаю. Но подозреваю это.
- Мне это тоже не понравится, так ведь?
- Не знаю. Но подозреваю.
Она застонала.
- Только, пожалуйста, не заставляйте меня больше заниматься лесбиянством. Я это действительно ненавижу.
Она покачала языком для выразительности.
Примерно на полпути к окраине парка Кристи неохотно указала на мужчину под сорок, стоявшего перед магазином женской одежды. Те, что казались двумя дочерьми, застыли, глядя на стеллажи с одеждой. Налицо было семейное сходство. Две девушки выглядели лет на восемнадцать-девятнадцать. Похоже, мужчине все это изрядно надоело.
- Я хотел бы и мать ...
- Может быть, она в примерочной. Господи, не могу поверить, что помогаю вам.
- Думаю, это было не слишком больно обнаружить. Во всяком случае, этот парень, похоже, слегка заскучал.
- Уверена, этим вы ему поможете.
Я лишь улыбнулся и оставил Кристи стоять посреди парка, а сам вошел в магазин, чтобы поближе осмотреть свои жертвы. Я вошел в примерочные и удостоверился в том. что в разных комнатах находились две женщины. Первая выглядела не очень заманчиво. Девушка лет двадцати семи или около того собиралась стянуть свитер. Я обыграл мысль о том, чтобы запустить время и использовать ее, но решил продолжить. В следующей комнате находилась великолепная женщина лет тридцати пяти ... может быть, сорока, полуодетая. Она неподвижно стояла с парой слаксов в руке, нагнувшись. чтобы их натянуть. Верхняя часть костюма была на вешалке. На ней были только лифчик и трусики, туфли она скинула, чтобы натянуть брюки. Она имела некоторое сходство с девушками перед магазинов, но не такое, как мужчина.
Единственный способ удостовериться -- это взять и спросить.
Я снова вышел из магазина. Кристи вошла в магазин, но я решил не наказывать ее за то, что она ушла с того места, где я ее оставил.
- Ну? - спросила она.
- Может быть. Я разбужу дочь и спрошу. Но я хочу, чтобы ты немного побыла в сторонке, иначе она совсем запаникует.
- Черт, что ты хочешь делать, связать меня в другом магазине?
- Не сейчас, хотя это мысль неплохая. Книги любишь?
Новое замечание заинтересовало ее. и она насторожилась.
- Некоторые.
- Прекрасно, я как раз хотел дать тебе передохнуть. Можешь посмотреть книжный магазин за соседней дверью. До тех пор, пока не понадобишься.
Ее лицо отразило полнейшее недоверие. Я долгое время так жестоко с ней обращался, что она не могла этому поверить.
- Давай. пока я не передумал и не приковал тебя в раздевалке.
Без лишних слов она вышла из женского магазина своим семенящим шагом. Она предвкушала немного свободного времени, и на ее губах играла улыбка.
Я прикидывал, как лучше поставить семью под мой контроль. Наверное, через младшую дочь. Выглядела она лет на шестнадцать или семнадцать. Я подошел к ней. Хороша. Хорошо развитая грудь. Миловидное лицо. Она застыла, потянувшись к стеллажу с вечерними халатами.
Я вытащил пистолет и навел на ее грудь, сосредоточился и сфокусировал время на ней. Ее остаточная энергия бросила ее вперед и она чуть не врезалась в меня. Для нее это выглядело так, будто я только что сгустился из воздуха.
Она испуганно вскрикнула и оглянулась. Мир вокруг нее был совершенно застывшим, за исключением ее и меня. Ее взгляд переместился к наведенному на нее пистолету, а затем уперся мне в лицо.
- О, привет, - спокойно начала она. - Откуда ты взялся?
Хладнокровная девчонка.
- Свалился, - я махнул ей пистолетом. - Присесть не хочешь?
- Я подумаю, - взгляд на пистолете.
- Чего вы хотите?- она уселась на стул.
- Для начала твое имя.
- Джейн, - и ничего больше.
- Так, Джейн, а это твоя сестра?
Она кивнула.
- Почему она не двигается? Что случилось?
- Мир застыл.
Объяснено немногое, но ей незачем знать все жуткие подробности. Все, что ей надо знать, это то, что у меня пистолет. И она это понимала. Она почти не сводила с него глаз.
- Чего вы от меня хотите?
Я не обратил внимания на ее вопрос.
- Это твой отец?
- Ага.
- А где твоя мать?
- В раздевалке.
- Имя и возраст твоей сестры?
Ее взгляд по-прежнему на пистолете.
- Элейн. Ей девятнадцать. А мне семнадцать, - добровольно призналась она.
- О'кей, Джейн. Мне надо убрать тебя с дороги на несколько минут. Ты позволишь мне привязать тебя к этому стулу?
Я не спеша нагнулся и вытянул немного веревки из стоявшей у моих ног сумки.
- Вы собираетесь повредить мне?
- Нет.
Я немного приврал, я не собирался причинять ей вред - еще некоторое время. Ну и ладно, коли все будут послушны.
- Хорошо. Мой брат иногда привязывал меня. Пожалуй, я не буду возражать, пока вы не станете причинять мне вред.
- Твой брат? Он тоже здесь?
- Не-а. Не захотел сегодня идти за покупками. Везет же ему.
Я зашел за стул и заставил ее завести руки назад. Пока я был за стулом, она с быстротой молнии вскочила и бросилась бежать. Я вздохнул и мысленно сузил пузырь времени вокруг нее, пока она не стала замедляться. В конце концов, после полной остановки, я небрежно подошел и встал перед ней. Упер пистолет ей в ребра и восстановил для нее время.
Ее испуганный вскрик эхом разнесся по притихшему парку. Ей казалось, будто я мгновенно переместился к ней от стула.
- Черт, - пробормотала она.
- Еще раз выкинешь такой фокус, прошибу в тебе дыру величиной с Нью-Йорк. Уясни это. Ты не можешь повредить мне. Ты не можешь сбежать. А вот я могу навредить тебе, если захочу.
Я увидел в ее глазах страх. Спокойствие почти улетучилось. Но я видел, что она пытается снова взять себя в руки. Я почти представлял себе, что в ней происходит. Одна. Странный парень с пистолетом. Хочет ее привязать. Разумеется, она попыталась сбежать. Я поразился ее самоконтролю. Большинство других женщин, с которыми я имел дело в подобных ситуациях, очень быстро ударялись в панику. Лиз. Кэтрин. Кимберли. Линда. Кристи.
Однако Джейн была первой, кто в самом деле предпринял смелую попытку к бегству.
Джейн снова уселась на стул и без приказа завела запястья за спинку. На этот раз, пока она сидела спокойно, я связал вместе ее запястья. Я обошел стул кругом и притянул ее лодыжки к ножкам стула.
Она легонько вскрикнула:
- Знаете, вам незачем привязывать мои ноги. Куда я денусь?
Не обращая на нее внимания, я поднял пистолет и вдавил ей в висок. Я почувствовал, как бедняжка дрожит от страха, ощутив пистолет у своей головы. Я сосредоточился, и внезапно мужчина и женщина, что была идентифицирована, как Элейн, ожили. Я почувствовал, как Джейн вырывается из веревок.
Отец увидел меня почти сразу же.
- Какого черта ...
Сестра повернулась посмотреть, в чем дело. Сомневаюсь, чтобы хоть один из них заметил, что все остальные застыли.
Я небрежно бросил:
- Не двигайся, болван.
Отец пробормотал:
- Не двигайся, болван, ах ты, черт бы тебя побрал, - и двинулся на меня.
Я оторвал пистолет от головы Джейн и навел на его приближающуюся грудь.
- Сэр, советую вам остановиться. Вы не сможете помочь своей дочери, если погибнете...
Это его остановило. Сестра же застыла, как только увидела у меня в руке пистолет.
- Какого черта тебе надо. Отпусти мою дочь. Как ...
- Все, чего я хочу, это чтобы вы поняли ситуацию. Если вы в точности не сделаете то, что я говорю, я буду вынужден выстрелить в какую-нибудь из этих красоток.
- Папа ... - прохныкала девушка по имени Элейн из-за стойки со шмотками.
- Теперь я хочу, чтобы ты аккуратно и медленно вышел из магазина. Выйди на открытое место и садись на скамейку.
Он не сдвинулся.
- Ну, - я снова навел пистолет на Джейн, привязанную к стулу.
Та захныкала. Мужик по-прежнему не двигался. Однако Джейн заговорила, гораздо более отчетливо, чем был бы способен я на ее месте.
- Пожалуйста, папа, делай, что он говорит.
Мужик, все время глядя на меня, очень медленно попятился к выходу из магазина. Дойдя до скамейки, он уселся на нее, диким взором глядя на происходящее в магазине.
- Элейн, мне не хочется причинять тебе вред, но я хочу. чтобы ты кое-что для меня сделала. Мне нужно, чтобы ты пошла и привязала отца к скамейке. Я не хочу, чтобы он мешал. Знаешь, как вязать узлы, верно? - я говорил так, чтобы он не услышал.
Элейн лишь тихонько стояла и хныкала.
Я услышал, как ребенок под моим пистолетом прошептал мне:
- И зачем вы его разморозили?
Шустрая штучка. Она уже усекла, что я контролирую застывание. И что я собираюсь что-то предпринять.
- Элейн, похоже, не умеет вязать узлы. Вам не поиграть с ней в пастушек и индейцев. Позвольте мне. Я много чему научилась у брата по части вязки узлов. Я достаточно с ними возилась. Маленький негодяй. Только не вредите никому.
- Элейн, подойди сюда.
Элейн заколебалась, но пошла ко мне и привязанной сестре.
Джейн озабоченно спросила:
- С тобой все в порядке?
Элейн только кивнула.
- Подойди. Садись рядом с сестрой.
Я услышал со скамейки:
- Ты, чертов ублюдок. Оставь их в покое. Делай со мной, что хочешь.
Я прикинул про себя. Делать с отцом то, что я хочу, будет гораздо менее занятно. Я не обратил на него внимания, но одним глазком продолжал наблюдать за ним. Однако он не двинулся со скамейки. беспокоясь, видимо, о безопасности дочерей.
- Видишь свою сестру, Элейн, сядь так же.
Перепуганная Элейн завела руки за спину и скрестила запястья. Она вскрикнула, когда я обмотал их куском шнура и связал. То же самое с ее лодыжками.
Я раздумывал, не пойти ли мне привязать отца самому, но решил, что он может задергаться, если я подойду достаточно близко. Незачем по новой начинать это приключение. У меня уже были девчонки.
- О'кей, Дженни. Я развяжу тебя. Ты пойдешь и привяжешь отца к скамейке. А я проверю, туго ли он привязан. Если нет ... - я многозначительно промолчал.
Когда я развязал Джейн, она стряхнула веревки. Она собрала обрывки, и я проводил ее из бутика к скамейке.
Отец был вне себя от ярости.
- И что теперь?
- Джейн собирается привязать тебя к скамейке, чтобы ты не мешал. Мне хотелось бы, чтобы ты ей позволил.
- Твою мать, что же здесь происходит? - он указал на неподвижных людей, разбросанных по парку.
- Папа, он может замораживать и размораживать людей. Пожалуйста, делай, что он говорит, - ответила за меня Джейн.
- Черта с два.
- Послушай, папа. Он привязал Элейн в магазине. Я пыталась слинять, а он меня поймал, и поймал без малейшего усилия. Этот пистолет настоящий. Поверь мне. Неважно, что ты сделаешь. Если он и не убьет тебя, то заморозит и в любом случае сделает, что пожелает, со мной и Элейн. Пожалуйста, дай мне только привязать тебя к скамейке. Это не страшно. И мне будет лучше, если ты не будешь заморожен и останешься с нами. Пожалуйста.
Ну очень шустрая.
Папаша вздохнул и слегка расслабился.
- Ладно, черт возьми. Но не вздумай повредить моим дочерям, не то, клянусь, я сумею как-нибудь тебя прикончить.
С садистским приветом, Марк Десадов
Аватар пользователя
Марк
Демиург
Демиург
 
Сообщений: 936
Зарегистрирован: 01 июл 2009, 19:16
Откуда: Москва
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: "Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Новое сообщение Марк » 08 сен 2009, 11:59

Глава 16

Джейн опустилась на колени и стала стягивать ему лодыжки.
- Эй, не так туго.
- Прости, папа, но он сказал, что если я привяжу тебя ненадежно, он сделает Элейн больно.
Он посмотрел злобно, но жаловаться больше не стал.
Она продолжала наматывать веревку, обездвиживая отца. Надежно связала запястья и пропустила веревку между перекладинами скамейки, чтобы лучше его закрепить.
Когда она закончила, я велел ей отойти в сторонку и проверил ее работу. Я был рад, что не играл с ней в пастушек и индейцев.
Пока мы шли к магазину, я набросал следующую часть плана относительно Джейн.
- Теперь самое трудное. Я хочу, чтобы ты нашла свою мать.
- Чего вы от нее хотите. Вы же собирались что-то делать с нами. Так ведь?
Хитра, однако. Сообразительности ей не занимать.
- Может быть. Скажи ей, что случилось. Скажи, что она должна тут же отойти в сторонку, что я собираюсь сделать твоей сестренке бобо, если она не выйдет, и немедленно.
- О Боже. вы собираетесь повредить ей?
- А что, я разве кому-нибудь повредил?
Она лишь посмотрела на меня. Все так же спокойна. Она была исключением. Элейн тихо всхлипывала на стуле.
Я повел ее в раздевалку и следил, как Джейн открывала все двери подряд, пока не отыскала ту, за которой была ее мать.
- Она заморожена.
Джейн проскользнула к матери в раздевалку и закрыла дверь. Со своего места в холле я услышал разговор. Сосредоточение и ...
- Дженни, что ты здесь делаешь? Зачем?
- Пожалуйста, мама, нет времени объяснять. Ты должна меня выслушать.
- Хорошо ...
- Послушай, тут в магазине один тип крутит пистолетом. Он велел мне вернуться и привести тебя.
- А папа где?
- Он ...эээ ... в данный момент привязан.
Тут я заулыбался.
- Какого черта ему от меня надо?
- Без понятия. Живее. - Джейн потащила мать.
- Дорогая, мне надо кое-что надеть.
- Нет времени. Он сказал, сейчас же. Пожалуйста, мама. Элейн.
- Хорошо, хорошо.
Они обе вышли из раздевалки. На старшей были только лифчик и трусики. Джейн тащила свою мать. Та увидела меня сразу же. До этого времени я не участвовал в происходящем.
- Сэр, вы не могли бы положить пистолет? Вы можете кого-нибудь ранить.
Спокойна, как и ее дочь. Джейн лишь приглядывалась ко мне, прикидывая, что произойдет.
- Мэм, если я положу пистолет, вы вряд ли станете делать то, что я попрошу, так ведь?
Женщина бегло осмотрела магазин. Ситуацию не поняла, однако заметила, что мир кажется неожиданно странным.
- Что мне сделать?
- Я хотел бы, чтобы вы сели на стул рядом с дочерью. - Женщина благоразумно пошла к своей связанной дочери. - Не сюда, на один дальше. - Я не хотел, чтобы она сидела вплотную к Элейн.
- Ты в порядке, милая? - спросила мать.
Элейн кивнула. Слезы все еще текли.
- О'кей, Джейн, ты дело знаешь. Веревку.
Джейн вздохнула и пошла к матери.
- Сэр, это же дикость. Не надо меня привязывать. Я сделаю все, что вы пожелаете. - В этом я не был так уж уверен, однако ничего не сказал. - Дайте мне хоть одеться немного для приличия.
Это меня слегка развеселило. Должно быть, Кристи за соседней дверью тоже посмеялась. Одежда? На женщине? Зачем?
- Мэм, мне не нужны хлопоты. Содействуйте, и вам с дочерьми не будет сделано ничего плохого.
Она спокойно сидела, пока младшая дочь привязывала ее к стулу. Узлы были так же надежны, как и на папаше. Я проверил.
- Хорошо, Джейн, подойди.
Джейн подошла ко мне и позволила защелкнуть наручник на ее правом запястье. Другой я прицепил к хромированному стеллажу с одеждой. Джейн спокойно позволила это.
Я оставил несчастное семейство привязанным, а сам сходил разыскать Кристи. Книжный магазин рядом с одежным казался пустынным. Если девчонка вышла, я ее отыщу. И она здорово пожалеет.
- Кристи?
- Я здесь, - последовал немедленный ответ. Я пошел на тихий голос. Обогнув угол стеллажа, я обнаружил девушку, свернувшуюся на полу, застеленном ковром. Она лежала на животе, тихонько почитывая роман Стивена Кинга. Трудновато перелистывать страницы скованными руками, но ей это удавалось. Когда я подошел, она села.
- Прерваться? - разочарованно спросила она. - Я слышала вопли. Я подумала, что папаша не слишком доволен положением дел.
- Я только начал, - улыбнулся я. - Пошли, нам есть чем заняться.
Она вздохнула и попыталась встать. Я помог Кристи подняться на босые ноги и не спеша повел ее к выходу в парк. Ее глаза расширились при виде отца, крепко привязанного к парковой скамейке. На ее лице было выражение "Как ты ухитрился?", однако она ничего не сказала. В свою очередь, я увидел. как распахнулись его глаза, когда он увидел голую скованную красавицу блондинку, которую я вел по парку.
Когда я вел Кристи в одежный магазин, все молчали.
Я велел ей тихо сидеть на дальнем от Элейн и ее матери краю магазина.
Мать заговорила первой, может быть, слегка напуганная видом Кристи. Положение в корне изменилось.
"Чего я хочу от них? Что вы собираетесь делать с нами? Пожалуйста, отпустите нас. Мы обещаем никому не рассказывать об этом. Наш секрет. O'кей?"
Не обращая на нее внимания, я подошел к Джейн, которая, казалось, не могла отвести глаз от Кристи.
- А теперь, Джейн, я хочу, чтобы ты кое-что для меня сделала.
- Что? - осторожно спросила она.
- Я хочу посмотреть, как ты разденешься перед отцом.
Я услышал стон ее матери. Джейн побледнела.
- Так вот, для чего вы его разморозили. Вы задумали это с самого начала. Вы свинья. Пожалуйста, отпустите нас. Не заставляйте меня делать это.
- Будешь?
- Разумеется, нет. Он же мой отец. Он не видел меня раздетой лет с пяти.
- Ладно. Я хочу показать тебе альтернативу.
Джейн со страхом посмотрела на меня.
Я продемонстрировал ей хлыст, который захватил из магазина для взрослых.
- Видишь это? - Она кивнула. - Я использую это на Элейн. Я буду бить ее этим, вероятно, по груди, пока тебе не надоедят ее крики. Она ничего не сможет сделать, раз она привязана к стулу. До тех пор, пока ты не согласишься выйти к отцу и раздеться.
- Пожалуйста, не заставляйте меня. Я не могу.
Я услышал, как застонали ее мать и Элейн на противоположном краю магазина. Я сомневаюсь, чтобы отец слышал беседу из парка.
Кристи заговорила.
- Джейн, тебя ведь так зовут, верно? Джейн, поверь мне, в конце концов ты так или иначе сделаешь все, что он говорит. Избавь свою сестру от боли. Ты не представляешь, как больно хлыст бьет по груди. Я это уже видела. Поверь мне. Только делай то, что он говорит.
Джейн заплакала. Я видел, как слезы возникали и перетекали через ее веки. Это было поистине здорово. Секундой позже она приняла решение, и я увидел, как неимоверным усилием она будто набросила на лицо штору. Слезы высохли почти мгновенно, а ее рот образовал четкую линию.


Глава 17

- Ладно, ты, ублюдок, я это сделаю. Но только из-за Элейн. Если бы ты терзал мои сиськи, я бы не стала этого делать. - Она с вызовом протянула скованные запястья так, чтобы я смог их расковать.
Я разомкнул стальные кольца, и она погладила запястья там, где наручники вдавились в ее нежную кожу. Мы вместе вышли на аллею. Женщина, готовая лишиться одежды и достоинства, и ублюдок, готовый это наблюдать. Кристи я велел остаться в магазине.
Когда мы появились из магазина, папаша был более рассудителен. Я всерьез сомневался, что рассудок сохранится, когда он обнаружит, что я замыслил для его младшенькой.
- Чего ты хочешь? Денег?
К моему удивлению, Джейн ответила за меня:
- Папа, он не хочет денег. Он не хочет ничего, что ты можешь ему дать. У него и так есть все, чего он пожелает.
- О чем ты?
Джейн поникла головой.
- Он захватил нас. Прости, папа. Я не хочу этого делать. Но мы должны делать то, что он говорит. Прости меня. Пожалуйста.
Затем я увидел, как она ухватила подол своей футболки и одним плавным движением стянула ее через голову. У нее была молочно-белая кожа, цвет ее лифчика портил весь вид. Без дальнейших колебаний она скинула потные брюки и вышла из них. Ее папаша застонал и закрыл глаза.
Я остановил Джейн.
- Как звать твоих родителей? - шепнул я.
- Дэйв и Дора, - она тяжело дышала.
- Дэйв, открой глаза. Если ты не посмотришь этот стриптиз, я доставлю кое-кому из присутствующих некоторые неудобства. Разумеется, мне это понравится.
- Ты гребанный ублюдок. Клянусь, я убью тебя. Клянусь в этом. - Глаза все так же закрыты.
Я глянул на Джейн. Она тихонько застонала, но делала то, что должна была делать:
- Папа, пожалуйста. Ты должен смотреть на меня. Ты знаешь, что он грозится сделать с Элейн? Я даже не могу тебе рассказать. Но он это сделает. В секунду. И будет наслаждаться. Этого было достаточно, чтобы вытащить меня сюда и раздеть перед тобой. Думаешь, я хочу этого? Не позволяй ему сделать это с Элейн. Прошу тебя, папа. Пожалуйста.
Эта волевая женщина просила отца посмотреть на ее раздевание. Чуть ли не под страхом смерти.
Ее отец медленно открыл глаза и одарил меня испепеляющим взором. Должен заметить, я был рад, что он, похоже, не мог меня убить.
Джейн шепнула:
- Слава Богу.
Она стояла в трусиках, лифчике и кроссовках и смотрела на меня.
- Пожалуйста, не заставляйте меня продолжать. Ради Христа, он же мой отец. Я его дочь. Не заставляйте меня. Пожалуйста. Я разденусь для вас. Я позволю вам сковать меня, как ту женщину. Я буду трахаться с вами. Только не это. Пожалуйста.
Я лишь велел ей продолжить. Смирившись, она опустила голову и продолжила, не спеша сбросила обувь и стянула носки. Сейчас это было, вероятно, не хуже, чем плавать перед отцом в бикини. Следующая часть обещала быть труднее.
Она еще раз посмотрела на меня.
- Пожалуйста?
Ее отец снова закрыл глаза.
- Полностью, Джейн. Дэйв, открой глаза.
Он распахнул глаза и снова сфокусировал их на младшей дочке.
Джейн снова заплакала, но нашла в себе силы протянуть руки за спину и расстегнуть лифчик, прикрывавший ее грудь. Немножко передохнув, она, с высоко поднятой головой, одним плавным движением стянула с груди лифчик, дав ему упасть к ее босым ногам и впервые за много лет открыв взору отца свои груди. Могу себе представить. Я увидел, как ее папаша съежился, на миг зажмурил глаза, но снова их открыл.
Началось самое сложное. Джейн оставила колебания, желая лишь покончить с этим; она потащила трусики с бедер и стянула их. Она изящно выступила из них и встала, гордясь своей наготой. Никаких попыток прикрыться. Неважно, что мне в любом случае пришлось бы это позволить. Должно быть, она это знала.
Она тяжело дышала, по ее лицу теперь бежали слезы. Я велел ей сделать полный разворот. Обнаженная девушка закрыла глаза, но повиновалась. Ее отец прерывисто дышал, стараясь сделать вид, что ничего не случилось. Могу себе представить, как он безуспешно пытался глядеть на обнаженную дочь и одновременно не обращать внимания на столь невероятное зрелище.
Я навел пистолет на Джейн и заставил ее идти впереди меня обратно в магазин.
- Будь ты проклят, лучше и пальцем их не трогай. - Ее папаша боролся с веревками, которые Джейн так хорошо завязала.
Я снова повел Джейн к ее наручникам. Когда мы шли мимо Кристи, она со слезами на глазах посмотрела на нас и прошептала:
- Знаешь, ты форменный ублюдок, - я улыбнулся ей, и она лишь покорно закивала.
Когда я стал водворять запястья Джейн обратно в наручники, она мягко остановила меня:
- Пожалуйста. Вам не зачем меня приковывать. Раз уж я сделала это для вас, - подразумевался стриптиз для ее папаши, - я не собираюсь сбегать.
Я лишь недоверчиво скривился.
- Ты все хорошо проделала. Ты меня удивила. Но сейчас я собираюсь приковать тебя.
- Пожалуйста, только минутку с матерью и сестрой.
Я уже собирался отказать, но посмотрел на Кристи, и она махнула мне скованными руками, попросив меня отпустить девчонку на минутку побыть с семьей.
Я отпустил тонкое запястье Джейн и дал ей нагишом пройти к матери и сестре. Она упала на колени и обняла Элейн. Затем она отошла на два стула дальше и крепко обняла мать.
Я услышал. как она говорила им:
- Все в порядке. У меня все хорошо. Только делайте, что он говорит. Ради меня, ладно? Поверьте, я ни за что бы этого не сделала. Я люблю вас.
Элейн по-прежнему тихонько плакала, глаза ее матери наполнились слезами. Мать молча кивнула и с ненавистью посмотрела на меня.
Со слезами на глазах, Джейн встала на ноги, вернулась ко мне и протянула запястья для наручников. Я защелкнул наручник на ее запястье, но не стал вдавливать его в кожу. Довольно и того, что она не сможет из него выскользнуть.
Она посмотрела на меня:
- Я по-прежнему думаю, что ты ублюдок, но спасибо, что дал мне подойти к ним. Не делай им больно, пожалуйста.
Сильна. Я отрывисто кивнул.


