В гостях у Марка Десадова

 

Dear Visitors: this is a Russian BDSM forum. All of non-Russian messages will be removed, except for links to other BDSM-sites

Написать письмо Марку
Cайт обновлен 12 января 2018 года
Всё для прогулок по ссылкам отсюда - в Порнософте

Achtung! Dies ist ein russischsprachiges BDSM-Forum. Anderssprachige Beitraege werden entfernt, ausser BDSM-Links

Запрещены: детское порно, рассуждения на эту тему, мат, спам, клоны, несанкционированная коммерция, оскорбления, национальные и религиозные разборки

ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Любой трёп, не относящийся к другим разделам

Re: ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Новое сообщение reva » 05 июн 2015, 23:53

Затем, мода на колготки в рубчик стала поголовной. Началась она с 1978 го и длилась до 1984 го. Пик - 1979! Распространённые цвета - светло, или тёмно коричневые и светло, или тёмно серые, при разной плотности. На стройных ногах вызывали жгучие желания.

[url][url=https://ibb.co/mRvsBG]Изображение[/url][/url]
Последний раз редактировалось reva 05 окт 2017, 17:05, всего редактировалось 7 раз(а).
reva
Преподаватель BDSM
Преподаватель BDSM
 
Сообщений: 141
Зарегистрирован: 18 мар 2012, 15:42
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Новое сообщение reva » 27 июн 2015, 17:48

