В гостях у Марка Десадова

 

Dear Visitors: this is a Russian BDSM forum. All of non-Russian messages will be removed, except for links to other BDSM-sites

Написать письмо Марку
Cайт обновлен 22 июня 2018 года
Всё для прогулок по ссылкам отсюда - в Порнософте

Achtung! Dies ist ein russischsprachiges BDSM-Forum. Anderssprachige Beitraege werden entfernt, ausser BDSM-Links

Запрещены: детское порно, рассуждения на эту тему, мат, спам, клоны, несанкционированная коммерция, оскорбления, национальные и религиозные разборки

Две истории из жизни маньяка, повернутого на женских животах

Тут обсуждаются тематические вещи, выложенные в Интернете или где-либо опубликованные

Две истории из жизни маньяка, повернутого на женских животах

Новое сообщение Дэнси » 05 ноя 2017, 09:13

Всем привет! Давно тут не был. Предлагаю ознакомиться. Данный текст написан по просьбе автора детективной повести, которая расположена по адресу https://vk.com/the_autumn_lightning. Сама она такого точно не напишет, зато с моей подачи в этой книге будет чего почитать.

...Одинокая фигура прислонилась к дереву метрах в десяти от начала тропинки, ведущей к пустырю от улицы, чуть ниже пригорка. Прячущемуся человеку хорошо был виден отблеск подмигивающего светофора в верхних окнах здания колледжа. И ему хорошо был виден любой, кто начинал спускаться с пригорка. Этот человек стоял и терпеливо ждал. Если у него был телефон, то он, возможно, был выключен. Если у него были сигареты, то он воздерживался от курения. Ему не нужно было курить. Ему сейчас нужно нечто другое. То, без чего он не мог обойтись...

Легкие стройные ноги в обтягивающих брючках вознесли свою обладательницу на пригорок. Взметнулась грива распущенных волос – при свете фонаря видно, что темных... Пора! Мужчина беззвучно оторвался от дерева и почти в полной темноте побежал по одному ему известной дорожке через заросший деревьями пустырь, более короткой, чем петляющая тропинка. Он мог спугнуть жертву, поскольку под ногами неминуемо да хрустнут сучок или веточка, но эта девушка (как и предыдущая, впрочем) заткнула уши громкой музыкой с телефона – ему на удачу, себе на беду...

И долго музыку слушать ей не пришлось – мужчина с разгона сшиб девушку наземь и, прежде чем она опомнилась, изо всех сил ударил в подреберье. Дыхание моментально сбилось, рот непроизвольно открылся, чем и воспользовался злоумышленник: быстро заткнул ей рот комком плотной ткани. Девушка почувствовала, что вот-вот задохнется. Сквозь туман, затягивающий сознание, она могла ощутить, что ее тело куда-то быстро тащат крепкие руки, а ее ноги волочатся по земле, цепляясь за сучки и веточки. И все же она пыталась сопротивляться: то и дело дергала руками, пыталась удержаться на ногах, суметь вывернуться вокруг своей оси, что называется... Тщетно!

Девушку бросают навзничь. Еще один сильный удар в живот, еще и еще... Сопротивляться нет больше сил... Переворот лицом вниз... То ли жужжание, то ли треск... Легкий запах уксусной эссенции, вызывает у лежащей студентки воспоминание о сегодняшней лабе... Такой запах издает упаковочный скотч, которым ее связывают; девушка чувствует плотные, липкие ленты на губах, потом ей туго связывают заведенные за спину руки, затем – лодыжки ног...

«Сейчас этот гад меня изнасилует, – вяло шевелится в голове девушки. – На кой черт я пошла через пустырь – ведь можно было уехать с Женькой на машине... Эй, а зачем он мне колени стягивает?..»