Глава 18

Я подошел туда, где сидела Кристи. Она посмотрела на меня снизу вверх.
- Я полагаю, моя очередь подвергнуться пыткам.
Не обратив на нее внимания, я дал ей ножницы из хозяйственного магазина. Хозмаг напомнил мне о Кимберли, наверное, все еще привязанной нагишом к стулу, страдающей из-за туго обвязанной груди и булавок, которые она была вынуждена попросила меня ей надеть. Вероятно, я вскоре схожу ее навестить.
Кристи взяла ножницы скованными руками и посмотрела на меня. На секунду я подумал, что вижу, как она прикидывает, каковы ее шансы, если она направит лезвия в мою грудь. Момент был упущен. Не уверен, действительно ли она знала, что это обречено на неудачу. Или она еще думала об обещании, которое я дал в офисе ее матери. Во всяком случае, она встала со стула.
- Кристи, я хочу, чтобы ты срезала одежду с Элейн.
- Пожалуйста, разве с них недостаточно?
Джейн только застонала.
Я не ответил Кристи, через секунду она знала. что ей придется сделать это. Своими семенящими шажками, позвякивая цепью, она пошла к старшей сестре, которая съежилась, насколько ей позволяли веревки.
Кристи что-то шепнула девушке, пытаясь ее успокоить, но осеклась, завела ножницы за ворот ее пропотевшей рубашки и разрезала ее до половины, открыв грудь. прикрытую лифчиком. Еще несколько щелчков ножниц, и ткань ее рубашки и юбки лоскутками упала с ее тела.
Элейн заговорила, обращаясь сперва к Кристи.
- Пожалуйста, не продолжайте. Вам незачем раздевать меня.
Я услышал ответ Кристи:
- Я должна. Пойми, у меня нет выбора, - она продолжила, разрезав сначала трусики, потом лифчик и мягко сняв их с трепещущей девушки.
Джейн поникла головой.
- Разденьте ее, но не причиняйте ей боли. Хорошо? Я же разделась для вас ...
Я подошел ближе, поняв, что я хочу сделать. С этой папаша дал промашку.
Я подошел и взял Кристи за поводок, толкнув ее на колени. Я снял наручники, чтобы она могла ползти.
- Опять ползать. Не надо, пожалуйста.
Я лишь натянул поводок, и обнаженная девушка поползла перед этими незнакомками. Я провел ее к скамейке, к которой был привязан отец. Глаза Дэйва расширились, когда он увидел, как я веду покорную красавицу на поводке. Я увидел. как он вздохнул с облегчением, поняв, что это не одна из его дочерей и не его жена ползет за мной.
Я заставил Кристи встать передо мной на колени и дал ей ножницы.
- Я хочу. чтобы ты разрезала промежность на его брюках.
Когда Кристи на коленях поползла вперед, Дэйв стал рваться из веревок. Его рывки затрудняли выбор на ткани наилучшего места для разреза.
Я небрежно заметил:
- Если он не прекратит дергаться, режь как попало. Если из-за его дерганий что-то встретится по дороге, ему некого будет винить.
Услышав это, Дэйв слегка успокоился, но все еще пытался.
- Послушайте, леди, вы вооружены. Нападайте на него. Остановите его. Посмотрите, что он делает с нами и с вами.
Кристи терпеливо посмотрела в его обезумевшее лицо и тихо констатировала очевидное.
- Сэр, я не могу. Посмотрите на меня. Я голая. Посмотрите на мои лодыжки. Они стреножены. Даже если бы я попыталась, я бы никогда не смогла сделать этого прежде, чем он проделает новую дыру в моем теле. Это если предположить, что он не заморозит меня снова. Не думайте, что если бы была хоть какая-нибудь надежда, я не тут же не попыталась бы ее использовать. Я была раздета и служила ему, как рабыня, весь день или около того. Он заставил меня выпороть женщину. Он понуждал меня к лесбийским актам. Я должна была ползать для него. Поверьте мне, я видела, на что он способен.
Пока она спокойно говорила, ее руки двигались, осторожно разрезая его брюки вокруг промежности, чтобы обнажить его гениталии.
Закончив, она отошла и подала мне ножницы кольцами вперед.
- Кристи, я устаю от его болтовни и рева. Возьми трусики и лифчик Джейн и засунь их ему в рот.
Если ее утверждения о стремлении к доминированию были правдивы, я, возможно доставлю ей небольшое удовольствие поуправлять этим парнем. Даже при том, что она была голой и в цепях, она была все же более свободной, чем Дэйв.
Кристи нагнулась и подобрала трусики и лифчик Джейн из лоскутков одежды, оставшихся от вынужденного стрип-шоу.
- Пожалуйста, сэр, откройте рот.
- Черта с два. - и он крепко закрыл рот. Кристи беспомощно поглядела на меня.
- Вы понимаете, что он может сделать с вашей семьей, если вы не позволите вставить это вам в рот?
Слегка приоткрыв рот, он ответил:
- Он сможет сделать это так или иначе, черт бы его побрал. Ты что, не понимаешь этого? Ни за что.
- О'кей, Кристи, я пошел за Джейн. Ее боль, возможно, заставит его открыть рот.
- Погодите, - взмолилась Кристи, - можно иначе. Пожалуйста?
Я дал этот последний шанс.
- Он выпорет твою дочь, мужик. Пропусти это сквозь свой толстый череп. Погляди на меня. Обычно я заставляю мужчин делать то, что я захочу. И вот я сижу тут голая, в цепях, пытаясь уберечь нас обоих от неприятностей. Он накажет меня за то, что я не смогла вставить тебе кляп. Открой рот, и он не станет ее пороть. И меня тоже. Я на это насмотрелась. Помогай, и все будет не так плохо, клянусь.
В восхищении я смотрел, как обнаженная девушка потянулась к раскрытой промежности мужчины, отвлекая его голосом, и без предупреждения сжала ему яички. Его рот раскрылся от удивления и боли, а когда он заорал, Кристи быстро засунула дочуркины трусики в глубину его рта. Стоило сделать это, как он замолчал, сопротивляясь, пока она обматывала лифчик Джейн вокруг его головы и завязывала его, надежно закрепляя трусы у него во рту. Его взгляд был прикован к обнаженной груди, висевшей перед его лицом. Не знаю ни одного мужика, который бы на это не отвлекся. Я улыбнулся ее находчивости.
- О'кей, Кристи, встань здесь на колени и подожди, пока я вернусь.
Она упала на колени и подползла к указанному мною месту.
- Не делайте им больно, пожалуйста.
Я кивнул. Во всяком случае, у меня были другие планы.


Глава 19

Я не спеша вошел в магазин, пытаясь найти лучший способ добиться этого. Это обещало быть трудным, особенно учитывая главенство и контроль со стороны младшей сестры. Она осложняла этот план. Но я любил сложные задачи.
Я начал со старшей сестры, Элейн.
Я подошел туда, где она сидела, плачущая, обнаженная, привязанная к стулу.
- Элейн? - Она тупо посмотрела на меня. - Элейн, я собираюсь на некоторое время отвязать тебя. Ты сделаешь то. что я скажу, верно?
С другого конца магазина я услышал голос Джейн:
- Оставьте ее в покое. Пожалуйста. Я сделаю все. что бы вы ни пожелали.
Джейн очень беспокоилась о сестре. Мать тихо сидела на своей привязи, выжидая и наблюдая.
Элейн только кивнула. Я быстро освободил веревки, и она тут же попыталась прикрыться. Будто бы я еще не видел этого. Но это была стандартная реакция. Только самые волевые не позволяли мне упиваться сознанием того, что они стыдятся своей наготы.
Я подобрал веревки и вывел тихо всхлипывающую девушку из магазина. Она все пыталась прикрыть руками груди и промежность, а я ей пока позволял. Ее глаза широко раскрылись, когда она увидела отца привязанного к скамейке, и его мужское достоинство, вывешенное для всеобщего обозрения. Она закрыла глаза от стыда, когда поняла, что ее отцу тоже открывается идеальный вид на ее наготу.
Меня это не заботило.
Почти прямо перед ее папашей нашлось довольно чистое местечко, не забитое застывшими людьми.
- Элейн, я хочу, чтобы ты легла здесь лицом вверх и растянулась. Руки над головой, ноги врозь.
Я увидел, как девушка побледнела и услышал протест, доносившийся сквозь кляп от связанного мужика на скамейке. Но Элейн лишь кивнула и медленно опустилась на землю. Морщась из-за того, что ей пришлось голой лежать посреди парка. Все, о чем она могла подумать, было то, сколько людей пройдет мимо, пока она будет ложиться. Но она проделала это в угрюмом молчании. Я велел Кристи приблизиться. Она подползла на карачках.
- Запястья.
Она подняла запястья в ожидании наручников. К моему удивлению, я забыл снова сковать ее. Опомнившись, я протянул ей веревки.
- Сделай так, чтобы она осталась здесь.
Кристи только кивнула. Наверное от удивления, что не скована опять.
Я следил, как она приступила к работе. Попутно восхищаясь движениями ее обнаженного тела. Восхищаясь ее вниманием к мелочам. Три оборота веревки, туго затянутые, чтобы понадежнее закрепить их на каждом узле. Запястья и лодыжки. Ищет места для закрепления противоположного конца; ножки скамейки, основа надежности. Пока это происходило, Элейн пыталась умолять меня.
- Сэр? - я сверху вниз посмотрел на ее раскинутое тело. - Знаете, сэр, вам незачем меня привязывать. - Я кивнул. На ее глазах слезы. - Если вы хотите меня изнасиловать, я вам позволю и без веревок. Я клянусь. - Я видел, что это было ох, как тяжело произнести. - Пожалуйста. Я сделаю все, что вы захотите. Только не причиняйте боли мне и моей семье. Пожалуйста. - Кристи продолжала привязывать несчастную обнаженную девушку.
Не так красноречива, как сестра, но как проникновенна!
- Элейн, ты делаешь то, что я хочу. Пока есть на то причина, ты можешь побыть связанной. Ты можешь испытывать некоторый дискомфорт, но я обещаю, что не причиню тебе боли.
- Но зачем вам держать нас связанными? Это унизительно и неудобно.
Продолжая работу, Кристи кивала. Она говорила за меня.
- Элейн, ты что, не понимаешь? Это же его заводит. Мы, женщины, в неудобном положении, голые и униженные. Только делай, что он говорит, ладно? Он может причинить тебе большие неудобства.
- Что вы собираетесь делать со мной?
- Всему свое время.
Она уступила и тихо лежала, наблюдая, как Кристи движется вокруг нее, закрепляя привязанные к ней веревки.
Как только я увидел, что бедняжка надежно привязана, я проверил привязь, оказавшуюся хорошей и тугой. Я потрепал Кристи по голове. Папаша рвался в веревках, пытаясь хоть как-нибудь освободиться. Он закрыл глаза вскоре после того, как его старшая дочь была приведена к нему. Не желал видеть ее наготу. Пока я позволил ему думать, что он сможет прекратить этот кошмар.
Я оттащил Кристи к краю и склонился перед ней. По-прежнему стоявшей на коленях, поскольку я не разрешал ей подниматься на ноги. Она прошептала мне так, чтобы не могли услышать привязанные девушка и мужчина.
- Пожалуйста. Я знаю, что вы задумали. Я не смогу этого сделать. Не надо больше. Я не смогу любиться с ней перед ее отцом. И я не лесбиянка. Пожалуйста, пощадите меня. Я сделаю все, что угодно, кроме этого.
Я улыбнулся. Она подумала, что ей придется лизать малышку перед ее папашей. Хотя это казалось отличной идеей, у меня были другие планы. Меня забавляла мысль о том, чтобы заставить ее думать, будто ей придется сделать это, захочет она или нет, но я сжалился.
- Развернись.
- Пожалуйста. - Она развернулась на коленях, подставив мне спину.
- Запястья.
- Пожалуйста, не надо. Я сделаю все, что вы пожелаете и без наручников. Клянусь. Я лучше управлюсь с ней, если руки будут свободны.
Она все еще думала, что ей придется заниматься сексом со связанной женщиной.
- Запястья.
Ее руки покорно сложились за ее спиной, и я надел на нее наручники. Однако не слишком туго.
- Кристи. я не собираюсь заставлять тебя заниматься сексом с Элейн.
Ее лицо почти сразу же просияло.
- Спасибо, - прошептала она. - Я сделаю все, что вы хотите.
- Я на это рассчитываю. Теперь, пока я займусь Джейн, ты подползешь к отцу и просто тихонько посидишь у его ног, хорошо?
Она кивнула, ее слезы высохли. Она начала свой поход на коленях, цепь на лодыжках по-прежнему снижала ее скорость, а ее руки, сцепленные за спиной придавали ей некоторую неустойчивость.
Я опять направился в магазин и подошел к Джейн.
- Что ты сделал с Элейн? Ты заставил ее подойти к отцу нагишом, так ведь?
Я кивнул.
- Она еще там.
- А ты ублюдок, заставил его смотреть, правда?
Я покивал. Джейн вздохнула.
- Ты не причинил ей боли?
- Еще нет. - Она вздрогнула. -Но мне нужно твое содействие для завершающей части. Итак, если ты не хочешь слышать ее вопли, ты сделаешь то, что я скажу.
Я отцепил ее от стеллажа, сняв с него наручник. Потянув ее левую руку ей за спину, я развернул ее кругом. Она без жалоб позволила мне проделать все это. Сцепив ее руки за спиной наручниками, я очень медленно повел ее к выходу.
- Я уже доказала, что сделаю все, что бы вы ни пожелали.
- Ага, но тут другое. Это больше, чем стриптиз перед твоим папашей.
- О Боже, что может быть хуже этого?
- Секс с твоей сестрой перед ним.
- Ты гнусная тварь. Ты же знаешь, я этого не смогу. Это убьет его. Убьет ее. - Она прервалась. - Ты шутишь.
- Джейн, тебе придется это сделать.
Я оставил ее стоять посреди магазина, пошел назад и принес ездовой хлыст. Ее глаза расширились.
- Что-нибудь другое. Я сделаю что угодно еще. Я поползу, как та, другая женщина. Я буду трахаться с тобой. Я буду трахаться с тобой перед ним. Я буду пресмыкаться. Я позволю тебе выпороть меня. Ты можешь взять меня насовсем, но, пожалуйста, не это. Это же моя сестра.
Я дал ей поплакать и попричитать несколько минут.
- Стой спокойно, Джейн. - Она повиновалась, все еще упрашивая.
Я небрежно протянул руку и легонько стегнул кончиком хлыста, слегка коснувшись ее обнаженной правой груди. Раздался звук, напоминающий негромкий выстрел, почти сразу же возник рубец. Шок от удара и последовавшей боли был достаточным, чтобы заставить ее прекратить болтовню и легонько вскрикнуть.
- О Боже мой, как больно.
- И это было слегка. Ты по-прежнему хочешь, чтобы я тебя отстегал?
Она сказала сквозь слезы:
- Если это заставит вас прекратить эту безумную игру. Пожалуйста, проявите немного сострадания.
- Послушай меня, Джейн. Ты выйдешь отсюда. Твоя сестра лежит на земле привязанная. Нагишом. Ты тоже голая. Я хочу, чтобы ты приступила к оральному сексу с ней. Затем продолжишь в позиции "шестьдесят девять", пока вы обе не кончите. Я могу привязать тебя к ней, если так будет легче.
- Господи. Я не могу. Пожалуйста.
- Джейн, что ощущает твоя грудь?
- Моя грудь в огне, но я с радостью получу еще, чтобы избежать того. Пожалуйста.
- Сколько ты сможешь терпеть такую боль, если она достанется груди Элейн? Ты знаешь, что я ударил тебя легонько. С Элейн я не буду столь нежен.
- Боже, да ведь вы чудовище. Не сумею ли я уговорить вас? Пожалуйста?
Она подалась вперед, держа по-прежнему скованные руки за спиной, и крепко поцеловала меня в губы. Ее язык прошелся по моим губам, ее обнаженное тело прижалось к моему одетому.
Я отпрянул назад, хотя поцелуй в самом деле воспламенил меня.
- Джейн, ты ведь и этого не хочешь. Давай.
Из ее глаз хлынули слезы.
- Ты не причинишь б-боли моей сестре, если я сделаю это?
- Джейн, ты сообразительна. Я буду с тобой честен. Твоя сестра нуждается в уговорах, чтобы сыграть в эту игру, которую я задумал. Как бы ты ни старалась заниматься сексом перед твоим отцом, чтобы спасти ее от боли, все равно, от стыда она будет сопротивляться. Я собираюсь сбить с нее спесь, чтобы заставить ее насладиться твоим телом. Это значит, что мне придется слегка ей всыпать. Это единственный способ. Но я не думаю, что у нее твоя способность к сопротивлению, потому это будет не слишком сильно. Может быть, несколько резких ударов по бедру уговорят ее. Я надеюсь.
- Господи, ну и ублюдок. О'кей, я сделаю это для тебя. Я лишь хочу вытащить отсюда свою семью. Пожалуйста, дай мне потолковать с Элейн прежде, чем мы начнем. Может быть, мне удастся уговорить ее проделать эту мерзость. Может быть, тебе не придется ее бить.
- Если представление пройдет хорошо, я обещаю никого не бить.
- Пожалуйста, не хотел бы ты получить вместо этого кое-что более приятное? - Она, насколько могла, выставила обнаженную грудь мне навстречу.
Так сказать, соблазнение, ее последняя попытка, было обречено на неудачу. Я мог обладать ею каждый раз, когда захочу, желает она этого или нет. У нее не было никаких способностей к торговле, и она была достаточно сметлива, чтобы это уразуметь. Хотя она и выбрала наилучший способ.
Я лишь помотал головой и повернулся к ней спиной, глядя в сторону парка.
Она шла, будто начальница пожарной команды. Короткими шажками, оттягивая время до того, как она снова окажется перед своим отцом. Надеясь, что она сможет как-нибудь что-нибудь придумать, как-нибудь этого избежать.
Выйдя из магазина, она тут же увидела сцену. Ее сестра, обнаженная и распятая, лежала на земле. Отец с кляпом из неких тряпок во рту также был привязан. Глаза закрыты. Когда она выходила на аллею, они на секунду приоткрылись, и он возобновил попытки избавиться от веревок, которые она столь умело завязала. Кристи, съежившись, тихонько сидела у его ног, было видно, что ее руки связаны у нее за спиной.
Она резво подошла к остаткам своей одежды и встала на колени у головы связанной сестры. Ее голос твердо и кратко объяснял, что требовалось.
- 'Милая, ты должна меня выслушать. Этот подонок хочет, чтобы мы занялись сексом друг с другом.
Я увидел реакцию на это заявление. Отец попытался что-то выкрикнуть из-под кляпа. Наверное, что убьет меня. Глаза Кристи расширились, думаю, от неожиданности. Элейн тихо застонала.
- Джейн, пожалуйста, останови его. Я не смогу этого сделать. Папа.
- Я не могу его остановить. Господи, хотела бы я суметь. Я также не уверена, что смогу это сделать, но мы должны попытаться. Если мы не будем хорошенько ко ахать от удовольствия, он собирается избить тебя. Милая, посмотри на мою правую грудь. Видишь здесь эту красную полосу? Он слегка ударил меня, когда я отказывалась это делать. Ты не поверишь, до чего это больно. Я не смогу долго терпеть это, но если бы смогла, я должна была бы это получить. Я не хочу, чтобы ты это почувствовала. Даже если это означает попытку насладиться сексом с тобой. Пожалуйста, попытайся. Ради меня, пожалуйста?
Кристи тоже встряла:
- Элейн, серьезно, попытайся. Я знаю, это будет нелегко, но если не постараешься, ты об этом сильно пожалеешь.
- Джейн, не знаю. смогу ли я.
Джейн нагнулась и поцеловала сестру в щеку.
- Сделай это для меня, ладно? Представь, что это твой приятель, или что-нибудь подобное.


Глава 20

Джейн сделала глубокий вдох, глядя прямо мне в глаза.
- Подонок, - она едва не плюнула в меня.
Она дернула скованными запястьями, обошла вокруг сестры и встала на колени меж ее раздвинутыми ногами.
- Пожалуйста, не заставляйте нас делать это.
Я подошел к скамейке и присел рядом с папашей, который по-прежнему держал глаза закрытыми и старался не обращать внимания на то, что перед ним происходило. Я изменил это за секунду.
Кристи свернулась у ног Дэйва, но также и у моих. Я почувствовал, что она прикоснулась к моей ноге скованными руками. Я посмотрел на нее сверху вниз, а она подняла мне навстречу свое милое личико. Она прошептала мне:
- Пожалуйста, не заставляйте их делать это. Они слишком молоды. В этом нет необходимости.
Я лишь отрицательно помотал головой, блондинка отвернулась и стала смотреть, как рыдающая Джейн, закрыв глаза, опустила голову между ногами сестры. Со своей стороны я видел, как она для пробы высунула язык и провела им по губам влагалища сестры. Элейн вздрогнула, и Джейн снова подняла голову.
- Не могу.
Я лишь показал ей хлыст, и она, рыдая, снова склонилась над своей работой. Элейн держала глаза крепко закрытыми, наверное, тщетно пытаясь представить, что это ее любовник, а не младшая сестра лижет ее промеж ног.
Я склонился к своему связанному соседу по скамейке и прошептал ему на ухо:
- Дэйв, открой глаза и посмотри на дочерей. Они обе творят чудеса.
Он лишь замотал головой. Из его глаз капали слезы. Не знаю, были ли это слезы ярости или горя.
- Дэйв. ты же понимаешь, что я так или иначе заставлю тебя это сделать. Может быть, ты предпочитаешь. чтобы твоя жена присоединилась к дочерям? - прошептал я.
Он открыл глаза, и когда он поглядел на меня, в них была лишь ненависть. Он попытался что-то сказать из-под трусиков Джейн, но его слова были заглушены. Должно быть, какие-нибудь замечания относительно моей родословной. Пока он смотрел, это меня не беспокоило.
Я снова перевел взгляд на девушек. Джейн по-прежнему держала глаза закрытыми, но выполняла работу удовлетворительно, стараясь получить удовольствие от вылизывания сестры. Элейн с трудом пыталась изгнать из сознания образ обнаженной сестренки, однако ухитрилась в достаточной степени преодолеть свое отвращение, чтобы казалось, будто это ей нравится. И мне даже не пришлось ее бить. Когда было нужно, Джейн умела убеждать.
Кристи не могла оторвать глаз от развернувшегося перед ней зрелища. Она слегка подергала цепи, но оставалась довольно спокойной.
Я встал со скамейки и склонился возле Кристи. Пригнувшись к ее уху, я прошептал ей:
- Ты когда-нибудь сосала?
Ее лицо отразило некоторое удивление. До этого момента я не просил женщин, находившихся в моей власти, делать что-либо для меня. Хотя все они в какой-то момент предлагали попытаться, чтобы избежать некоторых неприятных заданий.
Она повернулась ко мне:
- Я думала, вы никогда не попросите.
- Не для меня, ты, девка. Хотя, возможно, позже. Я умираю от желания.
Кристи улыбнулась, довольная тем. что я тоже испытываю некоторые неудобства. Ее улыбка исчезла, когда она поняла, кто был единственным другим мужчиной. Тот, которому она раньше силой вставила кляп из трусиков его же дочери.
- Пожалуйста, нет. Я его даже не знаю. Он их отец. Он умрет, если будет напрягаться, пока ему приходится на это смотреть.
- Знаю. А кроме того, ты хотела сделать это для меня, а ведь меня ты не знаешь.
- О Боже. Пожалуйста. В магазине его жена. Не заставляйте меня делать это.
- Ты хорошо это умеешь?
Она судорожно сглотнула.
- Мои друзья говорили, что хорошо.
- Можешь сказать, когда парень готов кончить?
- Обычно.
- Хорошо. Я хочу, чтобы ты его подразнила. Пососи у него, но не давай ему кончать, даже если он будет сопротивляться. Усекла?
- Пожалуйста, не надо. Я буду ползать для вас до скончания века. Я присоединюсь к девушкам. Все, что угодно. Пожалуйста.
Но она уже вставала на колени, зная, что мое решение принято. Когда она склонила голову, я увидел, что из ее глаз полились слезы. Глаза Дэйва расширились, когда он понял, что должно произойти. Эта великолепная обнаженная блондинка протягивала к нему голову. Ее руки скованы у нее за спиной. На коленях, посреди парка, перед его носом дочери занимаются любовью. Он затряс головой, слабо задергался в веревках, державших его. Что-то пробормотал сквозь кляп.
Она снова поглядела на меня. В глазах мольба. Я не обратил на нее внимания и подошел к двум обнаженным женщинам на земле. Доверив ей делать то, что было велено. Я услышал, как она шепчет Дэйву, что извиняется и тоже не хочет этого.
Элейн задышала чаще. Я вставил палец между ног стоявшей на коленях Джейн. Джейн подскочила от прикосновения, но продолжала лизать сестру. Джейн дрожала и была сухой.
Я прошептал ей на ухо:
- Шестьдесят девять.
Она умоляюще посмотрела на меня. Элейн станет по-настоящему трудно представлять своего любовника, когда влагалище ее сестры будет прижиматься к ее рту.
Когда Джейн пыталась занять положение "Шестьдесят девять", наручники здорово ей мешали. Я сунул палец во влагалище Элейн. Она была влажной.
Джейн удалось разместить колени по обе стороны от головы Элейн и опуститься на ее рот. Элейн сморщила нос и отвернулась.
Джейн посмотрела на меня.
- Пожалуйста, не заставляйте нас продолжать.
- Джейн ...
- Ладно, только. пожалуйста, развяжите меня. У меня лучше получится, если будет опора. Со скованными руками было хорошо на коленях, но тут другое. Не беспокойтесь, я понимаю, вы не хотите, чтобы я использовала пальцы.
Да, это имело некоторый смысл. Мне нравилось создавать ей трудности, но поскольку она была столь послушна, я протянул руки и освободил ее запястья. Она выбросила руки вперед и оперлась на них, стоя на коленях над связанной сестрой. Она осторожно опустилась, пока не прижалась к телу сестры. Ее груди мягко ее касались, поглаживая обнаженную кожу. Она снова склонилась к влагалищу сестры. Та застонала, но не стала пользоваться языком для Джейн.
Я без предупреждения опустил хлыст на бедро Элейн прямо рядом с работающей головой Джейн. Элейн завопила, сразу же появился рубец. Она живо уяснила картину. Когда я посмотрел в следующий раз, Элейн плакала, однако работала ртом, облизывая и ублажая Джейн. Джейн еще не казалась очень возбужденной, но пока не произошел оргазм, я не слишком беспокоился.
Я посмотрел на скамейку и увидел. как папашу раздирают противоречия. Прекрасная обнаженная и связанная блондинка насильно его сосала. Мечта любого мужика. Ее губы и язык двигались по нему вверх-вниз. Верность семье. Не хочет реагировать. Его дочери обнажены и занимаются перед ним сексом. Отвращение борется с наслаждением.
Я уселся на скамейку рядом с папашей. Он все еще торговался или ругался сквозь трусы. Понаблюдал, как Кристи доводит его до напряжения, медленно двигая головой вверх-вниз, ее язык подрагивает, дразня его. Несмотря на все его старания, не может сохранить член мягким. Кристи отворачивается, когда ему начинает слишком нравиться ее рот. Кусает его по команде каждый раз. когда я замечаю, что его глаза закрываются, или он не обращает внимания на Джейн и Элейн. Из его глаз капают слезы, а она снова берет его в рот, чтобы начать по новому кругу.
Примерно через полчаса Элейн, натягивая веревки, забилась в оргазме. Я был здорово удивлен, что она дошла до оргазма раньше Джейн. Мне казалось, что Джейн должна кончить быстро.
Когда Элейн кончила, Джейн подняла голову и посмотрела на меня, будто выспрашивая разрешения перестать вылизывать Элейн. Я кивнул, и Джейн встала на колени, прижав вагину к лицу Элейн. Когда Джейн потекла, Элейн продолжала работать языком. Джейн подняла руки, чтобы поласкать свою грудь. Ухватила за сосок и провела по маленькому рубцу там, где ее коснулся хлыст. Должно быть, она начала представлять себе, что ее вылизывает какой-нибудь парень. Через несколько минут Джейн слабо вскрикнула и напряглась в оргазме. Без сил повалилась вперед. Элейн с облегчением прекратила лизать сестру.
Кристи, заметив, что девчонки выполнили задание, перестала сосать и выжидающе посмотрела на меня.
Я сделал ей знак, что она может остановиться, оставив Дэйва напряженным и стонущим сквозь трусики. Кристи, съежившись, тяжело дыша, села у его связанных ног на плитки аллеи.
Я подошел к Джейн и Элейн и протянул руки Джейн, пока она не схватилась за лодыжку сестры. Я обмотал веревку вокруг обеих конечностей и привязал ее запястья к лодыжкам Элейн. Джейн не оказала сопротивления, когда я проделал то же самое с ее голыми ногами. Привязал ее к сестре. Прижавшись друг к дружке голой кожей, они отдыхали после наслаждения.
Я позволил Дэйву снова закрыть глаза, зная, что все, что он может увидеть за закрытыми веками, была голова Кристи, качающуюся вверх-вниз на его члене, и дочерей, сомкнутых в позиции "Шестьдесят девять". И то и другое было достаточно мучительно.
С садистским приветом, Марк Десадов
Аватар пользователя
Марк
Демиург
Демиург
 