Изображение

Поезд размеренно стучал колёсами на стыках. Константин, вот уже в который раз оглядывал присутствующих плацкартного вагона, набитого почти до самого верха арестантами. Они здесь были разные. Кого-то забрали из гетто, кто ты был арестован по подозрению охранкой из местного гестапо, так же, как и он сам. Кто то, как видимо эта девушка, что сидела с краю на нижней скамье плацкартного купе, оказалась в центре облавы и теперь колесила не весть, куда и зачем. Все они теперь этапировались в определённый пункт, к которому ехали уже вторые сутки. На каждом лице проявлялась усталость, внутренняя тревога и переживания. Хотя, им повезло. Весь остальной состав состоял из товарных теплушек, где люди разместились как скот. Тут ещё было хоть какое то место, чтобы встать, размять косточки.
Девушка сидела тихо, всё чаще с опущенной головой. Иногда только она поднимала её, чтобы взглянуть на окно. И, не смотря на то, что за окном был июнь, погода стояла сырая, и от того было в вагоне вполне зябко. Потому юная узница сидела, сжав коленки и обняв себя руками. Ещё бы. Ведь она находилась здесь в том, в чём её захватили во время облавы: всего лишь голубая клетчатая рубашка, заправленная в полу-шаровары спортивно-походного покроя, которые появились в моде недавно для молодёжи, исповедующей спорт, туризм и, часто посещающих лагеря прогрессивно-патриотической направленности. На ногах были туфли-тапочки того же стиля. Между манжетами брюк и тёмно-коричневой обуви, просматривались белые носочки. Это было всё, что с ней и на ней. Никаких узелков или чемоданчиков, где людей заблаговременно предупредили о дороге.
Константин только теперь заметил, что лицо девушки было в небольших веснушках, от чего оно было ещё милей, не смотря на усталость. Девушка время от времени заслонялась стоящими людьми, которые затем менялись с теми, кто ехал сидя. То же касалось Константина и девушки. Но сейчас они оба были в сидячем положении. Константин заострил своё внимание на незнакомке. Это помогало ему как то отвлечься от гнетущих мыслей. В какой-то момент, он почувствовал усиление эрекции, и ему от этого стало немного стыдно. Он даже покраснел. В это время он боялся, что вот-вот девушка посмотрит на него и, заметит его, бесстыжие и не равнодушные глаза. Но этого пока не происходило и Константин начал давать волю своим фантазиям. Вот он уже целует её в губы. Она смущённо разрешает ему это делать. Маленькая, но главная часть его тела стала жёсткой и упругой. Очень хотелось заняться интимным самоудовлетворением. Сейчас. Здесь. Непременно в эту минуту. Ему вдруг стало страшно, что он с ней в дальнейшем может разминуться или расстаться. Ему хочется бесконечно целовать её стройную нежную шейку…………..
Кто-то вдруг воскликнул: - Ну, наконец-то видимо приехали….
Все невольно глянули в сторону окна. Поезд замедлил ход. За окном проплывал мимо мрачный ландшафт с бесконечными сторожевыми вышками, бетонными с колючкой заборами, расположенными вдоль перелесков. Это длилось около двадцати минут, словно они въезжали в огромный тюремный город. Затем потянулись длинные бараки, которые в итоге постепенно скрылись из поля зрения, заменив вместо себя обширный перрон, где играл оркестр и толпились в полосатой одежде люди.
И вот поезд остановился. Все были в тревожном ожидании. Оркестр вселял оптимизм. Он усилился, когда в вагон начали заходить люди в полосатых пижамах с радостными приветливыми лицами. Они были сытые, загорелые, задорные. Встречающие говорили на разных языках, и кто-то, из приехавших, воскликнул: - Ну, я же говорил! Нас привезли в интернациональную коммуну! Здесь будем основывать свой город!
Люди в пижамах помогали выносить багаж, поддерживали старых людей, шутили. Один из них подал снизу руку девушке, помогая ей ступать вниз по вагонной ступеньке.
Константин воспрянул духом. Значит, всё будет хорошо!
Люди в пижамах помогали офицерам построиться прибывшим в ровные колонны. У каждой из таких колонн, в начале её, стоял холёный офицер в непогрешимо чистейшей чёрной форме, с белыми кое-где отделками. Каждый из очереди не мог его миновать. Он, проходил, непосредственно через него, где офицер, уже в свою очередь, определял на глаз, в какую новую очередь его поставить, в левую, или, в правую?
Константин стоял сзади не далеко от девушки. Он видел, как настал её черёд. Офицер внимательно всмотрелся в неё. Пощупал её плечи. Затем опять подумал. Наконец он совершил жест пальцем в перчатке, указывающий на новую левую очередь, в которой находились старики, пожилые женщины и дети.
Константин одновременно обрадовался и с этим чуть загрустил. Видимо женщины и дети будут теперь формироваться в другом месте, чем он. Он, как понял, будет в строительной бригаде, где нужны по сильней и по моложе. Ну что ж, может всё равно у него будет возможность видеться с этой девушкой.
Девушка уже стояла в новой очереди, которая направлялась в «баню», как вдруг глаза Константина заметили, как к незнакомке подошёл один из капралов-охранников, что то сказал её, и она вышла вместе с ним из очереди. Константин даже как-то приревновал, провожая глазами их обоих, уходящих куда-то от перрона вглубь лагеря. Видимо девушке совсем повезло? Может она будет при администрации? Константин обиженно вздохнул: - Ну вот, ещё и не познакомились, а она ему уже изменила, и теперь по статусу будет выше его. Красота везде ценится………


Капрал долго вёл девушку вдоль бараков. Затем посадил её в коляску мотоцикла и повёз в обратном направлении, в ту сторону, откуда они только что приехали. Вновь, начались, сторожевые вышки и показалась первая бетонная стена с колючей проволокой, за которой было относительное пространство с полем и перелесками, что ограничивались следующей подобной стеной. И таких рядов стен, что окружали по периметру лагерь, было около семи, что составляло по прямой, двенадцать километров.