Девушку снова переворачивают лицом вверх. На фоне темно-фиолетового неба она видит лишь черное пятно – это голова того типа, который выдернул ее с тропинки и утащил непонятно куда... и непонятно зачем... Стоп... Кто-то ведь там и что говорил про какую-то Соколову со второго курса? Вроде, менты уже вчера ходили по колледжу, пока она с Женькой прогуливала лекции, рассказывали, что девку убили, и как раз именно на этом пустыре...

Ужас холодной рукой хватает студентку за горло. Она понимает, что попала в смертельную ловушку. Гибкое тело бьется и выгибается на земле. На лбу у злоумышленника вспыхивает тусклый фонарь – батарейки почти «на последнем издыхании», но всё, что ему надо, он видит... Зато кому не надо, не заметят отблеска из глубокой расселины, на дне которой распласталось тело студентки.

Злоумышленник любуется этой картиной при неверном свете. Связанные руки девушки заведены вниз и назад, под поясницу. От этого ее тело прогибается вперед, животик соблазнительно выпячивается, кажется более выпуклым, чем он есть на самом деле. Протянутая рука рвет поясок тонких брюк, замок расходится, показывая снежно-белую ткань трусиков на телесной белизне кожи. Рука задирает кофточку вверх, теперь живот обнажен, раскрыт практически полностью. Тени, отбрасываемые рукой, причудливо пляшут по коже извивающейся на земле девушки. Сквозь кляп доносятся только невнятные приглушенные возгласы. Подрагивающая от нетерпения рука злоумышленника минуты три нежно гладит мягкую кожу, затем пальцами проминает ее, все глубже продавливая податливую плоть. Затем сжатый кулак, падает сверху прямо в пупок, словно кузнечный молот. Мышцы живота не успевают напрячься, и удар принимают на себя внутренности. Из живота доносится глухой хлюпающий звук. Девушка кричит через кляп, глаза ее широко открыты, но она еще ничего, совсем ничего не знает о боли. Следует череда ударов, которые ей наносит злоумышленник, наносит с целью окончательно расслабить пресс. Студентка стонет, слезы текут из ее глаз, рисуя черные полосы на висках и скулах. Злая рука снова мнет ее живот, мышцы уже почти не сокращаются, это вполне устраивает наклонившегося над ней мужчину. Слышен негромкий металлический щелчок, девушка замечает блеск стального лезвия и замирает от полного, всепоглощающего ужаса.

Он не торопится, оттягивая момент. Момент проникновения. Кончик ножа легонько царапает кожу, рисуя концентрические окружности вокруг подрагивающего пупка. Затем легким нажатием клюет в его центр. Словно удар тока! И он проскакивает нитью сквозь плоть прямо в промежность, нет, прямо в клитор. Мужчина давит на нож чуть сильнее... и черт возьми, при иных обстоятельствах это могло бы даже показаться приятным!.. При иных. Не при этих. И вообще, предварительные игры кончились.

Мужчина погружает лезвие острого, как бритва, ножа в живот девушки чуть ниже пупка и чуть правее. От жгучей, словно лава, заполняющей все тело боли перехватывает дыхание. Впрочем, режет маньяк не особенно глубоко, стараясь не слишком повредить внутренности и – самое главное – не перерезать какой-нибудь из крупных кровеносных сосудов. Тело студентки бьется, а вопит она в кляп так, что мужчина начинает беспокоиться – ведь вокруг почти мертвая тишина, не хотелось бы, чтоб кто-то услышал с дороги. Он тянет разрез сантиметров до семи-восьми, затем вынимает нож и давит девушке на левый бок. С легким чавкающим звуком из раны понемногу начинают показываться петли кишок. Мужчина отбрасывает нож, встает и начинает расстегивать брюки. В прыгающем свете фонарика, сквозь пелену ужасной боли в животе, девушка видит торчащий член... И длинную палку, зажатую в левой руке мужчины. Палка спустя несколько секунд проникает ей глубоко в живот, в самое чрево, раздвигая медленно выползающие наружу кишки. Боль невыносима, она находится вообще за пределами понимания... И при этом ее живот ощущает нечто вроде «сверхнаполненности». Мужчина медленно вращает палку внутри, наматывая на нее петли кишок. Свободной рукой обхватывает член и начинает неспешно двигать ею туда-сюда. Время от времени он тянет палку с намотанными на нее кишками на себя, заставляя тело жертвы биться в безумном темпе, постепенно ускоряет движения рукой. Минут через десять, которые кажутся девушке вечностью, член наконец выбрасывает заряд спермы на вынутые кишки, и маньяк отпускает палку. Живот девушки весь в крови, как и почти вся ее одежда. Вылезшие наружу кишки начинают быстро подсыхать, добавляя своей хозяйке дополнительные мучения – для нее весь мир теперь сосредоточен только в ее истерзанном кишечнике. Который, впрочем, еще можно спасти, если бы...