Сообщений: 936
Зарегистрирован: 01 июл 2009, 19:16
Откуда: Москва
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: "Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Новое сообщение sor9 » 29 сен 2009, 22:29

ну оригиналы есть здесь и 1 и 2 часть.
http://www.asstr.org/~Crimson_Dragon/novel/index.html
sor9
Детсадовец
Детсадовец
 
Сообщений: 1
Зарегистрирован: 08 июл 2009, 08:15

Re: "Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Новое сообщение Марк » 29 сен 2009, 23:00

sor9,
Огромное тебе спасибо!!! :drinks:
Есть желающие продолжить перевод?
С садистским приветом, Марк Десадов
Аватар пользователя
Марк
Демиург
Демиург
 
Сообщений: 936
Зарегистрирован: 01 июл 2009, 19:16
Откуда: Москва
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: "Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Новое сообщение promer » 18 окт 2009, 16:35

продолжение я видел на x-screens... Более точного адеса не могу найти, но могу выслать txt файл...
promer
Школьник
Школьник
 
Сообщений: 9
Зарегистрирован: 05 июл 2009, 15:20

Re: "Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Новое сообщение Марк » 18 окт 2009, 22:08

promer писал(а):продолжение я видел на x-screens... Более точного адеса не могу найти, но могу выслать txt файл...

Выложи лучше сюда это продолжение, начиная с 21-й главы.
С садистским приветом, Марк Десадов
Аватар пользователя
Марк
Демиург
Демиург
 
Сообщений: 936
Зарегистрирован: 01 июл 2009, 19:16
Откуда: Москва
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: "Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Новое сообщение promer » 29 окт 2009, 14:51

Глава 20

Дженни глубоко вздохнула и посмотрела прямо мне в глаза –
-Ублюдок.
Она подошла к сестре и села на колени между ее раздвинутыми ногами.
-Пожалуйста, не заставляй меня это делать.
Я сел на скамейку, около ее отца, который закрыл глаза и старался игнорировать все, что происходит вокруг. Кристи, сидевшая около моих ног, тронула меня за ногу связанными руками. Я взглянул на нее. Она прошептала.
-пожалуйста, не заставляй их делать это. Они слишком молоды.
Я покачал головой, блондинка разочарованно отвернулась и стала наблюдать, как Джейн опустила голову между ног своей сестры. С моей позиции было видно, как Джейн высунула язык и провела им по вагинальным губам своей сестры. Элани закрыла глаза, вероятно отчаянно пытаясь представить, что это ее парень лижет ее между ногами, а не младшая сестра. Я наклонился к моему связанному соседу и прошептал ему в ухо –
-Дэви, открой глаза и посмотри на своих дочек, вместе они составляют прекрасную пару.
Он покачал головой. На его глазах были слезы, не знаю, слезы горя или злости.
-Дэви, ты пойми, я заставлю тебя это сделать, так или иначе. Возможно, ты предпочел бы, что бы твоя жена присоединилась к твоим дочкам.
Он открыл глаза и взглянул на меня с невыразимой ненавистью, промычав что-то сквозь кляп. Меня не интересовало, что он хочет сказать, лишь бы он смотрел. Я взглянул на девочек. Джейн с закрытыми глазами пыталась сделать вид, что лижет сестру с удовольствием. Элани тоже довольно успешно делала вид, что получает удовольствие. И все это без порки. Кристи же не могла отвести взгляда от этого шоу. Я наклонился и прошептал ей в ухо. –
-Тебе раньше приходилось отсасывать член?
На ее лице отразилось удивление. До сих пор я не просил никого из женщин сделать что –нибудь для меня. Она ответила –
-Я уж думала, ты никогда об этом не попросишь.
-Девушка, не меня. Хотя, для меня, может быть позже тоже понадобиться разрядка.
Кристи улыбнулась, когда осознала, что я возбужден. Но улыбка сразу сползла с ее лица, когда она поняла, кому ей придется делать минет.
-Пожалуйста, не надо. Я совсем не знаю этого парня. Он их отец. Это убьет его, если он возбудится, вынужденный наблюдать их.
-Ты, кажется не против сделать это для меня, но меня ты тоже не знаешь. Ты хорошо умеешь это делать?
-Мой парень говорил мне, что хорошо.
-Ты можешь почувствовать, когда парень близок к тому, что бы кончить?
-Обычно да.
-Хорошо, делай ему минет. Играй с ним, но не позволяй кончить.
Кристи встала перед ним на колени и наклонила голову. Глаза Дэйва чуть не вылезли из орбит, когда он понял, что сейчас произойдет. Роскошная голая блондинка со связанными руками, стоя на коленях посреди супермаркета, будет делать ему минет. И при этом его дочери занимаются сексом перед ним. Он покачал головой и попытался что-то пробормотать сквозь кляп. Кристи еще раз взглянула на меня с немой просьбой в глазах. Я не обращая на нее внимания , подошел к сестрам, будучи уверен, что она сделает все, что я приказал ей. Она прошептала Дэйву свои извинения и начала.
Элани начала дышать громче. Я провел пальцем у Джейн между ног, вздрогнувшей от моего прикосновения. Она была совсем сухая. Я прошептал ей в ухо – 69.
Джейн умоляюще посмотрела на меня. Элани будет трудно представлять, что это ее бой-френд, когда около ее лица будет женская пися. Пока Джейн перевертывалась, я провел пальцем по писечке Элани и обнаружил, что она сырая. Джейн наконец удалось поместить свои колени по обе стороны головы сестры и она опустилась ей на лицо. Тут она на меня взглянула –
-Пожалуйста, не заставляй продолжать.
-Джейн…
-Хорошо, но освободи мне руки. В позе 69 у меня получиться лучше, если я смогу поддерживать себя.
В этом был резон. Я наклонился и освободил ей руки. Она, поддерживая себя руками, мягко опустилась на тело сестры и продолжила лизать ей писечку. Элани застонала, но не стала лизать сестру. Без предупреждения, я с размаху опустил кнут на ее вытянутые ноги, прямо рядом с головой Джейн. Она закричала, но сразу сообразила, в чем причина. В следующий момент она, плача, уже ласкала своим язычком Джейн.
Через пол часа Элани затряслась в оргазме. После этого Джейн подняла голову и посмотрела на меня, как бы спрашивая разрешения перестать лизать Элани. Я кивнул. Она села на коленки, с писечкой, прижатой к лицу Элани. Элани продолжала лизать Джейн. Джейн покраснела и начала ласкать руками свои грудки. Через несколько минут она негромко вскрикнула, забилась в оргазме и повалилась вперед. Я сделал ей знак, что она может остановиться.
Я подошел к сестрам, вытянул руки Джейн вперед и привязал их к ногам Элани. Потом привязал ее ноги.

Глава 21


Я подошел к Кристи и отвел ее в сторону. Я хотел с ней поговорить, чтобы другие не слышали. Проведя рукой между ее ног, я обнаружил, что она мокрая.
-Это тебя возбуждает?
Она посмотрела на меня со стыдом в глазах. –
-Я не знаю, что со мной случилось. Это началось, после того как в этого парня вставили кляп.
-С тобой все нормально, я тебя понимаю. Ты бы хотела с ним трахнуться?
-О боже, нет. Я имею ввиду, что если ты меня заставишь, то да. Но мне бы не хотелось этого делать.
-Ты бы стала для меня мастурбировать?
-Да –
Сказала она насмешливо. –
-Ты уже видел меня, делающей это. Я не буду утверждать, что не люблю этого. Не такая я женщина.
-А ты бы трахнулась со мной?
-С удовольствием.
-Я думал, что ты ненавидишь меня.
-Только в те моменты, когда ты меня заставляешь делать какие – нибудь пакости.
-Как насчет того, если я заставлю их мать доставить тебе удовольствие?
-Пожалуйста, не надо.
-Никаких возражений.
-Пожалуйста, лучше я доставлю удовольствие тебе. У тебя не было разрядки долгое время, если конечно ты не трахался с другими за моей спиной.
-Нет, я ни с кем не трахался.
-Ты знаешь, что я выполню все твои требования. –
Покачала она головой с разочарованием.
-Оставайся здесь.
-Конечно, куда же я денусь.
Я вернулся обратно к сестрам и присел около головы Дженни. Она подняла голову, насколько смогла, посмотрела на меня и прошептала. –
-Ты Дьявол.
Я кивнул. –
-Не желаешь заключить сделку с дьяволом?
-Разве я уже не потеряла свою душу? Ты и так заставил меня выполнить все, что захотел.
-Хорошо, пока лежи так.
Я встал на ноги и пошел к секции.
-Подожди, вернись -
Закричала Джейн. Я не спеша вернулся и присел около нее.
-Я сделаю все, что ты захочешь. Это во мне ты больше всего заинтересован, не так ли? Почему?
-Ты вызов, загадка для меня. Ты умница. У тебя сильная воля.
-Ты хочешь меня сломить?
-Не уверен.
-Если я полностью отдамся тебе, ты отпустишь остальных членов моей семьи?
-Джейн, ты ведь знаешь, что я и так могу заставить тебя делать, все, что захочу.
Ее глаза наполнились слезами, но голос оставался твердым. –
-Мне кажется, ты уже устал от остальных. Если я тебя интересую, возьми меня и отпусти остальных, даже если мне нечего тебе предложить.
Она опустила голову.
-ОК
Ее глаза выразили непонимание.
-Что значит ОК?
-Я принимаю твое предложение. Я отстану от твоей семьи, если ты по собственной воле останешься со мной. Если ты добровольно согласишься вынести за это наказание, каким бы оно не было, и будешь сотрудничать со мной. Ты знаешь, я могу этого добиться от тебя просто поркой твоей сестры. Так что соглашайся, пока я в хорошем настроении.
Со слезами на глазах, понимая, что она добровольно соглашается стать моей рабыней, она кивнула. –
-Я согласна.
-Я оставлю тебя на несколько минут, пока пойду за твоей матерью. Потом я накажу тебя на глазах у всей семьи.
-Ты сказал, что оставишь их в покое?
-Да, я их отпущу, сразу после твоего наказания. Справедливо?
-Думаю, да. Все равно у меня нет выбора.
Я вернулся назад в отдел. Из всей семьи там осталась только мать. Я поставил еще стул перед ней и сел.
-Ты ублюдок. Почему ты делаешь такие вещи?
-Потому что мне нравиться. Вопросы есть?
-Что тебе от нас надо?
-Твоя дочь это уже поняла. Джейн – умная женщина.
-Если хоть один волосок упадет с ее головы…
-Дора, будь разумней. Если бы я захотел нанести какой то вред любой из твоих дочек, я бы просто пошел туда и сделал это. У тебя нет способа меня остановить. Я уверен, что ты изо всех сил пыталась освободиться от этих веревок, которые навязала Джейн. Она умеет завязывать узлы, надо признать.
Я смотрел на беспомощную женщину, дергающуюся в веревках, так, что ее груди тряслись. Она заметила, что я наблюдаю это, и успокоилась.
-Скоро я исчезну из вашей жизни, обещаю. Но мне нужно, что бы ты кое-что сделала. И согласилась на это, до того, как мы начнем.
-Хорошо.
-Это звучит странно, но это для вас единственный способ избавиться от меня. Ты это делаешь, и я исчезаю.
-Ты хочешь меня изнасиловать?
-Дора, если бы я хотел тебя изнасиловать, я бы просто сделал это, не спрашивая твоего разрешения. Нет, у меня для тебя серия задач. И ты должна выполнить их за определенный срок.
-Какие задачи?
-Ты видела девушку, которую я привел с собой?
-Кристи? Голую бедняжку в цепях? Да. О … ты хочешь, что бы я занялась с ней сексом?
Я просто кивнул. Дора соображала очень быстро.
-А также несколько других задач.
-Сколько времени? – ты сказал, что будут временные ограничения.
-Время зависит от тебя, но я полагаю, что ты постараешься завершить это побыстрей. Дело в том, что я собираюсь использовать это –
Тут я показал ей кнут.
-на голой груди Джейн каждые 5 минут, пока ты не завершишь свою задачу.
-О боже. Ты не можешь ждать от меня, что я соглашусь на это.
-А у тебя нет выбора. Альтернатива такова, я приведу сюда Джейн, в цепях, и буду ее стегать, пока ты не устанешь слушать ее крики. Потом ты с удовольствием сделаешь то, о чем я прошу.
-Ты подонок.
-Да, я подонок, я знаю это. Меня обзывали и похуже, обычно женщины, которые не сделали так, как я просил.
Она начала плакать. В перерывах между всхлипываниями она смогла произнести. –
-Предположим, я согласилась. А какие другие задачи?
-Узнаешь поздней. Но если ты будешь быстрой, я успею только пару раз ударить Джейн.
-А ты нас отпустишь потом?
Я кивнул. Я собирался сдержать обещание. Правда, не все из семьи будут отпущены.
-Хорошо, развяжи меня, я сделаю это.
Я взялся за ее лифчик и рванул со всей силы. Он слетел, обнажив ее груди.
-Нельзя ли мне оставить нижнее белье?
-Дора …
Она замолчала, а я разрезал ножницами трусики и снял их с нее.
-до того, как я тебя развяжу, я хочу, чтобы ты кое-что прочувствовала.
-Что?
Я без предупреждения опустил кнут на ее голую грудь. Она закричала, в основном от неожиданности, я полагаю. Это был не особенно сильный удар.
-Прочувствовала?
-Да, ублюдок. Для чего это? Очень больно.
-Это был мягкий удар, и не задел соски. Пока ты будешь лизать Кристи, держи в уме следующее. Каждые 5 минут Джейн будет получать удар гораздо сильнее этого, и прямо по соскам. Можешь представить, какую она испытает боль?
-Подонок, она ведь умрет.
-Только если ты будешь слишком медлить.
-Я не могу это сделать. Пожалуйста, отпусти нас, мы не сделали тебе ничего плохого. Мы выполняли все, что ты хотел. Прошу тебя.
-Надо ли мне привести сюда Джейн в цепях и вынудить кричать для тебя, пока ты не согласишься?
Она кивнула, полностью покоренная. –
-Я сделаю это. Развяжи меня.
Я развязал ее руки. Как только они оказались свободными, она меня ударила. Удар попал в плечо, чуть-чуть мимо горла, куда она видимо метила. Не раздумывая, я хлестанул ее кнутом по бедрам.
-Дора, это был глупый поступок.
Я отошел от нее, оставив остальные части ее тела привязанными к стулу. Она плакала от боли. От разочарования. От тщетности ее попытки бунта.
-Ты понимаешь, что я должен наказать тебя за это. 3 минуты.
-Что?
-Джейн будет получать удар по груди каждые 3 минуты вместо пяти.
-Пожалуйста, не надо. Выпори меня.
Она руками подняла свою грудь.
◦Это я тебя ударила, а не Джейн. Я виновата, отстегай меня.
◦Каждые три минуты. Ты готова хорошо себя вести?

Она покорно кивнула. Я развязал ее и повел из секции.

Глава 22


Я подошел к Кристи и освободил ее от наручников. Она вздохнула с облегчением.
-Ляг на спину.
Я провел рукой по ее вагинальным губам. Все еще влажные. Она прошептала
-Пожалуйста, не надо.
-Ты переносила худшее.
-Я знаю, но женщина не сможет меня удовлетворить.
-Я слыхал, из женщин получаются наиболее нежные любовники.
Я сделал знак Доре подойти.
-На колени.
Все еще тихонько плача, она опустилась на колени между широко раздвинутыми ногами Кристи.
-Ты тоже не хочешь, что бы я это делала? –
Спросила Дора Кристи.
-Он будет мучить мою дочку, пока ты не кончишь. Поторопись, пожалуйста.
Я подошел к связанным девушкам и прошептал Джейн.
-Ты готова к наказанию?
-Я не знаю, за что меня будут наказывать, но думаю, готова.
Я освободил ее от веревок и прошептал.
-Ты помнишь, что ты сказала, как я могу тебя пороть? По твоим грудям. Я собираюсь бить тебя этим кнутом. А ты будешь стоять не двигаясь.
-Я не смогу это вынести, ты не представляешь, как это больно.
-Я буду наносить один удар каждые 3 минуты, пока мама не справиться со своей задачей. Вначале было 5 минут, но твоя мама меня ударила, и я уменьшил время до трех минут.
-Спасибо, мама. –
Пробормотала Джейн.
-Я хочу, что бы ты считала громко каждый удар. Если ты забудешь это сделать, я ударю Элани по груди тоже.
-О боже. Не могли бы мы заняться чем- нибудь другим?
-Например? Ты бы занялась сексом с мамой? Или с отцом?
-Ублюдок. Хорошо, бей мои груди. Но привяжи меня, я не смогу стоять, не двигаясь. И заткни мне рот, пожалуйста?
Я решил ей уступить. Я заставил ее подтащить тяжелую хромированную вешалку и привязал ее к ней. Запястья к верхушке, лодыжки к низу. После этого порылся в сумке с моими игрушками для взрослых. Вытащил новый резиновый мячик – кляп и показал его Джейн.
-Этого будет достаточно, что бы ты молчала?
Я ущипнул ее за сосок, и она покорно открыла рот. Я вставил кляп в ее ротик с белоснежными зубками и завязал завязки кляпа за ее головой. В последний момент я решил кое-что добавить. Я взял шнур и обвязал им грудки Джейн, так что они стали неестественно выпирать. Я обратился к Доре. –
-Как услышишь первый удар, можешь начинать.
-Пожалуйста, не надо. Ты убьешь ее.
-Зависит от того, насколько быстро ты справишься со своей задачей.
Размахнувшись, я с силой опустил кнут на грудь Джейн. Даже сквозь кляп я услышал ее крик. Она забилась в судорогах, тщетно пытаясь освободить свои руки и ноги. Как угодно защитить эти чувствительные холмики плоти. Избежать кнута. Ее мир взорвался от боли. Она дергалась всем телом в веревках, натирая свои запястья, неудержимо рыдая. Даже сквозь кляп я разобрал, что она пытается сказать –“хватит”. Дэйв закрыл свои глаза опять, не в силах смотреть на муки своей дочери. Дора прошептала Кристи. –
-Поторопись.
Я чувствовал, как настойчиво работает ее язычок между ногами Кристи. Кристи же начала гладить свои грудки. Все что угодно, что бы ускорить процесс. Никакой приватности. Никакой гордости не осталось у этих женщин.
Три минуты. Я ударил груди Джейн снизу. Снова она закричала и чуть не вывернула руки из суставов, пытаясь освободиться. Я старался ее бить так, чтобы не повредить кожу. Но все равно, удар был достаточно сильным. А Кристи уже начала стонать. Экстаз одной женщины и боль другой.
Прошла шестая минута. Я поднял кнут. Джейн глядела на меня умоляюще. На этот раз удар попал на околососковые ареолы. Она снова закричала и начала вырываться из веревок.
-Не надо больше, пожалуйста, -
я различал сквозь кляп. Вскоре после того, как я еще раз ударил Джейн, я услышал, как Кристи громко вскрикнула. Я повернулся и увидел, что она бьется в конвульсиях сильнейшего оргазма. А Дора на всякий случай продолжает свою работу. Через минуту тело Кристи расслабилось, а голова упала набок. Она прошептала. –
-Не надо больше, я кончила. Боже, как хорошо я кончила.
Дора подняла голову и посмотрела на меня.
-Благодаренье богу. Можем мы теперь остановиться?
promer
Школьник
Школьник
 
Сообщений: 9
Зарегистрирован: 05 июл 2009, 15:20

Re: "Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Новое сообщение Марк » 29 окт 2009, 15:00

Спасибо!
Продолжение у тебя есть или это всё?
С садистским приветом, Марк Десадов
Аватар пользователя
Марк
Демиург
Демиург
 
Сообщений: 936
Зарегистрирован: 01 июл 2009, 19:16
Откуда: Москва
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: "Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Новое сообщение promer » 29 окт 2009, 15:05