Мотоцикл ехал по дорожке вдоль бетонного забора. Он остановился возле странного столба, который напоминал собой виселицу. Далее, за метров пятьсот от этого места, по дороге, стояло нечто похожее. А ещё далее, то же самое.
Капрал скомандовал на немецком, но было понятно, что надо вылезать из коляски. Девушка последовала, но выбиралась не спеша. Охранник терпеливо, на сколько, он был способен, ждал. Затем он повёл гостью к столбу. Девушка что то начала спрашивать, но он не понимал её языка. Он только развернул её перед собой, крепко нажал на оба плеча, заставляя её стоять смирно. Добившись этого, он бережно обхватил её шею пальцами, тонко прощупывая что то на ней. Большим пальцем ткнул в подбородок, отклонив голову гостьи назад. После этого он стал слегка поддавливать на её трахею, как будто искал какую то точку.
-Ага! – произнёс он, нащупав нужное сбоку трахеи. Он достал химический карандаш и поставил на том месте маленькую точку. Затем, что то спросил. Не дождавшись ответа, хитро и издевательски улыбнулся. И вдруг произнёс на ломанном русском: - Ты, любит конфеты и эскимо? Дас ист гут! Но я запрещат тэбе дальше кушат это. Ферштеен!?
Девушка захлопала ресницами. Она ничего не понимала. В это время он указал на висящий на его груди фотоаппарат и сказал: - Я буду дэлат фото! Понимат?
Девушка утвердительно махнула головой.
-Эты фото для меня! Понимат?
-Да! – нерешительно ответила девушка.
-Отчен корошо!- обрадовался капрал. – Тогда ты должен стоят на бочка…...
Девушка пожала плечами.
-Зачем?-спутанным голосом воспротивилась она.
-Ты не разрешат задават вапрос!-повысил голос капрал. – Не будеш слушат, я буду тэба расстрелят!
Капрал вынул парабелум. Это подействовало на гостью и она направилась к бочке. Когда она остановилась возле неё, капрал ловко ухватил девушку между ног и ловко водрузил «фотомодель» на поверхность бочки. После этого достал из длинной травы высокий табурет, поставил его рядом и стал на него, связывая руки девушки за спиной. Он сделал это так лихо и быстро, что незнакомка полностью и не поняла, что происходит. Её внимание в этот момент так зашорилось от волнения и непонятного страха, что она не обращала уже его на то, как залихватски охранник перебросил через верхнюю балку виселицы новенькую, свеженькую, сверкающую белезной, тонкую хозяйственную бельевую верёвку, один конец которой он укрепил на нижней части столба.
И вот он уже опять рядом, у шеи. Она не могла видеть, как он за спиной, бегло соорудил дрожащими руками петлю. Она только почувствовала, когда он её уже крепко и основательно затягивал узлом на той точке, где было отмечено химическим карандашом. С двух сторон шеи набухли яремные вены.
Охранник спрыгнул с табурета. Бросил его опять в густую траву. Затем немного подумал, доставать ли его обратно назад, или он дотянется без него до пояса штанов девушки, чтобы их полностью спустить вниз? Табурет ему не понадобился. Он дотянулся до поясных резинок штанов и потянул шаровары до самых пят. Ему открылись стройные молодые ножки в тёмных чулках, уходящих в белые носочки.
-Ух-х-х!!!-ахнул капрал от неожиданности и удовольствия. Он стянул с девушки полностью шаровары и бросил их на землю. Затем обхватил её ноги в области носков. Немного подумал. Стянул и их, отбрасывая носки и туфли-тапочки в сторону.
-Эта вам дэвачка уже больше не нужно!-огласил он, прятав её часть гардероба в коляску мотоцикла.
И вот он вновь возле неё. Он повернул её к себе передом, подправил её ноги в строгое положение «смирно», ухватился крепко обеими руками за основания голеней. Взглянул наверх, чтобы увидеть её лицо. Глаза девушки были прикрыты роскошными юными ресницами. Она ждала.
-Как говарит товаришчь Сталин: ми всех врагов разобьёт! – произнёс громко он. - С прибытием! Я преклоняца перед вашей силой!-добавил он и, резко рванул девушку за ноги на себя. Послышался короткий писк. Бочка опрокинулась. Опоры у девушки больше не было, если не считать того, что он не выпускал её ноги, продолжая держать за голени.
Сначала он почувствовал через ладони дрожь её ступней. Но тут дрожь усилилась и ноги пришли в действие. Он с трудом удерживал их, но руки стали влажные и, в один из моментов, скользкая фактура чулок вырвалась из ладоней, даря девушке полную самостоятельность. Она забила, заёрзала бешено ногами. Тонкая верёвка вот-вот грозилась перерезать ей шею. Голова запрокинулась назад. Но охранник выловил её ноги и держал их уже крепко в области колен. Свободное болтание девушки закончилось. Теперь у неё вновь была относительная опора, но предыдущие действия очень сильно пережали нежную шею, которая, не смотря на опору, так или иначе, чувствовала силу натяжения верёвки. Пошло медленное удушение. Ноги в руках то смыкались вместе, то желали вытянуться, то вырывались или ёрзали.
-Тихо-тихо!-говорил он уже на своём.-Потерпи ещё немного! Ты миновала газовую камеру. А это, знаешь как ужасно?! А тут, на свежем воздухе. Да? Ха-Ха….Я бы задушил тебя в твоей постели, но как? Я ведь не знал, где ты живёшь……
Охранник почувствовал, как по фалангам его пальцев потекла тёплая жидкость. Она была разнородной. Скорее всего, это был выброс гормонов смешанных с мочой. Он сейчас не мог видеть её лица, но знал точно, что она высунула полностью наружу свой спрятанный нежный игривый язычок. Очередное повешение произошло великолепно.
Ноги девушки перестали делать движения. Однако, за этим вдруг не сильно задвигались, как во время полового акта, выпячивая лобок вперёд. Это длилось около минуты, всё сильнее угасая в объятиях петли. Послышался устойчивый женский запах.
-Ну, кажется всё…, - произнёс охранник, отпуская девушку. Тело как маятник приняло определённую траекторию движений. Верёвка перетянула шею казнённой, после чего послышался щелчок с хрустом. Голова запрокинулась за плечи, и спереди был виден только маленький кончик торчащего как пенис языка. Он взял фотоаппарат и начал фотографировать жертву со всех позиций, и даже снизу, между её ног.
-Жизнь интересная штука!-заключил он.- Кому суждено быть повешенным, никогда не утонет….
Изображение
Последний раз редактировалось reva 05 окт 2017, 15:40, всего редактировалось 7 раз(а).
reva
Преподаватель BDSM
Преподаватель BDSM
 