Маньяк натягивает брюки, затем достает откуда-то небольшую бутылку. Некоторое время любуется зрелищем корчащейся на земле девушки с торчащей из живота палкой, и начинает лить прямо на обнаженные кишки какую-то жидкость.

То, что раньше казалось болью, было только половиной ее. Живот словно взрывается яростной вспышкой. Девушка, похоже, уже не может кричать. Ее тело выгибается дугой, заваливается на бок и начинает бешено биться в пароксизме, который означает, что точка невозврата пройдена. А маньяк доволен – завтра ему будет что вспомнить... Он еще некоторое время жадно наблюдает за конвульсиями девичьего тела, потом с некоторым сожалением уходит. До конца досматривать не особенно интересно – это надоедает. Интересно разве что гадать, сколько времени жертва еще промучается, прежде чем затихнет окончательно.

... Анжела Власова дрожала и сучила ножками, царапая землю еще долгих три часа. Часть ее кишок, обожженных уксусной кислотой, медленно растворялась. Девушка едва не вывихнула руки, пытаясь освободиться или хотя бы запихнуть внутренности обратно в живот, но сил уже все равно не было. Утром ее найдут бродячие собаки... А люди – только следующим вечером.
Аватар пользователя
Дэнси
Абитуриент
Абитуриент
 
Сообщений: 23
Зарегистрирован: 07 июл 2013, 12:02
Откуда: Омск
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: Две истории из жизни маньяка, повернутого на женских животах

Новое сообщение Дэнси » 05 ноя 2017, 09:17

Еще один текст для того же детектива.

...Люба пришла в себя, лежа в полной темноте на жесткой, видимо, металлической, решетке. Тщетно попытавшись подняться, она поняла, что ее кто-то связал, туго стянув ноги и раскинув в стороны руки. Запястья были надежно к чему-то привязаны, так что ее лежащее навзничь тело оказалось распятым, словно на кресте. Несколько раз подергавшись, Люба поняла, что освободиться невозможно. Попробовала крикнуть, но ничего не вышло – рот был забит тряпкой и заклеен, по всей видимости, скотчем. Сначала она подумала, что это Петр устроил ей такой своеобразный аттракцион – ему нравилось «нестандарные» затеи. Но при всей своей легкой извращенности Петя вряд ли стал бы так над ней издеваться – это уж точно... И вообще, откуда он бы тут взялся, когда она пошла на улицу якобы за сигаретами, а на самом деле для того, чтобы позвонить Антону и договориться о встрече. Да, а когда она достала телефон, рядом остановилась какая-то машина, и водитель, лица которого она толком не разглядела, что-то спросил... и чем-то брызнул ей в лицо... А потом она вроде бы оказалась в машине, но явно не на сиденье...

Ужас ледяной рукой вцепился Любе в горло, когда она вспомнила про страшные убийства в их районе. Поняв, что попала в лапы тому же самому маньяку, молодая женщина попыталась закричать еще раз, но издала только сдавленное мычание... Понадеялась освободить ноги, изо всех сил начав подтягивать их под себя, но в итоге только ободрала лодыжки.