Глава 23

-У тебя еще остались задачи.
-О боже, что еще ты хочешь? Пожалуйста, перестань бить мою дочку.
-Я думаю, твоему мужу необходим минет.
-Хорошо, но не бей ее.
-Отсоси его, а когда он кончит, возьми все в рот, но не глотай. И жди следующей инструкции.
-Разве мы сделали не достаточно, пожалуйста?
Я взял кнут. Она сразу подползла на коленях к своему мужу. Он затряс головой. Видимо боялся, что не сможет кончить. Он знал, какие тогда будут последствия. Грудь его дочери была на виду у него. Дора, немного неловко из-за связанных сзади рук, взяла в рот пенис мужа. Он почти сразу стал твердым. Я видел, как голова Доры ходит взад и вперед, с отчаянным желанием удовлетворить мужа для меня. На этот раз я объявил вслух -
-Девять минут.
Дора застонала, несмотря на пенис во рту. Джейн побледнела и затрясла головой, отчаянно вырываясь из веревок. На этот раз я ударил ее грудки снизу, сразу под сосками. Минутой позже Дайв кончил. Сперма заполнила рот Доре и даже вылилась на ее лицо. Когда ее муж окончательно успокоился, Дора, с закрытым ртом, чтобы сохранить сперму, подняла голову и вопросительно на меня посмотрела.
-Подползи к Элани и отдай ей сперму. В рот. Глубоко ее поцелуй. Я хочу, что бы она выпила каждую каплю.
Глаза Доры расширились. Она покачала головой и не двинулась с места. Я посмотрел на часы.
-Если ты выплюнешь или проглотишь, я заставлю тебя сделать это снова.
Двенадцать минут. Я поднял кнут и тщательно нацелился на соски Джейн. Джейн умоляюще посмотрела на мать. Я сильно ударил ее по соскам. Ее крик, даже сквозь кляп, зазвенел у меня в ушах. Рыдания сотрясли ее тело. Я услышал, как Элани заговорила. –
-Мама, я знаю, что ты должна сделать. Просто сделай это ради Джейн, я проглочу. Пожалуйста.
Покорившись, Дора, с все еще связанными за спиной руками, подползла к Элани. Элани открыла рот. Дора, совершив над собой усилие, наклонилась, открыла рот и поцеловала дочку, отдав ей жидкость изо рта.
Наконец Дора оторвалась от дочери и спросила. –
-Еще какие-нибудь задачи?
Я покачал головой.
-Подонок, я надеюсь, ты будешь гореть в аду.
-Ты только что заработала для Джейн еще один удар. И что бы ты поняла, что наделала, я вытащу кляп, послушай ее крик.
Я подошел к Дженни, развязал завязки и вытащил кляп. Она сразу заговорила. –
-Мои грудки. Мои бедные грудки болят. Очень, очень сильно. Я не могу это больше выносить. Пожалуйста, все, что угодно, только не по грудям. Она не хотела это сказать.
Заговорила Дора, сидевшая на коленях около Элани.
-Пожалуйста, больше не надо, она больше не вынесет. Ударь меня вместо нее. По любому месту. Ведь это я сказала, а не она. Пожалуйста.
Я подошел к Доре.
-Может быть я ударю вас обеих.
Слезы закапали из ее глаз.
-Пожалуйста, оставь ее в покое, она только девочка. Накажи меня.
-Хорошо, я накажу тебя. Но не по грудям, а по писечке.
Ее глаза расширились. Наверное, она никогда не думала, что можно ударить женщину по этому месту. Джейн закричала. –
-Не надо. Я вынесу еще удар по грудям. Оставь ее.
-Нет, я вынесу это. В какой позиции ты хочешь это сделать?
-На спине. Подыми ноги вверх и в стороны, как будто ты приготовилась к сексу.
Я оставил ее на минуту и повернулся к Джейн. Провел рукой по ее распухшим грудям. Она пыталась уклониться, но веревки не давали ей большой свободы. Груди у нее были горячие и нежные. Я провел рукой между ног. Влажно, очень влажно. Похоже, порка ее возбудила. Она, плача, покраснела от стыда. Она поняла, что я понял, что она возбуждена.
-Пожалуйста, не бей маму по писе. Ты можешь себе представить, как это больно? Я и так уже избита. Если надо кого–нибудь ударить, ударь меня. Я вытерплю еще один удар.
Я посмотрел прямо ей в глаза и увидел страх, что ее снова ударят по груди. Но она была настроена защитить свою маму, чего бы это ни стоило.
-Извини, Дженни, в другой раз. Но я постараюсь быть осторожней с твоей мамой.
-Ты подонок.
-Я знаю.
Я вернулся к Доре.
-Проси.
-Чего просить?
-Проси меня, что бы я тебя ударил.
-Ты шутишь.
-Разве я выгляжу шутником?
-Я не могу.
-Ты хочешь два удара?
-Пожалуйста, просто ударь, и все.
-Хорошо.
Я подошел к Элани и не сильно ударил ее по грудям. Она, не готовая к этому, отчаянно закричала.
-Пожалуйста, больше не бей ее. Хорошо. Я прошу, ударь меня. Я заслужила наказание. Ударь меня по писечке. Мне нужен урок. Ударь меня кнутом. Заставь меня кричать.
Без предупреждения я с силой ударил ее между вагинальными губами. Ее мир взорвался в невообразимой агонии, рот открылся в беззвучном крике, тело выгнулось от боли. Скованными руками, плача и проклиная меня, она тщетно попыталась прикоснуться к болезненной точке между ног.
-Поблагодари меня.
-Пошел на х…
Кристи мгновенно подползла к ней, обняла и зашептала в ухо –
-Я не могу на это больше смотреть, поблагодари его, и все закончиться.
Плачущая женщина взглянула на меня и забормотала-
-Прости, я не хотела ругать тебя, просто мне очень больно. Пожалуйста, не бей меня больше. Спасибо, за то, что ты преподал мне урок. Спасибо за то, что ты ударил меня по писе. Я заслужила этого. Я сделаю для тебя все, что угодно, только больше не бей меня.
Я наклонился к Кристи –
-Привяжи Дору к Элани, так же, как была связана Джейн, запястья с коленками.
Тут я снял с ножек Кристи кандалы. Она мне прошептала –
-Спасибо.
-За что?
-Я возненавидела эту штуковину в тот момент, когда ты надел ее на меня.
-Я знаю. Я хочу посмотреть, понравиться ли она Джейн. Привяжи Дору и потом может поможешь мне управиться с Джейн.
Минуту я понаблюдал, как Кристи объясняет Доре, что от нее требуется. Без всякого сопротивления Дора забралась на свою старшую дочь и позволила привязать себя к ней в очень унизительной позиции. Тем временем я снял веревки с грудок Джейн. Потом надел наручники на ее ножки.
-Нет необходимости сковывать мои ноги, я же обещала по доброй воле пойти с тобой. Я не буду пытаться убежать.
-Я знаю, просто мне это нравиться.
И наконец я развязал руки Джейн. Немедля, она обняла свои распухшие грудки и сказала, взглянув на меня. -
-Ты знаешь, как это больно?
-Я могу только вообразить это.
-Я сделаю все, что угодно, что бы избежать этого. Я думала, я умру.
Я проверил веревки на Доре и пошел в отдел, что бы взять взрослые игрушки. Когда я вернулся, то надел на Джейн кожаный ошейник. Джейн мне сказала –
-Я думала, ты их отпустишь.
-Скоро я их отпущу. Я не собираюсь больше их мучить. По-моему это звучит, как свобода.
-Было бы хорошо, если бы ты их развязал.
-Возможно, ты заработаешь их освобождение позднее.
Я привязал поводок к ошейнику Джейн и пошел собирать разбросанные там и сям веревки и наручники. Когда я вернулся к девушкам, они стояли на коленях с вытянутыми вперед руками, как бы предлагая их связать. Наверное, Кристина идея. Я надел на них наручники, поднял на ноги и повел к выходу из магазина.

Глава 24


Когда мы подошли к БМВ, я заметил, что Лиз, несмотря на руки, прикрепленные к рулю наручниками и перевязанную грудь, заснула. Не думаю, что кто либо еще мог бы спать в таком положении. Я открыл дверь и освободил ее от наручников, разбудив.
-Выходи, Лиз.
Она вылезла из машины и сразу опустилась на колени.
-Руки кверху.
Она подняла руки, а ее глаза, полные любопытства, остановились на новой девушке. Я приказал Кристи освободить Лиз от веревок. С некоторым трудом, мешали скованные руки, она это выполнила. Лиз взглянула на меня и спросила -
-Могу я задать вопрос?
-Конечно -
Я был в хорошем настроении.
-Ты обещаешь, что нее рассердишься, и опять не обвяжешь меня веревками?
-Никаких обещаний. Но спрашивай?
-Ты не отпустишь Кати? А я останусь. Я буду твоей пленницей. Я буду делать все, что ты прикажешь. Я буду хорошей, обещаю.
-Хорошо.
-Правда?
-Действительно.
Я открыл багажник и поднял обнаженную женщину, щурившуюся от внезапного света, на руки.
-Ты выполняла все мои приказы и я посылаю твою подружку обратно в замороженное состояние, в тот момент, когда мы встретились. ОК?
-Благодарю тебя.
Я положил связанную, не понявшую что происходит женщину в БМВ, и сконцентрировался на полях времени вокруг. На наших глазах машина с Катериной исчезла. Назад к первоначальному состоянию. Минус Лиз, конечно.
-Так, наш транспорт исчез, придется идти пешком.
Я снял наручники с рук девушек и поставил их на четвереньки. Кристи взмолилась. -
-Пожалуйста, не на четвереньках опять, мои коленки меня убивают.
Не в настроении разговаривать я сделал им знак рукой - двигаться. Наверно это выглядело так, будто я прогуливаю трех собачек. Ни Джейн, ни Лиз еще не ползали для меня, но они сразу поняли, почему Кристи это не нравилось. Унизительная поза, болтающиеся груди, полная нагота, а их полностью одетый захватчик с удобством вышагивает рядом. На Джейн, к тому же, наручники на ногах, немало затрудняющие движение. Я предполагал, что где-то на этой улице должен быть отель. Я нуждался в отдыхе, это был тяжелый день.
Девушкам понадобилось почти два часа, что бы доползти до отеля. Немало времен у них занял и подъем по лестнице до номера на мансарде, который им тоже пришлось проделать на четвереньках.
Я сломал замок на двери в номер и открыл ее. Пожилой человек и девушка сидели на диване перед телевизором. Было очень странно наблюдать, как три молодых обнаженных женщины заползают в номер, но им, я думаю, это казалось еще более странным. Я приказал им встать, и они тотчас же поднялись, потирая коленки и ладошки. Кристи, понимавшая, что я мог еще долго держать их на коленях, прошептала слова благодарности в мой адрес. Не обращая внимания на пару в главной комнате, я повел девушек осматривать помещения. Номер казался достаточно большим и уютным. Ванная была гигантской. Я завел туда девушек, присел перед Джейн, и снял с ее ног наручники.
-Я хочу, чтобы вы все приняли душ. -
С этими словами я открыл холодный кран. Несмотря на холодную воду, женщины с удовольствием залезли под душ. Дрожа, но, радуясь возможности избавиться от грязи. После всего, что они перенесли, это было не удивительно.
-Я хочу, что бы вы вымыли друг друга. Из душа не выходить, пока я за вами не вернусь. И никакой горячей воды.
Они хором простонали, но сочли за лучшее не возражать. А я же вошел в главную комнату, нацелил на женщину пистолет и освободил ее из временной ловушки. Она ожила и сразу же заметила меня с пистолетом. -
-Какого …
-Привет.
-Что тебе надо? А отец? Что ты сделал с ним?
-Вопросы здесь задаю я. Кто ты?
-Я Эми Тротман
-Это твой отец?
-Что ты хочешь?
-Это твой отец? -
Тут я нацелил пистолет на ее лицо.
-Да, да, успокойся. Он здесь в деловой поездке и взял меня с собой. Ты не можешь опустить пистолет?
-Предлагаю сделку. Ты выполняешь все мои требования, и я никому не причиню вреда.
-Хорошо, я сделаю все, что ты хочешь.
Я бросил пару наручников к ее ногам. -
-Надень.
-Зачем?
Я снова махнул пистолетом, она торопливо подняла наручники и одела их.
-Подойди ко мне.
Она встала с дивана и приблизилась, а я прижал к ее голове пистолет и разморозил ее отца.
-Какого черта? -
Сразу, как он заметил меня с пистолетом, прижатым к его дочери. -
-Откуда ты взялся? Что тебе надо?
-Мне надо, чтобы вы вышли из номера. Спокойно покиньте комнату.
Я установил замедленное время за пределами номера, такое, что как только он попадет в него, то будет двигаться по миллиметру в сутки.
-Успокойтесь, я сделаю все, что вы хотите. Только не трогайте Эми. Хорошо?
Я кивнул. -
-Просто выйдете.
Он шагнул за дверь и сразу замер.
-Что ты с ним сделал? -
Спросила Эми.
-С ним все в порядке, только я его сильно замедлил.
Я отошел от Эми и осмотрел ее. Она была симпатичной девушкой, брюнеткой с приятной фигурой. Судя по возрасту, она, наверное, была студенткой колледжа.
-Что тебе от меня надо?
-Мне надо только место, что бы переночевать. И я не желаю, чтобы мне мешали.
-Серьезно?
-Да. Ложись на пол.
??
-На пол, лицом вниз.
Наручники уже сослужили свою службу и я их снял.
-Руки за спину.
-Пожалуйста, я не буду тебе мешать. Я буду себя хорошо вести. Не надо меня связывать.
-Руки.
Она неохотно завела руки за спину, и я быстро их связал. Потом связал ей ноги. Кончил я работу тем, что поднял ее ноги и привязал их к рукам.
-Пожалуйста, не оставляй меня в таком положении, мне очень неудобно.
Если бы я не был таким усталым, я бы расхохотался. Она еще не знает, что такое неудобно. Я прижал палец к губам и сказал. -
-Я не хочу засовывать в тебя кляп, но могу, если будет такая необходимость. ОК?
Она кивнула, но попыталась что-то сказать. Не слушая, я пошел обратно в ванную комнату. Там я выключил воду и приказал женщинам выходить. Они, дрожа, но в хорошем настроении, вылезли из душа и выстроились передо мной. Я дал им на всех одно полотенце.
-Приведите себя в порядок и приходите в спальню.
В спальне я вытянулся на кровати и стал ждать. Первой пришла Джейн. Она сияла в своей наготе, соски были твердые, очевидно от холодного душа.
-Ты выглядишь уставшим. -
Сказала она мне.
-Я устал.
-Порка женщин отбирает столько сил?
-Видимо да.
-Могу я чем-нибудь помочь?
Я покачал головой. Следующей пришла Лиз. Соски тоже твердые, а с волос еще капало.
-Джейн, возьми веревку и привяжи Лиз на полу, перед кроватью.
Лиз посмотрела на меня просяще. -
-Пожалуйста, я сделаю все, что угодно. Не надо меня привязывать.
-Лиз, дорогая, я хочу спать. Мне только не хватало, чтобы кто то из вас решил, что может воткнуть в меня нож. Джейн хорошо обращается с узлами. Позволь ей себя связать, хорошо?
Лиз подчинилась и завела руки за спину. Джейн связала ей руки и заставила лечь на пол. После этого она связала ей коленки и лодыжки и привязала к кровати. Теперь Лиз никуда не денется. Джейн спросила меня -
-Ты заставляешь нас спать на полу?
-Да. Какие-нибудь проблемы с этим?
-Нет. Я ведь обещала выполнять все твои приказы. Если это означает сон на полу, то это лучше, чем порка груди.
Тут вошла Кристи, услышав последнюю фразу.
-Ты ведь не собираешься ее пороть опять?
Я посмотрел на нее. -
-Нет. Но я заметил, что ты единственная из троих, не испытавшая хорошую грудную порку.
Она побледнела и инстинктивно закрыла руками свои грудки.
-Пожалуйста, не надо, я ничего не сделала.
-Я знаю, что ты ничего не сделала. Но тебе повезло, что я слишком устал. Кристи, я хочу, чтобы ты связала Джейн. Привяжи ее к Лиз, лицом к лицу.
-Пожалуйста, не надо меня связывать, я так устала сегодня, я не смогу так заснуть.
-Джейн, у тебя грудь уже прошла? Кристи, свяжи ее.
Джейн, смирившись, опустилась на пол и завела руки за спину, согласившись спать, прижимаясь к Лиз, совершенной для нее незнакомке. Через какое-то время Кристи крепко привязала обеих женщин к друг другу. Лица на расстоянии дюймов, тела прижаты.
Кристи забралась ко мне на кровать.
-Я думаю теперь твоя очередь связывать. У тебя уже не осталось свободных женщин -
сказала она насмешливо и протянула руки.
-Я думал тебе не нравиться, когда над тобой доминируют.
-Это не так уж плохо. Кажется, я привыкаю. И ты все равно ведь меня свяжешь, хочу я этого, или нет?
Я поднял с пола наручники и надел ей на ноги. Другую пару наручников я надел на ее руки, заведенные за спину, и лег на спину, настолько усталый, что даже не приказал ей слезть с кровати.
-Ты не можешь спать в одежде.
Я открыл один глаз -
-Почему нет?
-Это не хорошо для тебя.
-Отсутствие сна тоже не хорошо для меня.
-Давай, раздевайся. Я ходила голая перед тобой бог знает сколько времени. Ты заставлял меня ползать, унижал. Я делала вещи, которые не один человек в здравом уме не будет делать. И я даже не прошу снять с меня наручники, что, может быть, является самой большой моей мечтой. Но я не могу лежать здесь и смотреть, как ты спишь в одежде. Раздевайся сейчас же.
Я понял, что должен либо сурово наказать ее, либо послушаться, что бы заставить ее замолчать. Но на первое у меня не было сил, видимо контроль над временем забирает много энергии. И я разделся до трусов.
Она ухмыльнулась, когда увидела, что я не собираюсь полностью перед ней обнажаться.
-Ты стесняешься? Ты заставлял Джейн раздеваться перед отцом. Ты заставлял ее заниматься сексом перед ним. Ты даже порол ее перед ним. Абсолютно не заботился о чьей-либо скромности. Когда ты рестартуешь мир, мы забудем обо всем полностью. Так в чем же дело, маленький?
Мне действительно стоило ее наказать за непочтительность, но у меня не было сил. Я вздохнул и снял трусы. Кристи замолчала, но я слышал, что она шевелиться, возможно пытаясь устроиться поудобнее.
Внезапно я ощутил ее прикосновение между ног. Я открыл один глаз и увидел ее светлую голову. Я почувствовал, как ее губы сомкнулись вокруг моего члена. После сегодняшнего дня, все что я мог - это постараться не кончить сразу. Она медленно, осторожно двигала головой вверх и вниз, работала язычком, слегка посасывала. Мгновенно картины сегодняшнего дня встали передо мною. Голая Джейн, кричащая перед отцом. Кристи, занимающаяся любовью с собственной матерью. Катерина, порющая Лиз. Кимберли, одна в магазине, с перевязанной грудью и прищепками на ней. Я не мог удержаться и кончил, стараясь как можно глубже проникнуть в ее рот. Я чувствовал, как она лихорадочно глотает мою сперму. А когда я успокоился, она просто посмотрела на меня, улыбнувшись, взглядом, какой бывает у кошки, которая съела канарейку. После этого она осторожно, так как мешали наручники, сползла с кровати и присоединилась к подругам на полу.
-Спокойной ночи, приятных сновидений. - пробормотала она.
-Спокойной ночи, Кристи.

Глава 25

Я проснулся, если верить моим часам, 14 часов спустя. Пробуждение было прекрасным. Роскошная блондинка, оседлавшая мое тело, тяжело дыша, двигалась вверх и вниз. Глаза ее были закрыты, а чудесные грудки смотрели прямо на меня. Цепи на ее руках и ногах негромко позвякивали.

Мою промежность переполняли сильнейшие ощущения – от ее нежной писечки, ласкавшей мне пенис, от ее тихих стонов. И через минуту я кончил в нее. Она открыла глаза и улыбнулась -

-Доброе утро, соня.

Я слабо ответил -

-Доброе утро.

Она продолжила свои движения, доведя себя до оргазма со стонами и рывками рук в наручниках. После этого она слезла и улеглась рядом со мной. Я ее обнял и лежал так, не совсем понимая, что случилось. Это роскошное создание, обнаженное и в цепях, подарило мне секс, и какой фантастический секс. Я припомнил и ее оральные ласки прошлым вечером.

Услышав в другом помещении какой-то шум, я поднял голову и огляделся. На краю кровати лежали ножницы. А Джейн исчезла. Кристи заметила, что я что-то услышал, и пробормотала мне в ухо. -

-Все ОК. Она сейчас готовит нам завтрак. Не могли заказать обслуживание в номер. А даже если бы они и ответили, у меня нет абсолютно ничего, в чем я могла бы их встретить.

-А почему здесь ножницы.

-О боже.

Тут она побледнела.

-Я тебе скажу, но пообещай ее не наказывать.

Я был сбит с толку, но решил ее сначала выслушать. -

-Никаких обещаний.

-О боже. Хорошо. Это моя ошибка. Действительно. Если ты будешь кого-нибудь наказывать, то накажи меня, ОК? Джейн и я проснулись рано. Я ведь единственная, кто мог двигаться. Мы вели себя очень тихо, что бы тебя не разбудить. Мы могли представить, что случиться, если мы тебя разбудим. Мы проговорили около часа, познакомились поближе. Потом немножко поплакали, но в конце нам пришла идея, что было бы неплохо приготовить тебе завтрак. Но я не знала, куда ты дел ключи от этих штуковин. -

Тут она потрясла наручниками в знак подчеркивания.

- Единственное, что мы могли сделать, это развязать Джейн, поскольку ты использовал для нее веревки.

Я почти час потратила на узлы, в наручниках развязывать их так неудобно. В конце концов, я ее освободила, и тут то все и случилось.

-Что случилось?

-Пожалуйста, обещай, что ничего ей не сделаешь.

-Что случилась?

Кристи уже почти чуть не плакала.

-Джейн встала и попыталась найти ключи от наручников. Все что она нашла, это были ножницы. Тут ее лицо ее лицо превратилось в маску, она схватила ножницы и двинулась к тебе. Я закричала. Это ведь очень легко – закончить все это. Один удар в нужное место. Она ведь знает об управлении Временем?

-Она по-видимому догадалась, в основном.

-Так или иначе, она стояла с ножницами минут 5, глядя на тебя с ненавистью. Потом бросила ножницы, заплакала и выбежала из комнаты. Следующее, что я услышала – были звуки с кухни – она начала готовить завтрак. Теперь ты все знаешь. Это я ее развязала. Пожалуйста, она же остановилась. Ты должен понять. Ты мучил ее семью. На ее месте каждый попытался бы тебя убить. Но ведь она не сделала этого. Пожалуйста.

Я помолчал некоторое время, пока Кристи тихонечко просила за Джейн. Я был озабочен, что чуть было не случилось самое неприятное. Уравнения говорят, что с моей смертью мир просто вернется в исходное состояние, в ту точку, где я живой. Но мне бы не хотелось это проверять.

-Хорошо, я понимаю, что у тебя были самые лучшие намерения. На этот раз я ее прощаю. Что касается тебя, я придумаю подходящее наказание позже.

Кристи, со слезами на глазах, взглянула на меня и попыталась поторговаться:

-Накажи меня, я заслужила, но пожалуйста, только не по грудям. Я не смогу это вынести. Я не представляю, как Джейн перенесла порку груди. Ты знаешь, ее грудки все еще в рубцах?

Я кивнул. В этот момент великолепная фигурка обнаженной Джейн показалась в дверях с подносом в руках. Она улыбнулась, увидев Кристи в моих объятиях, и весело сказала:

-Доброе утро. Это утро длится уже, черт знает сколько времени.

Намек на то, что я остановил время утром, “вчера”. Если она заметила Кристины слезы, то она не сделала выводов. Я подозреваю, она надеялась, что Кристи не расскажет мне об инциденте с ножницами. Я решил сохранить это, как наш с Кристи секрет. Надо будет только повнимательнее наблюдать за Джейн, хотя, если она не убила меня, когда у нее был такой хороший шанс, вряд ли когда нибудь еще она будет пытаться это сделать.

Джейн пронеслась по комнате, очевидно очень оживленная после хорошего сна, опустила поднос и мягко потянула Кристи из моих рук. Кристи, без слов, соскользнула на пол, и встала на колени. Джейн сняла с подноса 3 тарелки с кашей и поставила их на пол. Хитро улыбнувшись, она взяла вилку и начала меня кормить. Я был наверху блаженства. Все мысли о наказании голенькой девчоночки рядом со мной исчезли, пока она кормила меня завтраком – блинами, яйцами, гренками с молоком, соком. Когда я закончил есть, она убрала поднос с постели и встала на колени рядом с Кристи. Боже, как роскошно они выглядели – две обнаженные женщины на коленях, ожидавшие моих приказов, одна из них в наручниках.

-Сэр?

-Джейн?

-Разрешите освободить Лиз, чтобы она могла позавтракать?

Джейн, не вставая с колен, наклонилась вперед и начала развязывать третью девушку. Лиз не сразу вспомнила, где она находится. Удивленный крик сорвался с ее губ, когда она увидела Джейн, и она попыталась порвать веревки. Окончательно проснувшись, она успокоилась, и позволила Джейн развязать ее, и пробормотала

-Это не сон.

Вскоре она была свободна и начала тереть запястья и лодыжки, пытаясь восстановить нормальную циркуляцию крови. Джейн вопросительно взглянула на меня

-Кристи тоже?

Я покачал головой. Кристи пока останется в цепях.

-Пожалуйста, сэр, разрешите нам позавтракать.

Джейн, не знаю почему, находилась в особенно покорном настроении в это утро.

-Наслаждайтесь. И поскольку Кристи не может есть в наручниках, почему бы кому – нибудь из вас не накормить ее?

Лиз взяла тарелку с пола, но Джейн схватила ее за руку и прошептала

- Таким способом.

Тут Джейн встала на четвереньки, опустила голову над своей тарелкой и начала есть. На глазах Лиз показались слезы, но она тоже встала на четвереньки и начала слизывать кашу с тарелки. Кристи попыталась сделать тоже самое, на из-за невозможности использовать руки, что бы удержать равновесие, большая часть ее каши оказалась на полу. Когда Джейн закончила есть, она взяла Кристину тарелку и поднесла Кристи ко рту. Кристи вылизала тарелку, потом наклонилась и слизала остатки каши с полу. Я с восхищением наблюдал за женщинами, унижавшимися передо мной без всякого приказа. Я не мог поверить своим глазам. 24 часа назад им бы не приснилось и в страшном сне, то что они будут завтракать с пола, обнаженные, перед каким-то незнакомцем.

-Какой бес в вас вселился?

Джейн, не поднимаясь с колен

-Я думала, тебе это понравиться. Мы надеялись, что если мы будем более покорными, ты не будешь нас наказывать.

-Мне это понравилось. И если никто из вас не будет делать глупости, мне будет очень трудно вас наказать.

Джейн с облегчением вздохнула – унижение было не даром.
promer
Школьник
Школьник
 
Сообщений: 9
Зарегистрирован: 05 июл 2009, 15:20

Re: "Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Новое сообщение promer » 29 окт 2009, 15:06

Глава 26

Я быстро оделся. Оставив девушек в спальне, я перешел в комнату, где оставил вчера Эми, с руками и ногами, связанными вместе, за спиной. Она уже проснулась.

-Что ты от меня хочешь?

-Пока не знаю.

-Пожалуйста, развяжи меня.

-Ты мне нравишься в таком положении.

-О боже. Мои руки так болят. Ты не мог бы хотя бы ослабить веревки?

-Кто ты?

-Эми Тротмэн. Я тебе уже говорила. Что это за женщина, которая отказалась говорить со мной сегодня?

Видимо, Джейн, не имея от меня инструкций на этот счет, побоялась с ней разговаривать.

-Это Джейн.

-А почему она была голой?

-Мне нравятся мои женщины обнаженными. Одежда бесполезна для женщины, ты не согласна?

-Пожалуйста?

-Эми, у тебя есть 2 альтернативы. Ты можешь продолжать лежать в таком положении, и я срежу с тебя одежду. Или я тебя освобожу, ты сама разденешься передо мной, и я снова тебя свяжу, но не так сильно.

-Боже, ты не должен делать этого.

-Я знаю, но мне этого хочется.

-За что? Что я тебе сделала?

-Совершенно ничего. Ты просто оказалась не в то время не в том месте. И я хочу видеть тебя голой. Какой вариант ты выбираешь?

-Пожалуйста, не делай этого.

-Ты хочешь, что бы выбрал я ? Мне нравиться срезать одежду с беспомощных девушек.

-Черт. Хорошо. Развяжи меня, я разденусь перед тобой, ублюдок.

-Ты уверена?

-Да. В любом случае, я окажусь голой.

-Умница. Ты быстро соображаешь.

-Ублюдок.

Я положил пистолет на столик и быстро развязал веревки. Оставив ее на полу приходить в себя, я уселся на диван. Выждав некоторое время, чтобы в ее руках и ногах восстановилась циркуляция крови, я сказал.

-Эми, встань.

-Пожалуйста, не заставляй меня делать это –но она поднялась на ноги.

-Начинай.

Она сняла блузку и брюки и бросила их под ноги, оставшись в лифчике, трусиках и носочках.

-Пожалуйста, не заставляй меня снимать остальное.

-Эми, мы можем снова тебя связать и я сниму остальное сам.

Она покачала головой и с помощью своих ног сняла носки. У нее были прекрасные ножки с накрашенными ноготками. Стоя босиком, она с мольбой взглянула на меня. Не увидев сочувствия, она, покорившись, расстегнула переднюю застежку бюстгальтера, и он упал сзади нее. Стараясь побыстрее кончить эту процедуру, она спустила вниз трусики и переступила через них. После этого она выпрямилась и, переминаясь с ноги на ногу, постаралась руками закрыть груди и пах. Я ей позволил это сделать, пока.