Сообщений: 141
Зарегистрирован: 18 мар 2012, 15:42
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Новое сообщение reva » 14 сен 2015, 10:03

Мастерская

Пленные красноармейцы мучились под знойным майским солнцем. Колючая проволока отделяла их от гражданских, которые прибыли сюда в этот лагерь на четыре дня позже. Те, кто прибыл раньше, уже были определены судьбой: одни теснились в бараках, другие же, а их было большинство, смердели уже с дымом через толстые трубы нескольких крематориев. Запах убивал итак мрачных на лица пленных солдат, и они стояли в ожидании жуткой развязки. На некоторых из них сохранились погоны и знаки различия. Одного такого через проволоку заметила девочка. Она слабым голосом обратилась к нему.
- Дяденька, выручите нас, освободите нас, пожалуйста………….
Мимо проходил унтер офицер. Он услышал жалостливые просьбы девочки. Остановился. Взглянул на солдата.
-Она тебя просит, - произнёс он. – А ты стоишь как болван. Ты для этого пошёл в красную армию?
Солдат встрепенулся, сначала подумал, что это не к нему. Затем напрягся: он не знал, что ему делать. Немец отомкнул высокую калитку в заборе из колючей проволоки и поманил пальцем солдата. Солдат сконфузился и не решительно вышел.
-Бери её за руку и пошли со мною,-произнёс немец. – Тебя просят выручить? Так выполняй свой военный долг.
Солдат посмотрел на девочку, взял не смело её руку. Они втроём направились мимо массы людей, столпившихся под жарким солнцем.


Жанна то и дело дула себе на лоб. Даже в тени было жарко. Её арестовали в пасмурный день, а потому, ноги были защищены от утреннего холода, эластичными облегчёнными, но длинными молодёжными чулками, в момент, когда она шла в школу. Поверх были ещё школьные гольфы, которые теперь дополняли климатический дискомфорт. Она всё намеревалась снять их, но что-то ей подсказывало, что этот элемент одежды укажет, что она ещё школьница. Она стояла в длинной очереди вдоль административных двухэтажных и трёхэтажных зданий. В кармашке сумки она нащупала духи. Незаметно для всех, она оттопырила пояс юбки и обильно пролила внутрь парфюмерию, которая пропитала всё то, что было под юбкой. Ведь помыться, за эти сутки езды в переполненном поезде, было негде. Внезапно найденная парфюмерия вроде спасала.