Вдруг что-то заскрипело поблизости, словно открываемая дверь, в помещение, где лежала Люба, упал луч электрического света, и послышались чьи-то шаги, поднимающие легкое эхо. Вспыхнули электрические лампы и над лежащей женщиной, заставив ее непроизвольно зажмуриться. Она повернула голову влево, открыла глаза. Да, Люба действительно лежала спиной на решетке, сваренной из толстых металлических прутьев, и к этой же решетке скотчем была примотана ее рука. Повернула голову вправо – и с правой рукой поступили точно так же. А тот, кто, по всей видимости, так поступил, стоял поблизости – его ботинки находились в нескольких сантиметрах от Любиной руки. Женщина взглянула на вошедшего. Лица его не было видно – он носил плотную матерчатую маску. Черного цвета, с тремя маленькими прорезями, она выглядела неописуемо страшно... Не менее страшен был и «наряд» на этом – несомненно – мужчине: длинная белая рубаха и серый клеенчатый фартук почти до колен... Ноги мужчины были голыми – судя по их форме и волосяному покрову, они принадлежали кому угодно, но только не Петру. Похититель вставил в нижнюю среднюю прорезь маски сигарету, прикурил ее... В глазах, которые прятались в верхних прорезях маски, отразилось пламя зажигалки; похититель от этого показался настоящим демоном. Глаза Любы от ужаса снова закрылись.

Мужчина выдохнул дым, наклонился, потрогал ее волосы. Выругался:

– Сучка крашеная...

Затем отошел чуть в сторону и начал печатать шаги по бетонному полу рядом с решеткой. В душе у Любы затеплилась слабая надежда на то, что убийца притащил ее сюда по ошибке. И то, что он прятал свое лицо за маской, тоже немного грело душу: он ведь не будет бояться, что она его «сдаст», и потому отпустит... Она ведь не сумела разглядеть его и в машине. Пусть даже он снова стукнет ее по голове, только пусть отпустит... Все, что угодно, лишь бы только отпустил... Господи, да она даже к Петру сейчас рада вернуться, с его заскоками, готова превратиться в настоящее бревно, только бы он доволен был... Она даже... Даже на работу устроится, вот! К нему в контору, как он давно уже требует... А с Антоном порвет!.. И... и курить бросит!!!

Но у похитителя были на этот счет другие соображения. Видимо, ему совсем не хотелось, чтобы женщина обременяла себя трудоустройством и собиралась в чем-то себя ограничивать. Он докурил сигарету, бросил ее куда-то вниз, через прутья решетки, потом подобрался к Любе, присел на корточки и достал нож, лезвие которого ярко сверкнуло под светом потолочных ламп. Подтянув вверх подол розовой курточки, разрезал тонкую синтетическую ткань. Остановился, немного задумался. Рукой надавил на живот, опоясанный ремешком, вдернутом в джинсы. Одно движение ножом – и ремешок разлетелся. Второе – и джинсы ослабли. Третье – и они поползли вниз. Любу сковал страх, она не шевельнулась даже тогда, когда похититель разрезал ей трусики спереди и распорол блузку и майку снизу доверху... Тяжелая ладонь легла сверху на обнаженное тело, и Люба услышала глухой невнятный возглас, вроде как одобрительный. Похититель некоторое время грубо массировал ей живот, проминая его чуть не до позвоночника, и при этом издавал звуки, явно выражающие удовольствие... Люба вообще-то не была в восторге от своего животика – ей хотелось, чтобы он был более плоским, подтянутым. Петр тоже намекал на это. Тут их вкусы совпадали... Но вкусы этого демона, видимо, были иными.