В конце концов, молчание стало для нее невыносимым.

-Что теперь? Изнасилуешь меня?

-Не думаю.

И я снова замолчал, желая продлить это неловкое для нее положение. Через несколько минут она снова заговорила.

-А что тогда? Пожалуйста. Мне так неудобно стоять перед тобой.

-Я снова тебя свяжу. Иди сюда и ляг на кофейный столик.

-Пожалуйста, не надо. Я сделаю все, что ты захочешь. Тебе не нужно меня связывать. Я не убегу. Пожалуйста, я больше не могу терпеть это. Я сделаю все, что угодно. Хочешь меня? А хочешь, я сделаю минет? А в попку?

-Эми…

-Пожалуйста – она уже плакала. Ее стыд и страх исчезли.

-Эми, я хочу привязать тебя к кофейному столику. Не заставляй меня причинять тебе боль.

Она забралась на столик и легла лицом вниз.

-Я хочу, чтобы ты легла лицом вверх.

-Чтобы ты мог меня трахать?

-Нет, дорогая, чтобы было легче причинить тебе боль.

-Боже. Пожалуйста, не делай мне больно. Я не позволю тебя меня связать.

-Эми, каждая секунда твоих пререканий означают больше боли. Я серьезно.

Из холла послышался голос Джейн.

-Эми, ты должна делать все, что он требует Нравиться тебе это, или нет. Боже, мне не вериться, что я это говорю. Эми, милая, если он сказал, что сделает тебе больно, то он сделает тебе больно. Но тебе будет еще хуже, если ты откажешься повиноваться ему.

Я покачал головой. Что сделаешь с этой непослушной девчонкой. Я был уверен, что приказал ей оставаться в спальне вместе с Кристи и Лиз.

Но ее слова оказали на Эми воздействие. Испуганная голая девочка на столе перевернулась на спину.

Я взглянул на Джейн – Леди, я, кажется, приказывал вам оставаться в спальной.

-Простите, сэр. Я была в спальной вместе со всеми. Они боятся выйти, а мне стало так жалко эту девушку. Мне так было тяжело игнорировать ее этим утром – она так страдала, связанная. И в спальне было слышно, что у вас проблемы с ней. Я подумала, что могу помочь. Она просто очень испуганна. Пожалуйста, вам не надо причинять ей боль, она и так выполнит любой ваш приказ. Правда, милая?

Эми, вся в слезах, кивнула.

-Я хочу посмотреть, как она переносит боль. Если она будет сотрудничать, то это продлиться недолго.

Эми взмолилась _Пожалуйста, сэр, не делайте мне больно.

-Джейн, раз уж ты здесь, свяжи ее.

-Пожалуйста, не надо, я бы не хотела в этом участвовать.

-Ты уже участвуешь. Ты ведь покинула спальню без разрешения, у тебя опасное положение. Хочешь его ухудшить? Помнишь, “каждые три минуты?” Я ведь могу это повторить.

-Боже, только не эти, мои грудки все еще болят.

Она мгновенно очутилась у моих ног, чтобы взять веревку. Джейн прошептала испуганной девочке на столе

-Пожалуйста, выполняй все его требования. Мне не хочется в этом участвовать, но ты себе представить не можешь, на что он способен. Он меня заставлял раздеваться и заниматься сексом с сестрой на глазах у отца. Потом он заставил мою мать заниматься сексом с другой женщиной, пока он каждые 3 минуты стегал мои груди. Я заметил, что Эми взглянула на отца, видневшегося из-за двери.

- О боже, он не сделает это со мной.

Я наблюдал, как Джейн с ловкостью эксперта привязывает руки и ноги Эми к столу.

-Сладенькая, я не знаю, что он собирается с тобой делать, но могу гарантировать, что тебе это не понравиться. Но, если ты откажешься повиноваться или даже будешь колебаться, ты пожалеешь. Послушай меня, я уже прошла сквозь такое. Просто делай все, что он говорит.

-Джейн, хочешь причинить ей боль?

-Боже, не заставляй меня делать это. Я пожалуй, лучше перенесу еще порку, чем сделаю ей больно.

-У тебя нет выбора.

-Не надо. Я ведь тебя слушалась, а вышла только помочь.

-И теперь ты помогаешь.

-Нет, я не могу это сделать.

-Джейн. Мы можем вернуться в магазин. Грудь Элани все еще болит от прикосновения кнута.

-Ты ублюдок, я не могу бить других женщин. Я связываю женщин, занимаюсь с ними любовью. Я даже делаю вид, что мне это нравиться. Но я не могу мучить другую женщину. Подумай сам, о чем ты просишь. Ты знаешь, как это больно? В отличие от тебя, у меня есть совесть.

-Хорошо, Джейн. Как насчет того, если я помучаю и тебя за компанию? Где бы ты хотела быть привязанной?

-Пожалуйста, не надо.

-Джейн, если ты не позволишь мне это сделать, мы вернемся в супермаркет. Я уверен, твоей матери понравиться опять заниматься со всеми любовью, пока я буду тебя стегать. Только на этот раз я заставлю ее пройти 2 круга.

-Ублюдок, что ты хочешь со мной сделать?

-Все еще не хочешь причинить боль Эми?

-У меня все еще есть выбор?

-Уже нет. Но мне интересно…

-Ну так где ты меня привяжешь? Ты можешь делать со мной все, что угодно, но я не могу бить бедную девочку. И пожалуйста, не надо опять в супермаркет.

Я повел трясущуюся Джейн к центру комнаты, взглянув на Эми, которая дергалась в веревках, полностью раскрывавших ее тело для обозрения, и тихонько плакала.

-Руки.

Джейн покорно протянула мне руки, и я связал их. Перекинув веревку через крючок в потолке, я обвязал другим ее концом талию Эми, для того чтобы она чувствовала, как сильно Джейн будет дергаться. Я восхитился выдержкой Джейн – сияя своей наготой она спокойно и покорно ожидала боль. Может ей это нравиться? Я вспомнил ее влажную писю после порки в супермаркете. Может быть, после наказания я спрошу ее об этом.

Я вернулся в спальню за расширителем ног – длинному стержню, к концам которого притягиваются ноги. Кристи, все еще в цепях, стояла на коленях перед кроватью.

-Мы пытались остановить ее.

-Я знаю. У меня для тебя задача.

-Какая?

Я молча ей улыбнулся.

-Черт, ты хочешь, чтобы я занялась с ними сексом. Пожалуйста, не надо.

-Да, а Лиз останется стеречь дом.

Я снял наручники с Кристиных ног и с их помощью прикрепил Лиз к ножке кровати. Она не возражала. Я думаю, она предпочитала сидеть тихо в спальне, чем участвовать в нашем представлении. Не удивительно.

Я практически выволок Кристи из спальни. Она без удивления взглянула на связанных Джейн и Эми и обратилась к Джейн.

-Ты не сделала что-то, что н приказал?

Джейн с сожалением кивнула.

Я присел, развел ноги Джейн в стороны и привязал их к расширителю. Я решил усилить наказание и туго перевязал ее грудки веревками.

-Боже, пожалуйста, не надо опять бить мои грудки. Я выпорю ее. Я согласна, пощади.

Я обратился к Кристи, руки которой все еще были скованы за спиной наручниками.

-Я буду пороть Джейн по груди, каждые 3 минуты, пока она не кончит. После этого я дам ей шанс упросить меня, чтобы я разрешил ей выпороть Эми. Поняла?

-Боже. Джейн, постарайся побыстрей, милая, хорошо?

Джейн молча кивнула. Нацелившись, я опустил кнут на ее правую грудь.

-А—А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А

Когда боль слегка утихла, она начала просить.

-О моя грудка. Она в огне. Пожалуйста, не надо. Я выпорю ее. Я все сделаю, только не надо больше.

Я посмотрел, как Кристи опустилась на колени и прижала свое лицо к писечке рыдающей девушки, стараясь довести ее до оргазма и закончить эту пытку.

-Считай –приказал я Джейн.

-Считать? Боже, как больно.

-Считай, это был первый удар.

-Ну ты ублюдок. Один.

Я взглянул на часы. Джейн вспомнила, что ей надо думать об оргазме, чтобы прекратить эту пытку, и попыталась сосредоточиться на языке Кристи, ласкающем ее писю.

Три минуты.

Я ударил по левой груди, чуть-чуть не попав по соску.

- О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О дерьмо, боже. Пожалуйста, остановись. Ты не представляешь, как это больно. Моя грудь, ты рвешь ее на части. Ублюдок.

Я снова ее ударил, на этот раз по обеим грудям. Она так дернула за веревки, что Эми, от сильного рывка, вскрикнула.

-А-А-А-А-А-А-А-А-А боже, боже, черт. –И сквозь рыдания –

-А куда делись 3 минуты.

Я молча взглянул ей в лицо и поднял кнут для следующего удара. В чем дело, она поняла слишком поздно.

-О боже. Пожалуйста, прости. А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А Два. Я сказала два. Пожалуйста, остановись, так больно.

Поскольку она вспомнила про счет, я засек по часам следующие 3 минуты. Джейн отчаянно пыталась сконцентрироваться на ощущениях в писечке, и была близка к оргазму, когда срок истек, и я нанес удар сразу по обоим соскам.

-А-А-А-А-А-А не надо. Ублюдок, я почти кончила. Боже, мои соски. Ты их чуть не оторвал. Черт, три, три. Ты подонок, я бы хотела, чтобы ты перенес эту боль. Пожалуйста, не надо больше. Я кончу для тебя, я буду мучить Эми, займусь с ней сексом. Я сделаю все, что захочешь.

Тут она сосредоточилась, и примерно в 8 минут 50 секунд с момента начала наказания ее мускулы сжались и она содрогнулась в оргазме. Когда она достигла пика, прошло ровно 9 минут и я снова ее ударил.

-А-А-А-А-А-А-А четыре, боже, четыре. Я кончаю опять. Мои грудки.

Казалось, последний удар вызвал второй оргазм, или продолжение предыдущего. Трудно сказать. Она кричала. Лицо голенькой блондинки все еще было в ее писечке. Тело Джейн сотрясалось от боли и оргазма. Показалось, прошла вечность, прежде чем она успокоилась, но слезы продолжали литься. А Кристи откинулась назад.

Джейн, повиснув на веревке, начала просить. Я был удивлен, так как думал, что она забудет.

-Боже, я забыла, как это больно. Мои грудки. Я больше не вынесу. Пожалуйста, не бей больше, ты почти разорвал меня на части. Пожалуйста, развяжи меня, разреши спуститься. Я выполню все, что ты прикажешь. Только не бей мои груди. Я сделаю с Эми все, что захочешь. Клянусь. Я выпорю ее. Пожалуйста, разреши сделать ей больно. Пожалуйста, я хочу причинить ей боль. Я сделаю это с перевязанными грудками и расширителем между ног. Только опусти меня.

Пока она просила, я подошел к совершенно запуганной Эми и отвязал веревку. Оставшись без поддержки, Джейн сразу упала на пол. Кристи подползла к ней и попыталась ее приласкать, но у нее это не очень получилось из-за рук, все еще скованных за спиной. Джейн просто положила голову Кристи на грудь, и попыталась обнять свои грудки связанными руками, продолжая плакать. Казалась, она никогда не остановиться.

Я сел на диван, ожидая, пока прекратиться плач. Эми взглянула на меня со страхом, со слезами, навернувшимися на глаза, и тихо сказала –

-пожалуйста, не делайте этого со мной. Я сделаю все, что вы захотите. Нет необходимости мучить меня.

-Эми, не буду тебя обманывать. Джейн будет тебя мучить. Поверь мне, это лучше для тебя, чем если этим займусь я.

-Но за что? Я ничего не сделала. Я выполняла все ваши приказы.

-Эми, я хочу причинить тебе боль. Я хочу посмотреть, как ты будешь орать. – тут я нежно погладил ее грудь.

-О боже – слезы у нее полились сильнее.

Даже Кристи, все еще утешавшая Джейн, заплакала.

-Ты готова? – спросил я Эми.

-Пожалуйста, не надо.

Я подошел к Джейн и Кристи. Джейн взглянула на меня глазами, красными от плача. –

-Ты ублюдок.

-Ты должна была знать. Все всегда кончается тем, что ты выполняешь мои приказы. Ты готова?

Джейн протянула вперед руки и я развязал их. Она тут же обняла свои грудки, стараясь уменьшить боль. Я протянул ей кнут. Я заметил короткую вспышку в ее глазах, когда она взяла его. Она желала ударить меня в наиболее болезненное место, которое можно найти. Хотя бы один раз. Но она не осмелилась.

К ее чести, она даже не попросила развязать груди – она знала, что они останутся связанными столько, сколько я захочу. Я уселся на диван и расслабился. Джейн, наконец, удалось прекратить плач, и она неловко, на коленках двинулась к кофейному столику. Расширитель все еще находился между ее ног. Кристи тихонько уселась на коленки, там, где и была.

Глава 27

Я взглянул на испуганное лицо Эми и спросил –

-тебя когда-нибудь женщины ласкали?

-Пожалуйста, не надо. Я нормальная. У меня есть парень.

-Кристи…

-О боже, у меня уже болит язык, не надо больше.

Я, без слов, ее подтолкнул. После спектакля с грудью Джейн, у нее не было желания спорить. Покорно, она приблизилась к Эми на коленках и остановилась между ее ног. Эми опять начала меня умолять.

-Пожалуйста. Я плохо переношу боль. Я не лесбиянка. Я не вынесу. Пожалуйста.

Я обхватил ладонями ее голову и повернул ее ко мне.

-Эми, послушай меня. Джейн будет тебя пороть. Не так сильно, как я ее. Она будет тебя щадить, если только я не потребую жестокой порки. А я потребую это, только если ты не будешь стараться. Она будет ударять тебя каждые 2 минуты, пока ты не кончишь. И меня не волнует, что ты думаешь. Но старайся не думать, что это Кристи ласкает тебя между ног. Представляй себе, что это твой парень.

Эми, покорившись закрыла глаза и кивнула, ее голова задвигалась в моих ладонях.

-А это будет очень больно? Могу я кричать?

Заговорила Джейн. –

-Эми, миленькая, ты не сможешь удержаться от крика, если только он не заткнет тебе рот. Старайся восстановиться после каждого удара побыстрей и концентрируйся. Быстрей ты кончишь – быстрей пройдет боль. Хорошо?

Тут Джейн взглянула на меня.

-Ты такая жестокая скотина.

Я обратился к Джейн, давая ей инструкции.

-Эми у нас новенькая, и это не наказание. Я, конечно, хочу услышать ее крики, но не убивай ее. Не бей ее в полную силу, пока она послушная. Жестокую порку мы отложим, пока она не заслужит ее. ОК?

Джейн восприняла мои слова с большим облегчением.

-Леди, готовы?

Они только тяжело вздохнули и я кивнул Джейн. Кнут опустился чуть выше грудок Эми. Удар был не сильным, и она вскрикнула скорее от удивления, чем от боли. Кристи, с выражением отвращения на лице, приступила к своей задаче. Эми начала извиваться в своих путах, было видно, что она не старается сконцентрироваться на ощущениях в своей вагине. Я взглянул на Джейн и она ответила мне испуганным взглядом. Через полторы минуты я сказал Джейн –

-Эми вовсе не старается. В этот раз ударь посильнее, и по соскам.

Эми взмолилась. –

-Пожалуйста, не надо. Я буду стараться, я обещаю.

Джейн взглянула на меня вопросительно, но промолчала.

-Две минуты.

-О боже.

На этот раз удар попал по обоим соскам.

-А-А-А-А-А—А-А-А-А-А-А-А боже, мои грудки. Мои сосочки. Пожалуйста, не надо больше. Только не по ним. Я же женщина. Нельзя сюда бить женщину. Боже, как больно.

Она билась в веревках, натирая лодыжки и запястья. Но теперь она была озабочена тем, чтобы быстрее достичь оргазма. Я думаю, ей было уже все равно, кто лижет ее писечку, хоть собака.

-Четыре минуты. Джейн, по животу.

-О боже, сволочь. Пожалуйста. Останови ее, я не выдержу.

Джейн ударила, не очень сильно, чуть выше того места, где находилась голова Кристи.

-А-А-А-А-А-А-А пожалуйста, это так больно. Я больше не могу. Это так больно.

Она уже без стеснения ревела и умоляла меня. На том месте, в которое кнут поцеловал ее животик, появилась красная полоса. Эми, не смотря на боль, постаралась сконцентрироваться на ощущениях в своей писечке. Но я чувствовал, что у нее с этим проблемы, от того, что ее ласкает женщина, и от боли.

-Шесть минут. Груди.

-О боже, только не грудь, это так больно.

Джейн закрыла глаза, игнорируя мольбу Эми и ударила ее маленькие грудки снизу.

-А-А-А-А-А-А-А-А не надо, хватит. Пожалуйста, не надо. Боже. Дерьмо, ебан… подонок. О-О

Джейн прошептала мне –

-Пожалей ее, я знаю, как болезненна порка груди. Разреши мне пороть ее по животу, ногам…

Эми, растянутая веревками, пыталась сконцентрироваться на язычке между ногами. Возможно представляя, что это ее парень, плача, чувствуя унижение от того, что делает это.

-Восемь минут, по твоему выбору.

Джейн опять закрыла глаза и нанесла удар по бедрам.

Эми опять закричала от боли –

-А-А-А-А-А-А-А-А не надо. Хватит. За что? Отпустите.

Джейн умоляюще взглянула на меня и заговорила. –

-Я уже не могу. Она еще совсем молоденькая. Ты не можешь представить, как это больно. Она не может сконцентрироваться, чтобы кончить. Ты убьешь ее. Мне придется стегать ее, пока она не потеряет сознание. Имей хоть немного жалости. Разреши мне помочь Кристи, чтобы она быстрей кончила. Или разреши реже пороть.

-Дженни…

- Хорошо, я продолжу порку. О мои грудки, они до сих пор так болят. – тут слезы навернулись ей на глаза.

-Я говорю, ладно.

-Что ладно?

-Ты можешь помочь Кристи после следующего раза. Но я даю тебе выбор – если хочешь помогать Кристи, до должна ударить Эми по груди.

-О боже – простонала Эми.

Джейн прошептала ей –

Извини Эми, но я не могу больше ни чего для тебя сделать. Ты должна кончить.

-Десять минут.

Джейн опять закрыла глаза и на этот раз ударила Эми по соскам.

- А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А о боже, не надо. Не надо по груди. Дерьмо. Ублюдок. Еба… тебя. Умоляю тебя. Я сделаю все, что угодно. Ты можешь оставить меня связанной навсегда. Но не надо больше пороть. Мои бедные грудки…

Джейн положила кнут рядом с Эми и наклонилась к ней.

-Пожалуйста, Эми, ты должна сконцентрироваться, ты должна кончить.

-Я не могу концентрироваться, мне так больно.

Джейн поцеловала Эми в губки, стараясь коснуться своим языком ее языка. Эми закрыла глаза, отчаянно стараясь не обращать внимание на боль и чувствовать только поцелуи и ласки Кристи между растянутых ножек.

-Двенадцать минут.

Джейн, со слезами на глазах, оторвалась от Эми, и взяла кнут. Зная, что я жду от нее, она ударила по верхней части грудок . Эми заорала, как от настоящей пытки, я полагаю, это и было для нее настоящей пыткой.

-А-А-А-А ты сволочь. Мои грудки отваляться. Сжалься. Я не могу кончить в таком состоянии.

Ротик Джейн прервал ее, и опять начались поцелуи. Одновременно она осторожно и нежно гладила Эми сосочки. Я заметил, как тело Эми начало напрягаться. Но, как и Джейн ранее, она выбрала неудачное время для начала оргазма.

-Четырнадцать минут.

Джейн опять оторвалась от Эми и та расслабилась на столе, не способная сохранить свою фантазию без ласковых губ и рук Джейн.

-Ты такая сволочь – обратилась ко мне Джейн – она почти кончила.

На этот раз кнут попал по основанию грудей.

-А-А-А-А-А-А-А-А-А не надо больше, я кончу. Я займусь онанизмом. Я сделаю все. Я не могу сосредоточиться от такой боли. Мои груди БОЛЯТ.

Джейн наклонилась к Эми и прошептала –

-продолжай, опять туда, где ты была.

Ее руки заиграли с измученными грудками. Кристи возобновила усилия языком. И все трое всхлипывали. Эми изо всех сил пыталась сосредоточиться. Ее тело стало напрягаться. Я взял кнут.

Шестнадцать минут прошло, но я не объявил это. И несколько мгновений спустя тело Эми задергалось от оргазма и она громко застонала. А Кристи и Джейн продолжали свою работу. Когда пик оргазма был пройден, я несильно опустил кнут на соски, задев и пальцы Джейн. Эми закричала и снова забилась сильнее. После многочисленных оргазмов она упала на стол и совсем расслабилась, отвернув ротик от Джейн. Джейн села на коленки и обняла ладошками свои, все еще связанные грудки. Кристи подняла голову и попросила разрешения прекратить свою работу. Я кивнул и она откинулась назад. Эми взглянула со стола. –

-Боже, я еще никогда так сильно не кончала в своей жизни. А как грудки болят.

Я откинулся на диван и начал ждать, пока у девушек восстановятся силы.


Глава 28

Медленно их дыхание восстановилось. Они молчали, погруженные в собственные раздумья. Пытаясь понять, что я с ними сделал. Эми тихо плакала. Другие, уже привыкшие к наказаниям, просто тихо сидели на коленках.

Подождав, пока Джейн отдохнет, я подошел к ней. Эми, которая, как я думал, выплачется и заснет на столе, удивленно на меня взглянула. Я осторожно освободил ножки Джейн от расширителя и помог ей встать. Она нетвердо держалась на ногах и я помог ей пройти в спальню.

Глаза Лиз расширились от удивления, когда она увидела, как я помогаю Джейн войти в комнату. Джейн морщилась от каждого шага, отдававшегося болью в ее связанных грудках. Лиз заговорила –

-Что ты с ней сделал? Она выглядит, как побывавшая в сражении. Я думала, ты их убиваешь.

-Я немного с ней поиграл. А если серьезно, она отказалась повиноваться, и я ее наказал.

-Боже, что она натворила?

-Джейн? Джейн, если я прикажу тебе выпороть Лиз, ты согласишься?

Она начала всхлипывать, на кивнула утвердительно. На лице Лиз появилось выражение озабоченности.

-Джейн, попроси меня, чтобы я разрешил тебе выпороть Лиз.

-Пожалуйста, не заставляй меня бить и ее тоже. Разве на сегодня не достаточно?

-Джейн.

-Пожалуйста, не надо больше, мои грудки в огне. Я не вынесу.

-Проси.

-О боже.

Она опустилась на колени.

- Хорошо. Пожалуйста, разреши мне выпороть Лиз. Ее грудки. Кнутом, ракеткой, чем ты хочешь. Я ее свяжу. Буду пороть, пока она не потеряет сознание. О боже. Пожалуйста, не заставляй меня делать это.

Я осторожно обнял Джейн, помог ей подняться и повел к кровати.

-Джейн, ложись на кровать – руки и ноги в стороны.

Джейн удивилась –

-мне не надо пороть Лиз?

-Нет. Я только хотел послушать, как ты просишь. И немножко напугать Лиз. И удостовериться, что ты усвоила урок. Ты бы действительно ее выпорола, если бы я потребовал?

-Да, наверное.

И она улыбнулась, первый раз с того момента, когда вышла из спальни без разрешения.

-А ты волевая девчонка.

-Поэтому ты и взял меня с собой?

Она прекрасно смотрелась, с широко раскинутыми руками и ногами, туго перевязанными грудями. Привязав к ее запястьям и лодыжкам веревки, я прикрепил другие концы веревок к ножкам кровати.

-Через минуту вернусь.

Я отсоединил от ножки кровати наручники, державшие Лиз, завел ее руки за спину и скрепил наручниками. Когда я повел Лиз к другим девушкам, она поблагодарила меня, за то, что Джейн ее не выпорола. Она удивила меня, поцеловав в щеку. Посадив ее в кресло напротив Кристи и Эми, я осторожно провел рукой по рубцам на теле Эми.

-Ты ОК?

-Мои грудки сильно болят, но в основном я живая.

-Тебе так достаточно удобно?

-Если бы ты меня развязал, мне было бы еще удобнее.

Я рассмеялся.

-Эми, сладенькая моя, ты останешься связанной еще некоторое время. Но если хочешь, я могу тебя перевязать поудобнее.

Эми подергала зафиксированными запястьями и лодыжками. Веревки держали ее надежно, но не были настолько тугими, чтобы мешать циркуляции крови.

-Если мне надо лежать связанной, то так достаточно удобно. А можно мне подушку под голову?

Я осторожно приподнял ее головку и подложил подушку от дивана.

-Спасибо –пробормотала Эми.

Я пошел назад, в спальню, и тут услышал голос Кристи.

-Куда ты идешь?

-Назад в спальню. Надо поговорить с Джейн.

-Поговорить?

Я услышал в ее голосе нотку ревности.

-Кристи, мне надо с ней поговорить – выяснить некоторые вещи.

Очевидно, моя блондиночка была уверена, что я собираюсь заняться с Джейн сексом. Очень интересно, что она ревнует.

-Вы, девушки ведите себя хорошо. Можете разговаривать, на только тихо. Будете шуметь – и я вставлю вам обеим в рот кляпы.

Снова заговорила Кристи –

-Только больше не наказывай ее. На сегодня она вытерпела достаточно. Хорошо?

Я наклонился к Кристи, единственной среди девушек, имеющей хоть какое-то влияние на меня, поцеловал ее нежно в щечку и прошептал

-Я не буду. Обещаю. ОК?

Непонятно почему, Кристи опять начала всхлипывать, но кивнула в ответ. Я поднялся и пошел в спальню.


Глава29.

Я открыл дверь и тихо шагнул в спальню. Джейн повернула голову в мою сторону и наблюдала, как я вошел в комнату и уселся на кровати рядом с ней. Она заговорила первой.

-Ты больше не сделаешь мне больно? Не надо, пожалуйста.

Я кивнул.