Унтер офицер передал солдата с девочкой в другие руки и повернул в одно из административных зданий.
-Приветствую вас Хоуп, - прозвучало из глубины большой комнаты, когда унтер офицер вошёл в двери.
-Жарковато сегодня,-ответил Хоуп, снимая форменный головной убор с козырьком, швырнув его на стул.
-Да, жарко,- согласился несколько высший чин. – Чувствуешь себя земляным червем, который даже в такую погоду копается в навозе.
-Не я и не вы это придумали,- вздохнул Хоуп. – Работа, есть работа. Об этом можно легко говорить, если за тебя продумали и согласовали сотни и тысяча лиц, вполне порядочных и интеллигентных людей. И если это нормально, то ты должен это делать с чувством честного и порядочного человека, который к концу рабочего дня выходит за проходную, чтобы, наконец, отдохнуть.
-Мне нравится ваша патетика Хоуп,-согласился собеседник. –Но, всё равно устаёшь, впрочем, как и от любой работы. Единственно, иной раз трогаешь себя за руки, и говоришь, ведь я такой же рабочий материал, как и те……………..
-Те, Руди,-возразил Хоуп, - не такие как мы. Это совсем другое. Это поток, с которым ты должен справиться. Как на конвейере. Не допускать брака, если тебе доверили этот конвейер. Иной раз посмотреть деталь, и пускать её дальше, чтобы не пропустить следующую деталь. Мы, Руди, лепим новый мир. И для того, чтобы его построить, нужно до основания вымести весь мусор. Как ты это будешь делать, не должно никого интересовать. Главное, результат………