Первый удар кулаком в область пупка сорвал дыхание. Второй заставил кричать – но это опять был не крик, а невнятное уканье в кляп. Третий, четвертый... Похититель бил Любу в живот что есть сил, из глаз у женщины текли слезы. Сквозь их пелену она опять увидела блестящее лезвие – мужчина намеренно его демонстрировал, чтобы она видела, чем именно ей сейчас будут вспарывать живот – Люба больше не сомневалась в том, что ей предстоит пройти через то же самое, что и тем двум девушкам, чьи тела недавно нашли на пустыре. Она закрыла глаза и постаралась подумать хоть о чем-нибудь другом, да пусть даже о том, как они недавно с Петей ходили в кино...

Кончик ножа легонько царапал кожу, словно рисовал на ней какие-то узоры... или буквы... А, может быть, выбирал место, куда надавить посильнее?.. Кажется, выбрал...

Острое, как опасная бритва, лезвие рассекло кожу немного ниже и правее пупка и устремилось внутрь чрева, заставив Любу забиться. Когда оно проткнуло брюшину, боль стала неописуемой. А когда поехало поперек, разрезая плоть, к другому боку, то вокруг почти все исчезло, во всем мире остались только две вещи – ее живот и его нож. Лезвие, погруженное не слишком глубоко (какой смысл убивать девчонку быстро?) двигалось поперек туловища, не встречая особого сопротивления от ослабленных ударами мышц, и вскоре его выдернули из нее наружу.

Что-то заставило ее поднять голову. В каком-то тумане она видела, как потоками струится кровь по бокам, стекая куда-то вниз между прутьями решетки – звуки падения капель доносились откуда-то снизу... А из раны на животе медленно что-то выползало – как будто что-то живое. Оно не должно было стремиться наружу – ни в коем случае! Ему нужно находиться только внутри, ну зачем же оно лезет из нее?!

Тело Любы сотрясли рыдания – ей было безумно жалко себя сейчас, а в особенности – свой единственный и неповторимый живот, который кому-то по совершенно непонятной причине кому-то понадобилось так изуродовать... Широко открытыми глазами она наблюдала за движением корявой палки, которую маньяк явно нацелился воткнуть в нее... Но, похоже, вдруг передумал. Наверное, решил он, нет больше смысла удовлетворять себя рукой... Здесь не пустырь. Ну, даже перепачкается он, тут ведь гораздо проще будет смыть с себя кровь водой из бака, нежели на улице. А потом можно будет надеть чистую одежду, которая лежит поблизости в аккуратно сложенном виде.

Люба видела, как мужчина откинул длинный фартук, под которым обнаружился торчащий напряженный член. Мужчина опустился над ней, направляя орган прямо в выползающие из раны кишки. Секунда – и его орудие скрылось в чреве женщины, раздвинув скользкие, упругие петли. Тяжелое тело надавило на ее живот, стало толчками вбивать член внутрь. Послышались хлюпающие звуки. В туманящей сознание боли остро ощущалось каждая фрикция. Член ощущался как острый и жесткий штырь, шарящий у нее в самой середине тела. Из-за ритмичности движений Любе даже на какую-то долю секунды показалось, что с ней на самом деле занимаются обычным сексом, насильно, естественно. Выброс спермы она ощутить, конечно, не могла, но потом увидела, как мужчина поднимается, а за его член цепляется тонкая петелька ее кишечника. Когда пенис покинул ее нутро, на какой-то миг возникло ощущение страшного опустошения, более даже жуткого, чем собственно боль.

Насильник небрежно обтерся обрывками ее одежды и бросил их вниз сквозь железные прутья. Закурил сигаретку, любуясь зрелищем корчащейся, дрожащей на решетке женщины с распоротым животом. Учитывая обстоятельства, теперь можно обойтись и без уксусной кислоты – все равно ведь тело никто не найдет... С другой стороны, а что он теряет?

Маньяк снял с полки бутылку и вытащил из нее пробку.
Аватар пользователя
Дэнси
Абитуриент
Абитуриент
 
Сообщений: 23
Зарегистрирован: 07 июл 2013, 12:02
Откуда: Омск
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний


Вернуться в Наружка

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4

HotLog