-Ты не мог бы снять веревки с моей груди? Они меня прямо убивают.

Я провел пальцем по ее истерзанной груди. Она вздрогнула и слабо простонала.

-Ты уверена, что хочешь этого?

-Ты шутишь?

-Джейн –

я внимательно взглянул на нее. Она отвернула лицо в сторону, насколько позволяли веревки. Помолчав немного, она ответила –

-ты ведь знаешь, да?

-Знаю что?

-Боже, ты заставляешь меня саму это сказать?

-Знаю что, Джейн?

-Про отношение к боли.

-Что именно?

-Ты же ощупал мою писю после первой порки. Ты ведь знаешь, ублюдок. Это меня возбуждает горячо прошептала она.

Ее глаза начали наполняться слезами и они потекли по лицу. Она не стесняясь их, повернула лицо ко мне. Я нежно стер слезы, она ведь не могла сделать это сама.

-Это тебя возбуждает?

-Да, мой разум это ненавидит. И потом, это так больно. Но тело…

Тут она снова заплакала. Я помолчал, ожидая, пока она успокоиться. Неровно дыша, она продолжила –

- Мне не с кем больше об этом поговорить. Хотя, наверное, тебе нет дела до того, что я чувствую?

- Есть дело. Я очень заинтересован, в каком-то смысле.

-Ты знаешь, всю жизнь я была сильной. Я была феминисткой. Хорошей католичкой. Я верила в равные возможности для полов. Считала нормой только обычный секс. И все такое. И тут в моей жизни появился ты. Стал для меня объектом ненависти. Мучил мою семью. Оскорблял меня сексуально. Просто для собственного удовольствия. И мучил меня физически. Порол мою грудь. Заставлял меня делать вещи, которые нормальный человек никогда не сделает. В той жизни я поклялась тебя убить. Я хожу голой. У меня не осталось чувства собственного достоинства. Ты можешь заставить меня ходить на четырех конечностях, как животное. И черт возьми, все это меня возбуждает. Мое сознание протестует против этого, но мое тело предает меня. И каждый раз, когда ты меня оскорбляешь и унижаешь, я чувствую возбуждение. Я чувствую это между ног, своими сосками, и хочу большего. Даже этот разговор меня возбуждает. И я ненавижу себя за это.

-Джейн.

-Не надо “Джейн”. Я лежу, привязанная к кровати, с перетянутыми грудями, которые болят от кнута. А что-то внутри меня говорит –не подчиняйся ему, и он тебя еще раз накажет. Ты понимаешь, как это тяжело? –

И она заплакала. Я пересел на стул и подождал, пока она выплачется.

-Я даже не знаю, как тебя зовут.

Это меня удивило. Какое ей дело, кто я такой?

-Да, ты не знаешь.

-Кто ты? Откуда ты взялся? Как ты контролируешь мир? Почему именно я? Миллион вопросов. Я понимаю, что ты не обязан мне отвечать. Я ведь сейчас просто глупая рабыня.

-Дженни, ты чертовски сильная девушка и совсем не глупая. Ты понимаешь это?

-Может быть я так разговариваю, что бы получить очередную порку. Откуда мне знать?

Слезы опять закапали из ее глаз. Я бы раньше не поверил, что в этой симпатичной девушке может быть столько слез. Она действительно была крайне взволнованна. И не только я был тому причиной.

-ОК, Джейн. Я бы мог назвать свое имя и рассказать о себе. Но это не имеет значения. Все эти события не имеют значения. Когда все закончиться, ты не будешь ничего помнить. Когда я рестартую мир, ты опять очутишься в супермаркете, с близкими людьми, будешь продолжать выбирать красивую одежду, и не вспомнишь ничего. Ни о том, как я мучил твою семью, ни о твоих унижениях, ни об этом разговоре. Ничего, как будто этого не было. Помнить буду только я. Если я встречу тебя на улице, я подумаю, сколько удовольствия я с ней получил, но тебе будет невдомек, почему я на тебя поглядел. Или, если ты заметишь мой пристальный взгляд, то подумаешь – вот, еще один самец.

-А если я хочу помнить тоже?

-Извини детка, уравнения не врут, это не возможно.

-Я чувствую себя настолько беспомощной, бессильной. Я должна выполнять твои приказы, нравятся они мне, или нет. А тебе совершенно наплевать на наши чувства и желания.

-Да, ты беспомощная и бессильная – это твоя жизнь теперь, пока я не рестартую мир.

-У меня нет собственной воли, я делаю унизительные вещи для тебя, но я все еще Джейн внутри. Ты контролируешь мое тело, но не сможешь подчинить меня полностью.

-Я рассчитывал на это. Ты думаешь, почему я выбрал тебя?

Я подошел к кровати и сел рядом с ней.

-Я понимаю, что ты сейчас в смятении, но ты придешь в норму, я обещаю.

-Я знаю, к чему приводят твои обещания – она слабо улыбнулась.

Я начал осторожно распутывать веревки на ее грудях. Она сморщилась от резкого прилива крови. Слезы наворачивались на ее глаза каждый раз, когда я дотрагивался до рубцов от кнута.

-Я ненавижу это. Потрогай меня, потрогай между ног.

Я провел там рукой – она была совсем мокрая.

-Я ощущаю там зуд, возбуждение. Каждый раз, когда ты делаешь мне больно. Но я ведь ненавижу это –боль, унижение. Почему же мое тело так реагирует?

-С таким успехом ты могла бы спросить, почему мне нравиться тебя мучить. Мы устроены странным образом.

-И оргазм. У меня раньше никогда не было таких оргазмов. Даже, когда я… даже когда я делала это сама. А я то знаю, что мне нужно. Когда ты меня порол, а Кристи сосала, я думала, что потеряю сознание. И после всей этой боли, кнута, звука моих криков, я совершенно потрясающе кончила. И это почти стоило всех пыток.

-Джейн, тебе только 17. У тебя не было времени осознать, что тебе нужно. Но ты бы к этому пришла, так или иначе. Ты еще осознаешь свои склонности, когда вернешься в реальный мир.

Она снова заплакала и пробормотала – Мне только 17. Я обычная девушка, я не хотела, чтобы такое было со мной.

Я закончил снимать веревки с ее грудок. Она с облегчением вздохнула. Я нагнулся и поцеловал ее в щечку, потом в каждую ее распухшую грудку. Она продолжала плакать, обнаженная, привязанная к кровати красавица. Я сел на стул и стал ждать. Вскоре она успокоилась, ее глаза сами собой закрылись. Сегодня она очень много перенесла. Не каждый день узнаешь о своем мазохизме. Вскоре, она, натягивая веревки, лишь слегка подергивалась во сне. Я понаблюдал некоторе время за ней, размышляя. Потом поднялся, поцеловал ее в щеку и оставил мою волевую девчонку отдыхать, тихонько закрыв за собой дверь.


Глава 30

Когда женщины услышали мое приближение, они прекратили свою беседу.

-Разговаривали обо мне?

Ответила Лиз – Нет, сэр.

- Тогда о чем?

-О нашей прежней жизни. О наших мечтах. Все в таком роде.

-Когда-нибудь я бы хотел тоже послушать об этом. Но не сейчас. Нам надо посетить некоторые места. Людей посмотреть. Веревки привязать.

Кристи взмолилась – К чему ты опять собираешься нас принудить? Отсасать у всех Даласских Ковбоев?

Я, выразительно, подняв брови, на нее взглянул. – Еще один сарказм из твоего прелестного ротика, и, ты будешь делать именно это.

Ее лицо побелело, когда она поняла, что я могу заставить ее заняться именно этим.

-Извини, я не хотела.

-Ладно, все нормально. Просто сегодня тяжелый день. –

Тут я взглянул на Эми – возможно, самый тяжелый для тебя, но кому какое дело.

Я наклонился над кофейным столиком и начал развязывать веревки, прикреплявшие ее ноги к нему. Джейн завязала хорошие узлы, которые непросто развязывать. Пока я трудился над узлами, я обратился к Кристи –

-Помнишь офис матери?

-Как, черт возьми, я могу такое забыть?

-А помнишь, я тебе кое-что обещал?

-Я помню, но я была уверенна, что ты об этом забыл, и не собиралась напоминать.

-Тебе все еще хочется этого?

Нерешительно – Да – голова опущена, глаза смотрят вниз.

Я, наконец, освободил правую ножку Эми. Она ей помахала, потрясла ступней, ни намека на попытку пнуть меня. Уже счастливая, оттого, что ее нога свободна. Я начал развязывать ее левую ногу.

Как ты думаешь, где можно найти двух женщин, с которыми тебе бы захотелось поиграть?

-Не знаю, в супермаркете?

Я освободил левую ножку Эми, и она, играючи, замахала обеими ножками в воздухе. Я принялся за ее запястья.

-Мы там уже были. Где-нибудь еще..

-Хорошо, я всегда мечтала о развлечениях на открытом воздухе.

-Захватить двух девушек в супермаркете, и отвести их в парк или еще куда-нибудь?

-Если ты мне позволишь.

-О, такое я бы сам хотел увидеть. Если ты серьезно настроена.

Вскоре руки Эми были освобождены, и она села, потирая запястья. Я сказал ей

- Извини, но твоя свобода только на мгновение, руки за спину.

Она состроила недовольную гримасу, но не став спорить, завела руки за спину, и я защелкнул на ней наручники. Я взглянул на Лиз, тихо сидевшую в кресле.

-Лиз, девочка. Кристи, Эми и я собираемся прогуляться. А у тебя есть выбор. Ты можешь остаться здесь, но я привяжу твои ноги к стулу, а руки свяжу. Или ты можешь пойти с нами.

Лиз хитро на меня поглядела. –

-Я думаю, что останусь здесь, раз ты разрешаешь. Но тебе не надо меня связывать. Я не убегу.

-Я желаю тебя связать. Но не туго. Не беспокой Джейн, она спит в другой комнате. Если она проснется и закричит, скажи, что мы вернемся и я вас освобожу. Но некоторое время нас не будет.

Мягкой веревкой я привязал ее ноги к стулу. Когда я закончил, Лиз обратилась ко мне –

-Может девушка задать вопрос, сэр? Без наказания?

-О чем?

-Если вы уйдете надолго, будет очень тоскливо, сидеть здесь привязанной к стулу.

-Хм-м

-Я знаю, что вам все равно, скучно мне, или нет. И я понимаю это. Я ведь просто рабыня. Но если вы не заинтересованы именно в моей скуке, может можно включить видео негромко, или музыку?

-Тебе вряд ли понравятся фильмы, которые я захватил с собой.

-Что бы не было, это лучше, чем скучать. Пожалуйста?

Я порылся в сумке и выбрал кассету с мягким порно в стиле бондаж и вставил ее в видео. Я установил видео на автоперемотку и повтор и включил телевизор. Первые кадры показывали женщину, привязанную к стулу, с кляпом во рту. Минутку посмотрев, я потянул вверх Кристи и Эми, чтобы они встали. Я снял наручники, сковывавшие руки Кристи сзади, и надел их снова, уже спереди.

-Я думаю, ты знаешь, что меня не надо сковывать.

Да, сейчас, я бы чувствовал себя в безопасности, даже, если бы с ней, несвязанной, спал. Но в наручниках она выглядела для меня привлекательней. Эми пошевелила наручниками, возможно надеясь, что я вспомню о ней и тоже закреплю ей руки спереди. Но она пока еще не заслужила такую привилегию.

Я повел обеих девушек в холл отеля. Лицо Эми изменилось, когда мы проходили мимо ее отца. Но она, наверное, поняла, что все могло быть гораздо хуже. Она уже слышала историю, как Джейн раздевалась и занималась сексом перед отцом. Кристи повернулась ко мне и спросила с невинной улыбкой –

-Что, нам разрешено идти, а не ползти?

-Еще одна подначка от тебя, и ты поползешь на четвереньках, а Эми будет держать поводок.

Кристи улыбнулась и направилась к лестнице, стараясь делать шаги пошире, чтобы у меня был лучший обзор того, что у нее между ног. Она казалась счастливой оттого, что мы вышли из номера. Девушки провели слишком много времени связанными, в неподвижности. Эми, шлепая босыми ногами по полу, держалась рядом со мной. Она тоже улыбалась, наблюдая, как Кристи пританцовывает впереди. Эми тоже казалась счастливой. Мне трудно было понять, как они могли находить в чем-то радость после того, как я их захватил. Человеческая душа всегда останется для меня загадкой.

Когда мы вышли на лестничную площадку, Кристи, громко шлепая босыми ногами, бросилась бежать вниз. Она громко смеялась и призывала меня и Эми поймать ее, если мы можем. Так легко убежать. Днем ранее она бы не осмелилась на это. Да я бы раньше и не позволил такого.

Мы нашли ее внизу, тяжело дышащую. Она старалась успокоить дыхание и, смеясь, дразнила нас. –

-Говорила вам. Вы. Не смогли. Поймать. Меня.

Эми вела себя чуточку более трезво. Но и она видимо привыкла к тому, что я заставляю ее ходить голой, в наручниках, посреди остановившегося мира, и меня никто не может поймать. Хотя нагота, наверное, ее все-таки немного тяготила.

Мы прошли вестибюль и оказались на улице. Сегодня я узнал этот район – а вчера я, видимо был слишком уставшим. Я остановил Кристи и спросил ее

-Как насчет парочки юристов?

-Юристов?

-Да, это деловой район. Я уверен, мы найдем парочку хорошо выглядящих женщин - юристов, чтобы тебе позабавиться.

Она обдумала это. Если уж иметь дело с женщинами, то юристы – то, что надо. Хорошее образование, воля, им будет крайне неудобно очутиться в такой ситуации. Отлично.

-Хорошо, где?

Мы нашли высокое здание с большим списком юридических фирм у входа.

-Кто-нибудь хочет спросить разрешения у охранника?

Я указал на большого плотного парня, замершего в лифтовом холле. Они обе покачали головами. Мы быстро нашли вход на лестницу. Кристи пританцовывала от возбуждения. Я решил, что она говорила правду о том, что ей этого хочется. Поднявшись на двадцать первый этаж, мы начали обходить многочисленные офисы. В основном все мужчины.

В конце концов нам попалась женщина. Высокая и стройная. Кристи немедленно захотела попробовать с ней.

-Она подойдет. Она найдет нам еще женщину. А можно парня тоже? Пожалуйста?

Я покачал головой. Мне было бы совсем не интересно смотреть, как будут унижать мужчину – не мой стиль. Конечно, я бы мог ей позволить заняться этим самой, а тем временем сам позабавился бы с Эми. Но тогда у меня не осталось бы пряника, что бы ее поманить, когда мне понадобиться, чтобы она сделала что-то особенно для себя неприятное. Примирившись, она спросила –

-Тогда что?

-Может, ты позволишь мне самому ее захватить и связать. А потом уже ты вступишь в игру. В таком виде, как ты сейчас, ты не выглядишь достаточно угрожающе. А я не хочу позволить тебе быть одетой.

-А что ты позволишь с ней сделать?

-План таков. Вы с Эми пока побудете в соседней комнате. Если она увидит вас голыми и в наручниках, с ней будет гораздо тяжелее совладать. Когда она будет полностью под контролем, вы с Эми присоединяетесь. Я просто сажусь и наблюдаю, а ты можешь делать с ней практически все, что захочешь. Я остановлю тебя, если ты зайдешь слишком далеко.

-Я могу делать ей больно?

-Настолько, насколько захочешь.

-Серьезно?

-Если твои действия станут опасными, я остановлю тебя.

-ОК.

Я отвел Эми и Кристи в соседний офис, с мужчиной – юристом. Там я прикрепил их наручниками к столу. Вернувшись, я уселся на стул, нацелил пистолет на хорошенькое личико мисс Законницы и освободил ее от временной блокировки. Она взвизгнула, увидев меня.

-Черт, откуда вы взялись? – уже знакомый рефрен. Я решил немного над ней позабавиться. – Спокойней, леди. Руки вверх.

-Что вы хотите? Как вы сюда попали? – она подняла руки.

-Я могу отвечать на вопросы только по одному. Что я хочу? Я хочу, что бы вы надели наручники. – я бросил их на стол перед ней. – Как я сюда попал? – Я вошел.

Она испугалась, но наручники не надела. Большинство женщин понимают, что становятся более уязвимыми со скованными руками.

- Почему вы хотите, чтобы я их надела?

-Леди, мне некогда с вами чикаться.

Я выстрелил в потолок. Скоро мне придется перезарядить пистолет. Громкий звук по-настоящему напугал ее, она непроизвольно прикрыла уши.

-Пожалуйста, не причините мне вред.

-Наручники.

Она торопливо подняла наручники и защелкнула один браслет на правой руке.

-Спереди?

Я кивнул. Пока сойдет спереди. Кристи может это изменить, если захочет. Она, закрыв глаза, защелкнула браслет на другой руке, уперев его в стол.

-Хорошо. Вставайте, нам надо прогуляться.

Она, неуверенно, помогая себе руками, поднялась со своего кожаного кресла.

-Куда мы идем? У вас ничего не получиться. В здании есть охрана. Выстрел, наверное услышали.

Вспомнив замершего в холле охранника, я чуть не рассмеялся.

-Пойдемте, леди. Как вас зовут?

-Жанет.

-Просто идите, Жанет. Где здесь еще юристы – женщины?

Удивленно – зачем вам именно женщины юристы?

-Для компании.

-Какого рода юристы вам нужны?

-Которые заботятся о своей внешности. Привлекательные.

-Вы собираетесь нас изнасиловать?

-Нет. Это я могу обещать. Я даже не причиню вам вреда, если вы будете сотрудничать. Так здесь есть еще женщины?

-Линн Дерметт. Или Сюзанна Ли.

-Линн хорошее имя. Она ваша подруга?

-Мы иногда вместе ходим на ленч. Она двумя этажами выше.

Я уперся ей в ребра пистолетом и она пошла вперед, указывая путь двумя скованными руками. По внутренней лестнице мы поднялись на два этажа и она повела меня прямо в офис с табличкой Линн Дерметт на двери. Линн застыла в процессе письма. Я закрыл дверь и уперся пистолетом в висок Жанет.

-Что вы с ней сделали? – жанет тряслась от страха.

-Ничего. Она просто застыла. Смотри.

Линн неожиданно ожила.

-Вы контролируете это. – прошептала Жанет.

Линн подняла голову и увидела свою подружку в наручниках и с пистолетом у виска.

-Черт, откуда вы появились?

-Из воздуха. – у меня своеобразное чувство юмора.

-Что вам надо? Опустите пистолет, пока вы никого не убили.

Я бросил другую пару наручников на стол Линн.

-Наденьте их, пока я не сделал Жанет плохо.

-Почему?

-Потому что если вы не сделаете этого, я начну делать новые дырки в теле Жанет. А если это не сработает, я сделаю дополнительные отверстия в вас. А когда вы умрете, я найду кого-нибудь, кто не задает так много вопросов.

Жанет, слегка дрожа, вступила в разговор.

-Линн, сделай, что он хочет. Пистолет заряжен. В моем офисе уже есть дырка от пули.

-Боже. – она надела наручники.

-Хорошо, я так и думал, что вы, юристы, быстро соображаете.

-Вам не удастся отсюда выбраться.

Не обращая внимания на ее слова, я подтолкнул Жанет к стулу и снял с нее наручники.

-Руки за спинку стула.

-Отпустите меня, пожалуйста.

Я связал сзади ее руки, и связал ноги в области лодыжек. Под дулом пистолета я заставил Линн лечь на пол, лицом вниз. Освободив ее от наручников, я связал ей руки за спиной, лодыжки и коленки. Оставив ее извиваться на полу, я пошел за моими женщинами.

Когда я пришел к ним, я освободил их от наручников, крепивших их к столу. Эми я надел наручники снова, за спиной, а Кристи оставил совершенно свободной. Кристи спросила.

-Ты захватил ее ?

-Ее и другою. У другой офис больше.

Я повел двух обнаженных леди наверх, в оффис Линн. Я любовался из голыми телами, пока они взбирались по лестнице. Я, наверное, никогда не устану любоваться наготой этих женщин. Перед входом в офис я их остановил.

-Ты уверена, что хочешь этого?

Кристи с трудом ответила

-Они будут постоянно?

-Нет, если ты хочешь, я верну их, как только ты закончишь.

-Хорошо, я бы хотела попробовать.

Я подал ей кнут.

-Ты знаешь, где остальные приспособления.

-Слишком хорошо знаю, возможно лучше, чем ты.

Я вошел в комнату первым, потянув за собой Эми, которая следовала не слишком охотно. Кристи вошла за нами.
promer
Школьник
Школьник
 
Сообщений: 9
Зарегистрирован: 05 июл 2009, 15:20

Re: "Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Новое сообщение promer » 29 окт 2009, 15:12

Глава 31.
Я уселся в комфортабельное кожаное кресло и посадил себе на колени Эми. Она подвинулась поудобнее и расслабилась – от нее сейчас ничего не требовалось.

Линн опомнилась и заговорила.

-Что за дьявольщина здесь происходит?

Вероятно вид двух голых девушек потряс ее. Заговорила Жанет.

-Линн, он хозяин положения. Если ты не хочешь, что бы он причинил нам вред, имеет смысл его выслушать.

Ее голос звучал испуганно. Это было понятно, учитывая, что я появился так, как будто владел этим зданием, двумя обнаженными девушками и ими самими тоже. Я не думаю, что эти юристки имели опыт нахождения в чьей-то власти. Я заговорил.

-На самом деле, я тут только наблюдатель. Вот эта девушка – я указал, -

-Будет давать вам указания. Вы можете называть ее госпожа Кристи. Я советую вам принять ее всерьез. Я не рекомендую вам игнорировать ее на том основании, что она голая, а вы одетые. Понятно? А обнаженная девушка у меня на коленках, вы можете обращаться к ней – рабыня Эми.

Эми покраснела, когда я ее так представил. Обе юристки одновременно утвердительно кивнули. Кристи прошлась по офису, осматривая обстановку, привязанных женщин. Линн закрыла глаза. Кристи начала трудиться над завязанными мной узлами и быстро освободила женщину.

-На колени.

-Пожалуйста, не надо. – но Линн опустилась на колени.

-Я хочу, чтобы ты проползла на четвереньках вокруг офиса. Два раза. Если ты не будешь двигаться быстро, я буду стегать тебя этим кнутом.

-О боже, пожалуйста.

Кристи слегка стеганула Линн по попе. Та опустилась на руки и ноги и поползла. Я должен допустить, что я возбудился, глядя на голую Кристи, заставляющую ползать женщину в ее деловом костюме. Интересный контраст. Жанет наблюдала это с ужасом.

Мои руки начали легонько поглаживать голое тело Эми, сидящей на моих коленях. Она сначала сжалась, но потом решила, что не стоит рисковать наказанием, расслабилась и закрыла глаза.

Кристи четыре раза ударила кнутом несчастную женщину на полу, пока та не закончила второй круг. Я заметил, что в то время, как она гоняла по комнате бедную юристку, ее рука остановилась на ее промежности, и улыбнулся этому. Наконец она разрешила Линн остановиться.

-Хорошо. Встань.

-Пожалуйста – промолвила тяжело дышавшая Линн.

-Раздевайся.

-Пожалуйста, не надо.

Кристи подошла к Жанет, привязанной к стулу. Она многому научилась от меня. Не надо угрожать первичной жертве, если нет желания наказать именно ее в данный момент.

-Раздевайся, или каждую минуту Жанет будет получать по удару.

У Кристи не было часов, я не разрешал даже украшения, поэтому я взглянул на свои. Кристи взмахнула кнутом, ударив, не особенно сильно, Жанет по лицу. Но лицо неприятное место для ударов. Жанет закричала, как я подозреваю, больше от удивления. Удар был слабым, но красная полоса на лице появилась. Я удивился, что Кристи смогла ударить по лицу.

-А-А-А Не надо. Не по лицу. Пожалуйста, Линн, выполняй ее требования.

А Кристи усвоила мои уроки. Мучай слабейшую из двух. Сильнейшая может терпеть удары до судного дня, но быстро сломается, если угрожать слабейшей. Но если есть желание наказывать кого-то долго и сильно, тогда надо заниматься сильнейшей. Я изучил это, занимаясь Джейн и Элани.

Линн взглянула на Кристи и начала снимать костюм, начав с жакета.

-Это он тебя заставил этим заниматься?

-Если я скажу правду, ты мне поверишь? – спросила Кристи раздевающуюся женщину

-Пожалуйста, не заставляй меня делать это –жакет упал на пол.

-Теперь туфли. – Линн сбросила туфли – колготки или носки?

Линн взглянула недоуменно

-На тебе колготки или чулки?

-Носки.

-Снимай.

Линн наклонилась и стащила их с ног, оставшись босой посредине своего офиса. Ее лицо начало краснеть.

-Продолжай.

-Все?

-Да, ты будешь такой же голой, как и я. Я не люблю, когда на моих рабах больше одежды, чем на мне.

-Пожалуйста, леди. Вы же женщина. Очевидно он вас контролирует. Но не заставляйте меня делать это. Разве вам хотелось самой раздеваться, когда он заставлял вас в первый раз?

-Я была голой, когда он меня захватил. И говорите госпожа.

Я почувствовал, как Эми вздрогнула, видимо вспомнив свое первое унижение, когда я заставлял ее раздеться.

-Что?

-Госпожа, обращайтесь ко мне госпожа, а не леди. ОК?

-ОК. Но, пожалуйста, не заставляйте меня снимать все, оставьте мне хоть каплю достоинства.

-Зачем?

-Вы женщина, и спрашиваете, зачем? – недоверчиво спросила Линн.

-Продолжай раздевание. – тут Кристи безжалостно стегнула Жанет по щеке.

-Боже, перестаньте. Я раздеваюсь.

-Она начала раздеваться. Сначала брюки, потом юбка. Потом обычные мольбы, перед тем, как снять трусики и бюстгальтер. Но в итоге и они слетели с ее тела, а Жанет получила удар по носу. У Линн была привлекательная фигура, приятные ножки, груди.

-Обе женщины уже плакали. А Кристи ощупала себя между ног и вздрогнула при собственном прикосновении. Я вспомнил момент, когда впервые увидел Кристи – нагую и мастурбирующую. Может быть я когда-нибудь заставлю ее заняться этим передо мной опять.

-Поползай опять.

-Пожалуйста, я уже ползала. Не надо.

Кристи подняла кнут и просто прижала его к лицу Жанет. Плача, Линн опустилась на четвереньки и опять поползла. Жанет с ужасом и слезами наблюдала, как, теперь уже голая, ее подружка ползла. После того, как Линн сделала круг по комнате, Кристи смахнула со стола все бумаги.

-Сюда.

-Пожалуйста, нее надо больше. – но Линн все же забралась на стол.

-Ложись лицом вверх.

Тут Кристи взглянула на меня с просьбой в глазах.

-Сэр, могу я использовать Эми?

-Я задумался. Обнаженная девушка у меня на коленях отчаянно замотала головой.

Я поднял Эми и поставил ее на ноги перед собой. Я открепил у нее один браслет наручников, завел ее руки вперед и снова защелкнул наручники. Я подтолкнул Эми и она подошла к Кристи.

-Эми, ты умеешь завязывать узлы.

-Но на мне наручники. Вообще умею.

-Сэр, ее руки?

-Останутся в наручниках.

-Ты сможешь завязывать узлы в наручниках?

Эми отрицательно покачала головой.

-Эми – вступил я в разговор – помнишь кофейный столик?

Она испуганно кивнула.

-Ты хочешь, что бы я тебя наказал за отказ сотрудничать?

-Я постараюсь. Я буду очень стараться.

Кристи подала ей веревку.

-Привяжи Линн к столу. Хорошо? А что не получиться, я исправлю.

Слезы показались на глазах Эми, но она смело шагнула вперед и начала привязывать юристку к ее же собственному столу, стараясь делать это как можно лучше.

Глава 32.

В то время, как Эми тщательно привязывала Линн к столу, Кристи подошла к Жанет.

-Жанет, я собираюсь срезать с тебя одежду. Мне надо, что бы ты сотрудничала, иначе можешь порезаться. Ножницы острые. ОК?

-О боже, пожалуйста, не надо. Я сама разденусь. Пожалуйста, не срезай одежду.

Я подозреваю, что она поняла, что останется навсегда голой. И даже если ей разрешат носить одежду, ей нечего будет одеть.

Жанет сжалась, пока Кристи осторожно срезала одежду с ее тела, начав сверху, и закончив внизу. Но в конце она успокоилась и даже приподнялась над сиденьем, чтобы Кристи было легче вытащить юбку и трусики.

К этому моменту Эми закончила привязывать Линн и вернулась ко мне. Я указал ей на место у моих ног и она уселась там, свернувшись клубочком. Кристи подошла ко мне и прошептала в ухо –

- Я не знаю, что теперь делать, я так привыкла, что ты мной командуешь.

Она вздрогнула, когда я провел пальцами у нее между ног. Она уже была совсем влажная.

- Разве это не твое дело?

Покраснев, она кивнула.

-ОК, если бы я был на твоем месте, я бы заставил Жанет заняться оральным сексом с Линн. Никому из них это бы не понравилось, но Линн, наверное, сопротивлялась бы сильнее. И я бы сломил ее с помощью кнута. Заставь ее умолять о том, чтобы Жанет ласкала ее писю.

-Боже, ты предлагаешь делать с ними то, что делал со мной и Джейн? Хлестать Линн, пока она не кончит?

-Что то в таком духе. Но все на твое усмотрение. Будь изобретательна. Ты госпожа и, возможно, это твой последний шанс.

Кристи быстро поцеловала меня в щеку и вернулась к связанной женщине на стуле.

-Жанет, ты когда-нибудь занималась любовью с женщиной?

-О боже. Никогда. Я не лесбиянка. Я не смогу. Пожалуйста, не надо, не заставляй меня заниматься с тобою любовью. Пожалуйста.

-Успокойся, я не собираюсь заниматься с тобою сексом. Во всяком случае, сейчас.

-Ой, спасибо.

-Но я собираюсь посмотреть, как ты займешься сексом с Линн.

Возмутившаяся Линн закричала – Никогда. Не уступай ей, Жанет.

Кристи взглянула на нее

-А тебя кто спрашивал?

-Никогда. Она не уступит, и я не уступлю.

Кристи подошла к Линн. Ситуация складывалась к ее выгоде. Она провела пальцем по правому соску Линн, и ты съежилась.

- Ты не любишь, когда женщина трогает твое тело?

Линн простонала и задергалась, насколько позволяли веревки.

-А твое тело любит это. – правый сосок Линн увеличился.

-Черт тебя побери. Ты знаешь, что они реагируют на все прикосновения.

-Так тебе понравиться с Жанет? А?

-Конечно нет. Я не как ты. Я гетеросексуалка.

Кристи дала ей пощечину, наклонилась и прошептала.

- Он мне разрешает только с женщинами. Я то хотела парня.

Линн испугалась и начала понимать ситуацию.

-Извини, я не хотела …

До нее дошло, что хотя господин я, сердить Кристи также опасно.

-Проси меня, чтобы я разрешила Жанет трахнуть тебя.

-Ты с ума сошла.

Кристи вернулась к сумке и вытащила кляп шаровой формы. Подойдя к Линн, она прижала кляп ей ко рту, но та отказалась его открыть. Но Кристи уже научилась, как заставить человека открыть рот. Она начала гладить сосок Линн. Та вздрогнула но отказалась открыть рот, и тут ногти Кристи внезапно впились в основание соска и она грубо повернула его. Линн заорала и в этот момент Кристи глубоко втолкнула кляп в ее рот, заглушив ее. Кристи быстро зафиксировала кляп шнурами, пока Линн тщетно пыталась вытолкнуть его языком. Кристи обошла вокруг связанной женщины и остановилась в задумчивости –

-Куда же мне ее ударить?

Линн широко раскрыла глаза и попыталась что-то пробормотать сквозь кляп. Со стула подала голос Жанет

-Пожалуйста, не бей ее. Я сделаю все, что ты захочешь. Я займусь с ней любовью. Только не бей, в этом нет необходимости.

-Жанет, я сделаю ей больно, независимо от твоего желания.

И Кристи махнула кнутом –

-Ее бедра, живот или грудь. Твой выбор?

-Извини, что?

-Куда ее бить, по бедрам, животу или груди?

Жанет начала плакать –

-Я не могу сделать такой выбор. Пожалуйста, не бей ее.

-Выбирай.

-Пожалуйста. Я не могу.

-Ну ладно, тогда я выбираю груди.

-О боже, только не туда. Ты можешь себе представить, насколько это больно?

-Нет, мне не приходилось такое испытывать.

-Пожалуйста, это убьет ее. Лучше по бедрам. Выпори ее по бедрам.

-У тебя был шанс выбрать, но ты его не использовала.

-Но пожалуйста, только не по груди.

-Проси.

-Что?

-Проси, чтобы я разрешила тебе выбрать, по какому месту пороть Линн.

-О боже. Пожалуйста, разреши мне выбрать, по какому месту ее пороть.

-Ну и ?

-По бедрам, пожалуйста, выпори ее по бедрам. Не по груди.

Кристи с силой ударила кнутом бедра Линн. Ее крик был слышен даже через кляп, на глаза навернулись слезы, но все равно, в ней все еще ощущалось упорство. Кристи еще придется потрудиться, чтобы ее сломить. А Жанет уже была сломлена.

Кристи подождала, пока Линн успокоиться и заговорила с Жанет

-Я собираюсь отстегать твою подружку, десять раз, начиная с бедер и до грудей. Один удар каждую минуту. И я хочу, чтобы ты считала удары,. я легко сбиваюсь со счета. Если ты забудешь о счете, мы начнем снова. Поняла?

-Боже. Пожалуйста, не надо. Это убьет ее. Она и так сделает, все, что ты потребуешь. Я не могу на это смотреть.

Кристи ударила кнутом по животу Линн. Да же я бы сказал, что это был крепкий удар. Линн пыталась кричать сквозь кляп, в то время, как багровый след напухал на ее животе. Она отчаянно пыталась разорвать веревки, чтобы защитить себя. Но веревки выдержали. Я подумал, что ей стоило поберечь силы до момента, пока не начнут пороть ее груди. А Жанет всхлипывала на стуле и тупо глядела на происходящее. Кристи, разговаривая сама с собой –

-Х-мм, я потеряла счет.

И ударила опять, по обеим грудкам Линн. Жанет, вернувшись к реальности, вспомнила, что она должна была считать. –

-О боже. Один. Я не могу это делать. Один. Пожалуйста, не бей ее.

Прошла минута, Линн успокоилась, боль в ее грудках уменьшилась. Кристи опять ее ударила, на этот раз по бедрам. Полностью побежденная Жанет произнесла “два”. Так прошли следующие 8 минут. Линн пыталась кричать сквозь кляп, в то время как следы от кнута вспухали на ее теле. Кристи не пыталась ослабить силу удара, и я думал, что Линн может потерять сознание, особенно когда она получала удары по груди. Покоренная Жанет, плача, считала удары. Но в конце она взмолилась –

-Пожалуйста, прекрати, она больше не вынесет. Пожалуйста.

Кристи освободила кляп, вытащила его изо рта Линн и заговорила с ней.

-Я знаю, что это очень больно, но тебе осталось вынести еще 2 удара. По-моему Жанет уже нее сможет считать, придется тебе этим заняться. Не ошибись со счетом, иначе придется начать все наказание сначала.

-О боже, я больше не могу это выносить. Я сделаю все что ты захочешь, но не надо больше меня бить.

-Я знаю. Какое место?

-Что какое место?

-Куда тебя ударить?

-Боже, ты меня заставляешь это решать?

-Я могу заставить тебя об этом умолять.

-Пожалуйста, не надо больше.

-Так куда?

-Ударь меня по бедрам, если иначе нельзя.

Неудивительно, что она выбрала част тела, удары по которой наименее болезненны. Кристи ударила со всей силы, на которую была способна, кнут пересек уже имевшиеся красные следы.

-А-А-А-А-А-А боже, я умру.Пожалуста, не надо больше. Имей жалость. Так больно.

Кристи, надо отдать ей должное, просто смотрела, не двигаясь, на трясущуюся от боли женщину. Она давала ей шанс. Я бы такого шанса не дал. Наконец Линн открыла глаза и все вспомнила.

-Черт. Девять. Пожалуйста, не начинай сначала, я не перенесу. Девять.

Кристи улыбнулась и ответила – Вовремя, еще мгновение, и ты бы заработала еще десяток ударов.

-О боже. Я бы умерла, я бы не перенесла. Спасибо, благодарю тебя. – Линн поняла в какой опасности она побывала.

-А теперь я выбираю цель для последнего удара.

-Пожалуйста, только не по груди. Я не вынесу.

-Сосочки. Я думаю, это замечательная цель.

Я обратил внимание, что до этого Кристи избегала попаданий по соскам.

-Не надо, только не это. Я сделаю все, что ты захочешь. Я займусь сексом с Жанет и получу удовольствие. Кончу. Я буду вечно перед тобой ползать. Ты можешь 10 раз ударить меня по ногам или животу, по попке. Но только не по соскам. Имей жалость. У тебя тоже соски, и ты должна понимать, как это больно. Кристи подняла кнут и, тщательно прицелившись, ударила ее по соскам.

-А-А-А-А-А-А-А. Ты сука. Я тебя убью. А-А-А-А-А-А пожалуйста, заставьте ее остановиться. Ты чуть не оторвала их от грудей. Дерьмо. Боже, как это больно.

Кристи уселась в кожаное кресло и стала ждать, пока боль Линн не уменьшится. Через несколько минут она заговорила

-Ты готово получить еще?

-Пожалуйста, я сделаю все, что угодно, только перестань меня мучить.

-Ты бы занялась со мной сексом?

-Да. Но не заставляй меня. Я займусь сексом с Жанет.

-Упроси меня разрешить тебе это.

-Хорошая Кристи. Пожалуйста, разреши мне заняться с Жанет сексом. Прости меня. Пусть она меня трахает. Только не надо бить мои грудки.

-Но если я не увижу убедительный оргазм, я снова начну пороть тебя по грудям.

-Ты монстр. Я же не смогу кончить. Не заставляй меня, пожалуйста.

-Если ты собираешься симулировать оргазм, это должно быть убедительное представление.

-Пожалуйста, не принуждай меня к этому.

-У тебя 5 минут. Если не кончишь, я опять начну тебя “убеждать”.

Кристи подошла к Жанет и отвязала ее от стула, оставив руки связанными. Когда Кристи подвела Жанет к столу, та оглянулась на меня в поисках помощи.

-Пожалуйста, прекратите это.

-Не в моей власти. – я пожал плечами.

Я наклонился к Эми и прошептал ей на ухо. Она чуть не подпрыгнула от неожиданности, видимо она считала, что я забыл о ней.

-Ты раньше занималась оральным сексом?

Она умоляюще на меня посмотрела.

-Не заставляй меня в этом участвовать. Пожалуйста. Я не лесбиянка.

-А, кажется, ты очень бурно кончила, когда Кристи тебя лизала.

-Ну пожалуйста.

-Но сейчас меня интересует не это. Делала ли ты минет мужчинам? Своему парню?

Она смущенно кивнула.

-Хорошо это делаешь?

-Она пожала плечами.

Я встал и спустил брюки. Ее глаза округлились от удивления.

-Но я не хочу.

-Ты бы предпочла заниматься этим с Кристи?

-Нет. Я отсосу у тебя.

Я опять сел, а Эми устроилась на коленях между моих ног. Это было непередаваемое ощущение, когда нежные губки моей милой девчоночки обхватили мой фаллос, а язычок начал мягко его гладить. Но на глазах ее все равно появились слезки. Кристи, заметив, что происходит, бросила на меня удивленный и ревнивый взгляд, но продолжала готовить пленниц к сексу. Я прошептал Эми. –

-Не очень быстро. Я не хочу пока кончать. Просто подготовь меня к этому.

Она издала какой-то звук, совершенно не разборчивый, из-за того, что рот ее был занят, но замедлила движения. Я стал наблюдать происходящее, наслаждаясь ласками ее нежных губ.

Линн упрашивала Кристи остановить Жанет

-Пожалуйста, Леди… э-э…Госпожа, не заставляйте ее делать это.

Жанет, опустив голову и состроив гримасу, водила языком по внешним губкам ее писечки.

-А мне кажется, тебе хорошо.

-Пожалуйста.

-Кристи без предупреждения, стегнула кнутом по грудкам Линн. Чуть выше сосков.

-А-А-А-А Боже. Пожалуйста. Не надо. Мои грудки. Пожалуйста.

Линн закрыла глаза и начала двигаться в такт с языком Жанет, насколько позволяли веревки, и даже начала постанывать. Кристи зашла за спину Жанет и хлестнула ее по попке.

-А-А-А Боже, пожалуйста, не бей. Я буду сильнее стараться.

Она продолжила оральные ласки с большим энтузиазмом. Линн постанывала, скорее от боли, чем от ласк, но делала вид, что ей это нравиться. Кристи вернулась на прежнее место и, не сказав ни слова, опять ударила Линн по груди, задев левый сосок. Жанет продолжила свое занятие, несмотря на конвульсии Линн, вызванные ударом.

- А-А-А-А-А-А Боже. За что? Мои грудки. Не надо больше. Пожалуйста. Я сделаю все.

-Получай удовольствие от ласк Жанет. Когда ты кончишь, я отстану.

-Как мне кончить, если ты бьешь меня по груди. Очень больно.

-Сконцентрируйся.

Не знаю, что она себе представила, но скоро ее стоны стали более реалистичными. Жанет, с закрытыми глазами, продолжала трудиться над подружкой, немного постанывая сама. Кристи, удовлетворенная этим представлением, начала ласкать себя пальчиками между ног. Губки и язычок связанной девочки передо мной отвлекли мое внимание. Я приподнял ее голову, за волосы, осторожно, стараясь не причинить боль.

-Помедленней, хорошо?

Она, с заплаканным личиком, кивнула и опять взяла меня в ротик. Наконец, тело Линн изогнулась и она задергалась в веревках. Если этот оргазм был симуляцией, то она хорошо сыграла роль. Кристи разрешила Жанет закончить ее работу, и подошла с улыбкой ко мне. Но поглядев, как Эми делает мне минет, она слегка нахмурилась.

-Ты закончила с ними?

-Наверное. Я не знаю, чему еще их можно подвергнуть.

-Я думаю хватит. Они и так много перенесли.

-Тогда все?

-Еще одна вещь.

-Какая?

-Мастурбируй.

-Что?

-Ляг на пол и поласкай себя для меня.

-Пожалуйста, не перед всеми.

-Кристи!

-Хорошо.

Она легла на пол, прямо рядом с Жанет и начала себя ласкать. Она трогала соски, водила рукой между ног, но делала это механически.

-Кристи!

Она открыла глаза. – Ты не забыла, как ты только что заставила Линн получать удовольствие?

-Не забыла.

-Если ты не будешь делать это с чувством, я привяжу тебя на стол, и заставлю ее пороть тебя, пока ты не будешь онанировать с наслаждением. И у меня дикая догадка, что Линн это понравиться.

-Пожалуйста, не надо.

-Продолжай.

На это раз она осознала опасность, в которой находиться. Она закрыла глаза и начала прислушиваться к ощущениям, вызываемым своими собственными пальцами, вспоминая сцены мучения Линн. В конце она ввела пальцы внутрь себя, нажимая на клитор, закричала и забилась в оргазме перед женщинами, которых только что мучила. И расплакалась после этого.

Я мягко отстранил Эми, разрешив ей сесть между ног. Даже не спрашивая разрешения, Кристи подползла и заняла ее место. Продолжая всхлипывать, она начала руками играть со мной, обхватив губами головку. Я был уже почти готов и через мгновение взорвался, всаживая член глубже, до горла. Она стала неистово заглатывать сперму. Успокоившись, я убрал руки с ее белокурой головки и позволил подняться. Улыбнувшись, она облизала губы и пошла по комнате, собирая в сумку веревки и кляпы и другие предметы. Потом она приблизилась ко мне с парой наручников, повернулась задом и протянула руки. Я защелкнул наручники у нее за спиной. После этого я сконцентрировался на временном континууме и выпустил Жанет и Линн из нашей временной линии. Они мгновенно вернулись к своему первоначальному положению, без следов от кнута, одетые, понятия не имеющие о том, что с ними произошло. Я дал Кристи сумку, взял Эми за руку, и мы вышли из офиса Линн. Две обнаженные красавицы тихо и спокойно пошли вниз по лестнице к миру внизу.


Глава 33.

Мы возвращались в отель по заполненным людьми улицам. Кристи и Эми шли впереди, стараясь не наталкиваться на прохожих и тихо разговаривая. Сомневаюсь, что Эми понимала, что сейчас произошло. Она, наверное, думала, что это я вынудил Кристи поиграть с этими двумя женщинами. И хотя истина была гораздо более интересной, мне не хотелось ей объяснять это. Пока босоногие девчонки шлепали впереди, я обдумывал мое следующее приключение.

Наконец, мы вернулись в номер отеля. Когда мы вошли, я приказал девушкам замолчать. Мы отсутствовали долго, и за это время Лиз успела заснуть. Ее голова склонилась ей на грудь, но веревки, которыми она была привязана к стулу, удерживали ее от падения. Приложив палец к губам, я сделал знак Кристи и Эми сесть на диван. Я выключил ТВ и видео, в который раз показывавшие одну и ту же Садо-Мазо кассету. Интересно, сколько раз Лиз ее посмотрела?

После этого я пошел в спальню, где оставил Джейн, привязанную к кровати. По привычке я чуть не постучал в дверь, прежде чем войти, и улыбнулся, поймав себя на этом. Зачем? Дать ей шанс выглядеть прилично? Может она скажет, что нельзя, она одевается? Джейн более не имеет таких возможностей. Сейчас она моя всегда обнаженная рабыня, в данный момент привязанная за руки и ноги к кровати. Войдя, я взглянул на нее. Она спала. Глаза прикрытые веками, двигались, наверное, она видела сон. На ее щеке была слеза, а руки и ноги, привязанные к кровати, подрагивали. Я смотрел на нее несколько минут, потом сел на кровать и начал осторожно развязывать веревки на ее ногах. Должно быть, я ее разбудил, потому что, когда я закончил с ногами и начал развязывать руки, то увидел, что ее глаза открыты и она смотрит на меня. Вскоре она была свободна, но сохранила свою позу. Возможно она боялась сдвинуть без разрешения руки и ноги вытянутые в стороны. Она молча лежала, ожидая, пока я заговорю. Я спросил ее ласково. –

-Хорошо поспала?

-Да. Хотя без веревок было бы лучше.

-Ты видела сон.

-Да?

-Да, и ты плакала во сне и дергала веревки.

-Ты бы делал тоже самое, если бы был в моем положении.

-Что тебе снилось?

По ее глазам я понял, что она соврала, когда ответила.

-Я не помню.

-Джейн, ты обманываешь. О чем сон?

-Ну пожалуйста. Я не могу тебе расск5азать.

Я взял кнут, до сих пор лежавший на столике и слегка ударил себя по ладони. Даже такой удар был болезненным. Я не мог представить себе, что испытывают девушки, когда их бьют по груди.

-О боже, не надо.

-Твой сон?

-А что ты мне сделаешь, если я не скажу?

-Джейн, тебе неприятно будет узнать об этом. Для тебя легче рассказать свой сон.

-Ну пожалуйста.

-Хорошо. Я заставлю тебя сохранять такую позицию, только без помощи веревок. И буду пороть тебя по бедрам, сильно, пока ты не попросишь у меня разрешения рассказать сон. И да поможет тебе бог, если ты к тому времени забудешь его.

-Я помню только отдельные отрывки. Я помню, что меня порола сестра. Это ты ее заставил. А я была привязана к дереву. Я просила тебя трахнуть меня. Или чтобы она занялась со мной любовью. Что угодно, чтобы прекратить боль. И мне было очень стыдно и страшно.

-Дикий сон.

-Я хочу, что бы это осталось сном. Пусть этого не будет в реальности. Оставь в покое мою семью. Ты можешь привязывать меня к дереву. Пороть. Всегда. Мне все равно. Но только, чтобы сестра в этом не участвовала. Пожалуйста.

Она была достаточно рассудительной, чтобы понять, что ее сон может натолкнуть меня на новые идеи. Но она не изменила его. Она могла бы умолчать о сестре, и я бы никогда не узнал. Я протянул руку к ее паху и провел пальцем между ее нежных губок. Джейн напряглась при прикосновении, но не пошевелилась. Она была совсем влажная. Она покраснела, осознав, что ее тело опять предало ее.

-Джейн, я обещаю больше не вовлекать твою семью. По крайней мере пока ты соблюдаешь условия сделки. Но до сих пор ты вела себя хорошо, так что не волнуйся. Кстати, ты не обязана неподвижно лежать в таком положении. Хотя это выглядит прекрасно.

Она с облегчением сдвинула ноги и повернулась на бок, лицом ко мне. Она сделала это с некоторым трудом, от долгого лежания в одной неудобной позе ее мышцы затекли.

-Где вы были?

-Откуда ты знаешь, что нас не было?

-Несколько часов назад я проснулась, и вокруг никого не было. Я закричала, а Лиз мне ответила, что вы ушли, но обещали скоро вернуться и развязать нас.

-Мы тут позабавились с двумя юристами.

-Юристами женского пола, наверное. А им понравилось?

-Вряд ли. Но они все забыли.

-Ты их вернул?

Я кивнул.

-Пора вставать. Кристи и Эми устали, так что теперь я буду развлекаться с тобой.

Она встала. Я указал ей на наручники.

-Пожалуйста, не надо. Клянусь, я ничего не сделаю. Я буду хорошей. Я не буду пытаться напасть на тебя. В них нет необходимости. Я столько пролежала связанной.

-Джейн, я знаю, что ты будешь вести себя хорошо. Наручники не поэтому.

-Не поэтому?

-Мне очень нравиться видеть тебя обнаженной и в наручниках.

-Ну хорошо. Только не затягивай их туго. ОК?

-Повернись.

Она повернулась ко мне спиной и протянула назад руки. Я защелкнул на ней наручники, совсем не туго, но так, что она не могла бы их снять.

Мы вернулись обратно в комнату, где спала Лиз. Я подошел к ней и тихонько потряс. Она открыла глаза и попыталась встать. Но веревки не дали ей этого, и она только простонала. Я объявил.

-Мы с Джейн идем на прогулку. С вами все будет ОК?

Ответила Лиз. –Нельзя меня отвязать? У меня все затекло.

Джейн прошептала мне на ухо.

-Пожалуйста, отвяжи. Я знаю, каково быть связанной часами в одной и той же позиции. Все тело затекает и мышцы начинают болеть. Очень неудобно. Если, конечно, ты не наказываешь ее таким образом за что-то…

Я повернулся к Кристи и Эми, тихо сидевшим на диване.

-А если я разрешу вам ее освободить?

-А руки? –Кристи вытянула в сторону руки, скованные сзади наручниками.

-Да, это будет не просто. Но вот вам и занятие, пока нас не будет. Можете ее освободить, если сможете. Справедливо?

Они вдвоем смогут ее развязать, даже со скованными за спиной руками. Ну а если нет, то Лиз придется потерпеть еще. Я подошел к Джейн, подал в ее скованные сзади руки сумку с приспособлениями для связывания, обнял за плечи и вывел из номера


Глава 34.

Спустившись вниз, мы пошли по улице. У меня не было определенной цели, хотелось найти какой-нибудь торговый центр. Минут через 15 Джейн спросила меня –

-Пожалуйста, можем мы поговорить, пока идем?

-Что тебя интересует?

-Сколько времени ты намерен это продолжать?

-Что?

-Долго я буду твоей рабыней? И другие?

-Пока мне не надоест.

-А куда мы идем?

-Если я скажу, это не будет сюрпризом.

-Я не люблю сюрпризы, в особенности от тебя.

-У тебя нет выбора.

-Знаю, я просто рабыня, и со мной можно не считаться. Почему ты так относишься к женщинам? Знаешь, мы тоже люди.

-В данной реальности это не так. Здесь вы то, что я хочу. Потому что у меня всегда есть возможность принудить вас. И меня не возможно поймать. Здесь нет властей.

-Ты когда–нибудь позволишь нам носить одежду? И что бы мы ходили без этих штук? –она помахала наручниками.

-Наверное, нет.

-Значит все женщины – твои потенциальные рабыни. И никакого выбора.

Я кивнул.

-А почему ты возбуждаешься, когда причиняешь нам боль?

-А ты почему возбуждаешь, когда я причиняю тебе боль?

На ее глазах показались слезы, но усилием воли она удержалась от плача. Не так часто у нее есть возможность просто поговорить со мной, не умоляя меня о чем-то, что бы тратить время на плачь.

-Не знаю. Мое тело предает меня. А мое сознание ненавидит это.

-Я понимаю. Я чувствую себя виноватым, за то, что делаю с вами такое. Но мне это действительно нравиться. В каком-то смысле, труднее мне. Я делаю с вами чудовищные вещи по своему выбору. Я вами руковожу. А у вас нет выбора. Вы просто подчиняетесь мне во всем. А то, что ты при этом возбуждаешься, это побочный эффект. Ты же не сама попросила пороть и мучить тебя.

Она помолчала некоторое время.

-Она тебя любит, ты знаешь?

- Да? – изменение темы беседы сбило меня с толку. Женщины любят резко менять тему разговора. Это я заметил до экспериментов со временем. И даже когда они становятся голыми рабынями, то своих привычек не меняют.

-Кристи. Она действительно тебя любит. Понятия не имею, за что. Ты делаешь с ней такие ужасные вещи. А она в тебя влюбилась.

-Ты шутишь. – Хотя кое-что я заметил и сам, например ревнивые взгляды Кристи. Я не сомневался, что Джейн говорит правду. Она проницательная девушка.

-Она сама мне сказала, этим утром. Когда мы встали. Мы поговорили до того, как решили меня развязать и приготовить завтрак. Тогда она и сказала.

Я не находил, что сказать и молчал. Она продолжила.

-Ты должен ее отпустить. Одно дело мучить наши тела, держать нас голыми, в цепях. Я знаю, что ей это не нравиться. Я думаю, никому из нас это не нравиться. Но ты залез в ее душу. Я не думаю, что тебе есть до нас какое-то дело. Мы для тебя просто голенькие маленькие рабыни, в том числе Кристи. И если ты не можешь вернуть ей ту любовь, которую она готова подарить тебе, ты должен отпустить ее. Потому что это еще более жестоко, чем привязать меня и стегать по груди. Ты заставил ее влюбиться в ее же мучителя. Я это не понимаю, но любовь загадочная штука. И ты будешь причинять боль не ее телу, а ее разуму. Нечестная игра. Отпусти ее, пожалуйста.

-Я это обдумаю. Хорошо?

В ее глазах была влага. Я приставил палец к губам и она, повинуясь, замолчала. Дальше мы шли в тишине. Наконец, мы зашли в подземный магазин, полный замерших покупателей. Я пошел вперед, разглядывая покупателей, Джейн следовала за мной. Посреди зала я заметил трех молодых женщин. Наверное, пришли из офиса купить кофе и булочек. Я указал Джейн на них.

-Что ты думаешь?

-А что я должна думать? Они симпатичные.

-Ты бы хотела заняться с ними сексом?

-Пожалуйста, не надо.

-А причинить им боль?

-Только не это. Я бы лучше занялась с ними сексом.

-А если я заставлю их поласкать тебя?

-Это лучше, чем заставлять меня их пороть.

-А если я их заставлю выпороть тебя?

-О боже. – Она задрожала.

-Успокойся, если будешь себя хорошо вести, с тобой ничего не случиться. ОК?

Я снял с нее наручники. – А теперь просто стой и молчи.

Я подошел к той, что была повыше, сконцентрировался и освободил ее. Она продолжила свой разговор, но почти сразу резко замолчала, поняв, что вокруг что-то не так. Она вскрикнула, и , широко раскрыв глаза, начала поворачиваться, рассматривая замороженный мир. Брызги фонтана остановились в воздухе. Ее подруги замерли вокруг нее. Потом она увидела обнаженную Джейн, потиравшую запястья, потом меня. Она взглянула на меня, пока относительно спокойно.

-Что происходит?

-Мир остановился.

-А мы? –она начала нервничать.

-Я это контролирую.

-Что? А кто эта голая девушка?

-Это Джейн. Джейн, подойди.

Джейн подошла к нам.

-А почему она обнажена?

-Ей это нравится. А в остановившемся мире нет никакого смысла в одежде.

-Но вы же одеты.

-Но я не женщина.

-А как нам запустить мир снова?

Вмешалась Джейн. – Он запустит мир, когда захочет.

Женщина начала что-то понимать. Голая девушка. Я контролирую мир. Она осознала опасность.

-А что вы хотите от меня? –ее глаза искали путь к бегству.

Снова вмешалась Джейн. – Как тебя зовут?

- Эшли. Что он хочет?

-Эшли, ты должна меня выслушать. Хорошо? Этот парень ненормальный. У него пистолет, и он не боится его использовать. Он уже кого-то убил.

Я никого не убивал, но видимо Джейн пыталась облегчить наказание этой женщины, запугав ее.

-Ты должна выполнять все его требования. Он потребует, чтобы ты разделась. Он потребует от тебя таких вещей, которые не приснятся и в страшном сне. Он причинит тебе боль. Но поверь мне, любую вещь, которую ты откажешься сделать, ты в конечном и тоге сделаешь. Только тебе будет в десять раз хуже.

-Почему я? Пожалуйста, отпустите меня.

-Он тебя не отпустит, пока ты не выполнишь, все, что он захочет.

В этот момент она побежала. Я подождал минуту, потом начал замедлять ее время. Я думаю, она это почувствовала, потому что вскрикнула. Джейн пробормотала.

-Я такое уже пробовала. Значит, это так выглядит со стороны? Боже, мы действительно не способны убежать.

Не отвечая Джейн, я подошел к Эшли, встал перед ней и вытащил пистолет. По какой-то причине он необходим всем женщинам, чтобы они начали слушаться. После этого я восстановил прежнюю скорость времени бедняжки. Она запнулась и упала у моих ног. Поняв, что произошло, она заплакала. Я наклонился и за руку поднял ее. Под прицелом пистолета, я провел ее обратно к подругам и Джейн.

-Теперь, Эшли, мы можем продолжать по-хорошему, можем по-плохому. Ты можешь раздеться сама, или я могу срезать твою одежду. Если ты больше не будешь делать глупостей, я прощу твое бегство.

Эшли, продолжая плакать, кивнула.

-перестань плакать.

Она действительно попыталась прекратить плачь. Она перестала трястись, но слезы по-прежнему текли.

-Так ты разденешься сама, или тебя раздеть?

Заговорила Джейн. – Милая, лучше разденься сама, когда одежду срезают, хуже.

Эшли опять попыталась упрашивать. – Вам не сойдет такое с рук. Пожалуйста, не заставляйте меня раздеваться. Не насилуйте меня.

И она подумала об изнасиловании. Обычная реакция. Это первое, о чем думает женщина при виде пистолета.

- Эшли, я не собираюсь тебя насиловать. Если бы мне нужен бал секс, я бы занялся им с Джейн. Посмотри, она голая. Тебе не будет одиноко.

-Тогда почему тебе надо, чтобы я разделась?

За меня ответила Джейн. – Ему нравятся обнаженные женщины. Не волнуйся, если он сказал, что не будет тебя трахать, то так и будет. Давай, раздевайся, тебе помочь?

Эшли повернулась к Джейн. – Он… он тебя уже изнасиловал? Он причинил тебе вред?

-Эшли, он меня не насиловал. –и тут она соврала. –И он не причинил мне вреда.

Эшли еще раз взглянула на пистолет и начала расстегивать жакет. Я смотрел на то как она раздевается. В отличие от многих, она не остановилась, дойдя до трусиков. Начав раздеваться, она разделась до конца. Вскоре она стояла передо мной и Джейн, сияя наготой. Ее лицо было красным от стыда и она пыталась прикрывать свои груди руками. Она стояла так и плакала, пока я решал, что с ней сделать.

Глава 35.

Я взглянул на Эшли, она взглянула в ответ на меня. Такой дерзкий взгляд я раньше видел только у Джейн.

-Нет Эшли, я не собираюсь сейчас причинять тебе вред, но мне необходимо тебя связать.

-Боже, зачем?

-Мне нужно убрать тебя с дороги.

На ее лице отразилось понимание. –Ты собираешься оживить моих подружек тоже?

-да Эшли, и их тоже.

-Ты не причинишь им вред?

Я решил соврать. – Нет, если ты хорошо будешь себя вести.

-Как ты хочешь меня связать? Боже, это так унизительно.

-Джейн привяжет тебя к ограждению.

Джейн вытащила веревку из нашего набора. Эшли не сопротивлялась, Джейн вытянула ее руки в стороны и привязала к ограждению. Потом раздвинула ее ноги и привязала тоже. Я проверил узлы и спросил Эшли.

-Как зовут твоих подруг?

-Пожалуйста, не обижай их.

-Эшли?

-Блондинка –Эвелин, брюнетка – Лиза.

Я прислонился спиной к ограждению, прижав руку Эшли, и приставил пистолет к ее боку. Я сосредоточился, и ее подружки ожили. Они сразу увидели меня с Эшли и прервали разговор. Джейн находилась позади них, и они ее не заметили. У них выкатились глаза, а Лиза чуть не упала в обморок.

-Что за чертовщина происходит? – опомнилась первой Эвелин.

-За меня ответила Эшли. – Эвелин, у него пистолет, делай все, что он говорит.

Эвелин стала оглядываться вокруг, замечая замерших людей, и увидела Джейн.

-Какого черта вам надо? –спросила она.

Эшли опять ответила за меня. – Эвелин. Ему нужны мы. Делай, что он говорит. Я не хочу умирать.

Эвелин и Лиза одновременно взглянули на мой пистолет.

-Раздевайтесь. Обе.

Они заколебались. В разговор вступила Джейн, одновременно с тем, как я грубо надавил пистолетом в ребра Эшли. Та вскрикнула от неожиданной боли.

-Эвелин? Лиза? Я бы его послушалась. Он с радостью убьет Эшли на ваших глазах. Вы же этого не хотите? Пожалуйста, делайте, что он говорит.

Эвелин прошептала только – За что? – И ее руки начали снимать костюм. Они не понимали, что происходит, но вид голой подружки и голой Джейн убедил их, что надо раздеться.

Вскоре они обе обнажились Лиза не колебалась с лифчиком и трусиками. Эвелин вообще не носила Лифчик, но она заколебалась, перед тем как снять колготки и трусики. – Пожалуйста, можно не продолжать?

Ответила Джейн. – Эвелин, посмотри на меня. На Эшли. На Лизу. Ты думаешь, он позволит, что бы на тебе что-то осталось?

Эвелин, заплакав, сняла колготки и взялась за трусики. И тут я ее остановил.

-Эвелин, это можешь оставить. Ты и так неплохо выглядишь.

Джейн посмотрела удивленно. До сих пор я ничего не позволял оставлять, даже туфли. Заговорила Эвелин.

-Ты теперь нас изнасилуешь?

-Конечно нет. – Эвелин и Лиза удивились.

-Мы просто позабавимся.

-В каком смысле позабавимся?

-Для начала Джейн вас свяжет.

-Зачем? – первое слово, произнесенное Лизой.

-У нас будет небольшое соревнование.

-Соревнование? –спросили они в унисон.

-Да. Соревнование. Сначала Эвелин. Ложись на пол, лицом вниз. Руки за спину.

-Ты шутишь. Я не позволю тебе себя связать.

-Я не буду тебя связывать. Джейн будет.

-Никто меня не свяжет.

Я опять ткнул Эшли пистолетом под ребра. Она закричала.

-Ну, стреляй в нее. Я не позволю себя связать. – Она поняла, что я блефую.

Опять вмешалась Джейн.

-Эвелин, милая. Он же ее пристрелит. И сделает это медленно. Сначала прострелит локти, потом коленки. А если ее крики не убедят тебя, то выстрелит в тебя. Ты готова умереть? Милая, я это видела.

Эвелин побледнела. Я тоже побледнел. Я не представлял себе, что у Джейн настолько дикое воображение. Я, конечно, не смог бы сделать такое, но Джейн была права в одном. С Эшли надо было поступить очень жестоко, заставив ее кричать до небес, что бы Эвелин подчинилась. Эвелин посмотрела на меня с ненавистью и прошептала – Ублюдок.

Но она опустилась на колени на твердый холодный кафель а потом медленно легла и скрестила за спиной руки. Джейн сразу их связала. Я кивнул брюнетке и она улеглась на пол и также без слов позволила связать руки. Я отвел Джейн в сторону и прошептал.

-Привяжи из запястья к лодыжкам, и вставь кляпы, красные шаровые. ОК?

-Будешь причинять им боль? Может быть. Как закончишь, сядь у ног Эшли.

-Пожалуйста, не делай им слишком больно. Они еще новички.

Я кивнул. Джейн начала выполнение задачи с Эвелин. Та протестовала, но в ее позиции трудно было сопротивляться. Скоро у обеих женщин руки и ноги были связаны вместе. Джейн даже связала им локти, о чем я не просил. Джейн достала 2 кляпа и подошла к Лизе. Та покорно открыла рот, Джейн вставила кляп и связала завязки сзади ее головы. Когда Джейн подошла к Эвелин, та отказалась открыть рот. Джейн зажала ей нос, но та раздвинула губы и стала дышать через стиснутые зубы. Джейн беспомощно посмотрела на меня. Я взял кнут и подошел к Эшли. Джейн наклонилась и настойчиво зашептала Эвелин в ухо.

-Пожалуйста. Он взял кнут. Он будет бить Эшли, пока ты не согласишься на кляп. Не заставляй ее переносить такое. Ты не знаешь, как это больно.

Эвелин отрицательно покачала головой. Я слегка стегнул Эшли по груди. Но закричала она так, как будто я бил со всей силы.

-А-А-А-А-А пожалйста, не надо, я не могу переносить боль.

-Эвелин – сказал я спокойно – это был слабый удар. Следующий будет сильнее и по соскам.

-О боже. Не надо. Не по соскам. Эвелин. Пусть он вставит кляп. Я не перенесу такого.

Эвелин, с ненавистью в глазах, не сказав не слова, открыла рот. Джейн установила кляп, подошла к Эшли и уселась у ее ног.


ТЕПЕРИЧА УСЕ!
promer
Школьник
Школьник
 
Сообщений: 9
Зарегистрирован: 05 июл 2009, 15:20

Re: "Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Новое сообщение Марк » 29 окт 2009, 19:36

Спасибо!
Судя по всему, больше ничего нет...
А теперь самый первый вопрос: кто-нибудь возьмется за полный перевод романа?
С садистским приветом, Марк Десадов
Аватар пользователя
Марк
Демиург
Демиург
 
Сообщений: 936
Зарегистрирован: 01 июл 2009, 19:16
Откуда: Москва
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: "Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Новое сообщение matu » 29 окт 2009, 23:39

Перевод не мой, а админа сайта powertrecker.org Angelo4ek
Глава 36
Я поднимал каждую девушку. Они были на удивление легки, и я поворачивал их головой вниз, лицом к Эшли, расположившейся на полу. Лиза грустно, тихонько плакала, пытаясь сказать что-то с кляпом во рту. Эвелин лежала угрюмо. Она пыталась вытолкнуть кляп языком, но ей не удавалось.

Я подошел к тому месту, где стояла привязанная к перилам Эшли. Она прекратила бороться и плакать. Я заговорил с ней.

«Как дела, Эшли?»
«Немного страшновато.»
«Неужели тот легкий шлепок причинил тебе боль?»
«Боже, ты не представляешь.»

Я улыбнулся. Я не представлял, вероятно, в отличие от Джейн.
«Эшли, мы решили устроить небольшое соревнование. Ты не против?
«Что за соревнование? Пожалуйста, отпустите нас»
«Видишь Эвелин и Лизу? Обе они обнаженные и хорошенько связанные.»
«Да. Не причиняйте им боль, пожалуйста!»
«Мы устроим гонку. Они попытаются добраться сюда. К тебе.»
«Но они же не могут двигаться.»
«Само собой, им еще предстоит попотеть. Это им дастся нелегко. Гонка будет окончена, когда одна из них доберется до твоей ноги и поцелует ее.»
«Зачем вам это?»

Джейн заговорила с полу. «Потому что он это может. Ему просто нравится смотреть, как эти бедняжки будут бороться с веревками.»

Я закивал. «Потому что могу. А они будут выглядеть чудесно, стараясь добраться к твоим ногам.»

«Боже.»

«А приз тебе не интересен?»

«Приз?»

«Ага, победительница отхлестает проигравшую по груди 5 раз.»

«Боже! Да вы больной! Они даже не попытаются.»

«Ты права. Кто в здравом уме попытается выиграть такую гонку? Я предвидел это. Поэтому придумал, как отвлечь внимание. Меч о двух концах, если хочешь. Тебе не удастся сконцентрироваться на подругах. А их это побудит поскорее окончить гонку.»
«Прошу.»
«Тебе даже не интересно, что я собираюсь сделать?»
«Не очень. Вы ведь все равно сделаете это, независимо от моего желания.»

Я кивнул. «Но я тебе все равно скажу. Эвелин и Лиза должны услышать, в чем заключается их задание.» Я видел, как Эвелин борется с веревками, извиваясь всем телом. «Я буду хлестать тебя кнутом каждые пять минут.»

Эшли прикрыла глаза. «Нет, только не это. Я не вынесу такой боли! Что угодно! Я сделаю что угодно. Я займусь с вами любовью! Я буду пресмыкаться у ваших ног. Что угодно. Только не боль!»

«Каждые пять минут. Но ты сможешь выбрать, по какому месту. По груди, по животу, или по бедрам. Выбор за тобой. Чтобы ты смогла выбрать, не забывай считать удары. Договорились? Если забудешь, я выберу сам. Так уж сложилось, что мне по вкусу грудь.» Я провел пальцем по ее правой груди. «Предполагаю, тебе не все равно, получишь ты по ней удар или нет.»

«Нет, прошу! Что угодно, только не боль!»

Я мог даже разобрать протесты Лизы и Эвелин сквозь кляпы.

Джейн посмотрела на меня. «Нет, прошу, вы же убьете ее! Учитывая, как они связаны, им ползти не меньше часа до нее. Дайте ей больше времени. Она этого не вынесет! Раз в десять минут! Умоляю!

«Джейн, я, кажется, не спрашивал твоего мнения».

«Бог мой! Простите, господин. Я молчу. Прошу.» Я услышал, как щелкнула ее челюсть. Думаю, она еще не была готова к очередному наказанию.

«Куда?» спросил я Эшли.
«Что?» обнаженная девушка извивалась, связанная веревками.
«Куда нанести первый удар?»

«Прошу, нет! Не заставляйте меня выбирать место удара. Просто ударьте, если так нужно.»

Я хлестнул ее кнутом по груди без малейшего предупреждения.

Она вскрикнула от боли и ужаса. «Ааааааааааааааа! Черт! Ааааа. Больно же, мать твою! Не бейте больше! Эвелин, торопись! Боже, нет!»

Джейн посмотрела на меня, а потом на всхлипывающую над ней девушку.

«Считай,» прошипела она Эшли.

«Слишком поздно», отрезал я спокойно, похотливо взглянув на Джейн. Она быстро опустила взгляд.

«Нет, прошу, нет! Только не еще раз по сиськам! Очень больно! Прошу! Раз! Вы ударили меня раз. По сиськам. Прошу, дайте выбрать! По бедрам! Боже! Прошу, бейте по бедрам!».

«Ты же не хотела выбирать в прошлый раз.»

«Прошу».

«Не забудь в следующий раз считать.»

«Боже.»

Я взглянул на женщин на полу. Эвелин пыталась подняться, упираясь на живот. Она пыталась двигаться всем телом как можно быстрее.
Она преодолевала сантиметр за сантиметром, передвигая своё обнаженное тело по кафелю. Голая грудь упиралась при движении в пол. Она поочередно пыталась менять упор на плечи и колени при движении. Она боролась и барахталась, в связывавших её верёвках. Она пыталась кричать даже через кляп. Лиза еще не смогла скоординировать свои действия. Она вообще почти не продвинулась. Но я видел, как она наблюдала за движениями Эвелин, пытаясь их повторить.

Прошло 5 минут, и Эвелин продвинулась примерно на 30 сантиметров. До цели оставалось еще полтора-два метра. Я видел, как Эвелин пытается глубоко дышать носом, невзирая на кляп. От приложенных усилий её лоб начал покрываться потом.

Я хорошенько примерился к цели хлыстом и от души стегнул по обнаженным соскам Эшли.

«Аааааааааа! Боже милостивый! Ублюдок! Боже! Мои соски! Мои сиськи! Боже! Черт! Ааааа! Ааааа! Нет, прошу, нет! Умоляю, Боже! Два! Боже, это было только два!» Превозмогая боль, она всё-таки не забыла сосчитать.

Думаю, она нашла для себя стимул.

На ее подрагивающей груди появлялась красная линия, объединявшая соски. На долгую минуту она застыла связанная, тихонько плача. Лицо вставшей Джейн исказила гримаса. Голые женщины сантиметр за сантиметром ползли по полу к плачущей девушке.

Прошло еще 5 минут, пока я прислушивался и наблюдал за ворчащими на полу дамами. Они, похоже, преодолели еще около 30 сантиметров. Но я уже видел, что прошло еще только 10 минут в борьбе с веревками, а они уже стали уставать. Их мышцы так причудливо изогнуты, да еще и учитывая попытки движения, борьбы и напряжения, будучи связанными.

«Куда?»

«Боже, помоги! Не бейте меня! Пощадите! Это адская боль! Они же движутся. Они пытаются. Вам не обязательно меня бить. Боже, нет! Прошу!»

«Куда? Спрашиваю в последний раз!»

«Скотина! По бедрам! Пожалуйста, не бейте! Ааааааааа! Неееееееееет! Боже! Ублюдок! Сукин сын!» Она пыталась вдохнуть, превозмогая боль. «Аааа! Боже! Мои ноги! Три! Твою мать, три!»

Плача она обмякла.

Я сел на перила, к которым была привязана Эшли, наблюдавшая за борьбой женщин. Эвелин выработала ритм, в котором у нее получилось немного ускорить движение. Ей определенно было жарко, и я вразвалку подошел к ней и вытер пот со лба. Она бросила на меня взгляд и продолжила борьбу с веревками и кляпом. Она медленно извивалась по кафелю. Я подошел к Лизе и тихонько прошептал ей на ушко:

«Ты же понимаешь, что если не догонишь ее как можно скорее, мне придется заставить Эвелин отхлестать тебя по груди?»

Застыв в секундной панике, Лиза удвоила усилия. Она видела, какую боль от ударов переносила Эшли.
Я понаблюдал еще 5 минут.

«Куда?»
«Боже, я не вынесу еще раз!»
«Эшли.»
«Черт с тобой, сукин ты сын! Опять по бедрам!»

Я опустил хлыст еще раз, стараясь ударить посильнее, прицеливаясь, чтобы попасть по тому же месту. Я было подумал, что так дергаясь, она сломает перила. Ее рот открылся в беззвучном крике. Наконец она перевела дыхание и стала бормотать нечто бессвязное.

«Ббббб. Нееееееееет. Аааааа. Бля, черт… Мои ноги. Ты же убьешь меня. Боже, ноги, мои ноги! Боже! Как больно! Ааа! Ааа! Ааа! Ааа! Не надо больше! Умоляю! Я не выдержу! Я сделаю, что угодно! Я буду пытать Эвелин. Я поду служить вам. Я трахнусь с вами. Что-угодно. Только не бейте больше! Боже!»

Она начала всхлипывать.
Джейн, расположившись на полу у ног Эшли, прошипела: «Считай, дура!»

Эшли кивнула. «Боже! Нет! Три, четыре! Уже четыре! Боже, прошу, не бейте снова! Умоляю, дайте выбрать! Прошу! Нет! Только не сиськи!»

Я не сказал ей ничего на этот раз, что она сделала это не вовремя. Если тянуть с напоминанием, она забывала считать.

На этот раз Эвелин удалось извиваясь проползти еще около 30 сантиметров к правой ноге Эшли. Я наблюдал за борьбой связанной женщины. Смотрел в ее лицо, когда она пыталась развязать узлы, так мастерски завязанные Джейн. В это время Джейн убралась с пути, чтобы голой женщине было легче и быстрее добраться до своей цели. Лиза держалась немного позади. Через пять минут Эвелин была в паре сантиметров от ноги Эшли. Эшли старалась изогнуться в своих оковах так, чтобы нога оказалась поближе к Эвелин. Эвелин пыталась вытянуть голову как можно дальше. Пара чертовых сантиметров.
Я хлестнул Эшли над сосками.

«Аааааааааааа! Господи! Боже! Пять, черт тебя дери! Пять! Сиськи! Боже! Эвелин, умоляю! Боже! Он рвёт меня на части! Он изуродует мою грудь! Какая дикая боль! Я сдохну! Нет, не надо! Кем бы вы ни были! Лучше я трахнусь с вами! Убейте меня! Но перестаньте бить меня! Боже милостивый, какая боль! Прошу! Прошу! Умоляю!»
Я видел как старалась Эвелин. Как она пыталась заставить свои уставшие мышцы передвинуть голое связанное тело еще на пару сантиметров вперед. Две женщины так старались приблизиться друг другу, чтобы окончить пытку. Они рыдали. Минуты через три Эшли перестала пытаться подвинуть правую ногу поближе к голове Эвелин, но умудрилась прикоснуться большим пальцем к кляпу Эвелин.

«Боже, не надо больше! Я коснулась ее! Гонка окончена! Прошу! Мы же выполнили ваши идиотские условия! Отпустите нас, умоляю!»
Эвелин отдыхала. Ее тело вздымалось. Она пыталась вдохнуть полной грудью, не взирая на кляп. Она перевернулась на бок, грудь ее тяжело вздымалась. Эшли всхлипывала.

Я дал передохнуть девушкам еще несколько минут.
matu
Студент
Студент
 
Сообщений: 26
Зарегистрирован: 28 окт 2009, 22:40
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: "Время вне времени" - есть желающие продолжить/закончить?

Новое сообщение matu » 09 июн 2010, 10:54

В следующем месяце возможно будет 37 глава.
matu
Студент
Студент
 
Сообщений: 26
Зарегистрирован: 28 окт 2009, 22:40
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

След.

Вернуться в Наружка

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

HotLog