Жанна продвинулась в очереди несколько дальше, и уже находилась возле той двери, с которой выходил Хоуп. Он беспардонно прошёл сквозь стоявших, зацепив плечом девушку, вышибая её в сторону. Жанна ойкнула. Хоуп обернулся. Смерил с головы до ног Жанну. Его опьянил запах духов, смешанный с молодым девичьим телом.
-Это уже интересно,-резюмировал на хорошем русском Хоуп. – Вы же с сегодняшнего эшелона, не правда ли?
Жанну удивило то, что здесь вдруг кто-то хорошо говорит по русски. Хоуп это отметил и сказал:
-Не удивляйтесь чудесное создание. Вы, несомненно, прибыли сегодня, а сегодняшние гости только со стороны Советского Союза…………Откуда именно, прекрасная фея?
-Я, с Минска,-смущённо ответила Жанна.
-Ох, Минск, знаю, город студентов……….
-Ух ты,-просветлела в лице девушка.- Да, я оттуда. А откуда Вы знаете так хорошо русский?
-Хм,-улыбнулся сквозь очки Хоуп, - я ведь тоже был студентом, и кстати, три года стажировался в Минске. А ещё, у меня бабушка из-под Гродно. Вот такие у нас дела. Ну, и зовут вас?..........
-Меня зовут Жанна!
-А меня, мастер ломастер!!!
Девушка рассмеялась. Хоуп вновь окинул её оценивающим взглядом.
-А хотите,- сказал он вдруг, - я покажу Вам свою мастерскую?
-А Вы мастер?-с игривым очарованием спросила Жанна, включая своё подростковое, зачастую неуместное кокетство.
-Да! – утвердительно ответил Хоуп. – Я кое-что умею. Пойдёмте, покажу. Я Вас буду ваять.
-Так Вы скульптор или художник?-в том же стиле продолжила девушка.
-В какой-то мере, да! – ответил Хоуп. – Я делаю прекрасные натюрморты. Вам Жанна понравится…………
Они направились вглубь лагеря. Вероятно, Хоуп по дороге очень прекрасно шутил, судя по громкому смеху девушки.
Вот они прошли через несколько закрытых высокими заборами секций. Хоуп оказался просто рубахой парнем. Не смотря, что ему видимо было на вид уже под сорок, школьница прониклась к нему скрытой начинающейся симпатией.
-Эх, работа, работа, работа! – произнёс Хоуп, когда они уже входили в ещё одну секцию лагеря. Она была почти такая же, как и предшествующии, огороженные серьёзными заборами. Территория напоминала пилораму. Они начали проходить мимо лежащих лицом к земле людей, обхвативших ладонями затылки. Какой-то офицер, раздевшись по пояс, начал стрелять в них почти в упор.
Девушка вздрогнула. Попятилась назад. Хоуп схватил её сзади за шею.
-Мы ещё не пришли,-съязвил он. – Это ещё не наша директория. Наша мастерская чуть дальше….
Он начал душить школьницу. Когда же довёл до состояния полного повиновения, перестал душить и повёл её дальше.
-Вот мы и пришли,-сказал Хоуп, - ведя девушку мимо штабелей ровно оттёсанных деревянных брусьев. Он остановил её. Перед её глазами была девочка, стоявшая в песке на коленях. Пленный красноармеец, что склонился сзади над ней, обвил её шею белым жгутом. Его лицо тряслось в холодном поту.
-Ты до сих пор не сделал эту работу?!-сердито спросил Хоуп.- Ты что, всё это время ждал меня? Если я это сделаю, то ты в полном смысле слова вылетишь через эту дымящуюся вдали трубу. Ты всё понял? Тогда начинай!
Красноармеец начал сзади душить девочку. Она заёрзала коленями по песку.
-Сильней! Сильней! – скомандовал Хоуп. – Что, туфли никогда не завязывал, идя к кому то на день рождения? Что она у тебя балуется?
Красноармеец, закрыв глаза, что есть силы, стянул оба конца жгута. Тонкий шнур стал перерезать ему до крови кожу на пальцах. Зрачки девочки закатились, ища конечное положение, где то за припухшими веками.
-Вот, так то лучше будет,-одобрил Хоуп. – Теперь можешь отрубить ей голову. Не люблю мойву, с головой………
Рядом лежали другие головы, над которыми постарался Клаус. Этот жеребёнок разделся до гола, входя в раж. Теперь, на табурете перед ним стояла девушка. Она была вся связанная жёсткими верёвками. На её шее была укреплена петля. Венгр Дьёрдь бегал с фотоаппаратом, делая «эксклюзивные» снимки.
-Подожди, - сказал он Клаусу. – Вот эту новую нужно вместе……
Хоуп подтолкнул Жанну поближе, чтобы она вошла в кадр. Она закрыла глаза. Девушка почувствовала, как её юбка съезжает лихо вниз под действием сильных рук. Уровень кошмара для неё сейчас был такой, что весь ужас трансформировался под желание, как можно скорее освободиться от этой юбки, чтобы не было так душно. Она почувствовала лёгкий ласкающий ветерок между ног. Затем, те же руки, что стянули юбку, ухватили её за то место, где только что ласкал ветерок, и поставили её на что-то твёрдое и высокое. Она бы уже никогда не спутала эти руки с другими.
Хоуп прильнул носом к области между ног. У девушки оказывается, не было трусов. Вот он этот чарующий запах духов и девичьей молодости, которым пропитались длинные чулки, от самых манжет, и ниже, до колен, примыкающие к тому второму «я» Жанны, что девушка берегла в секрете. Он пощекотал пальцем это место. В это время, голый Клаус, перебросил белый шнур через верхнюю металлическую балку, смастерил быстро петлю и затянул её на шее Жанны.
-Всё готово!-выкрикнул фотограф. – Начинайте! Будет отличный кадр!
Клаус как бешенный подбежал к первой девушке и сбил её с табурета. При этом он дико засмеялся.
-Давай вторую! – кричал фотограф. Хоуп тихо выругался на этот окрик, прошипев: - Не спеши……….
Девочка моя! –обратился он по русски к нижней «Жанне», гладя рубцеватое, выпуклое образование между ног, - это будет так приятно! Поверь…………
Он поцеловал область влагалища, затем взял девушку правой рукой за него и начал медленно её опускать мимо стула. Ноги оживились. Чем ниже он её опускал, тем сильнее бунтовали ноги. Хоуп ударил ногой по стулу, отбив его на большое расстояние.
-Тебе он уже не нужен, - полушёпотом сказал он.- Ничего не бойся. Тебя уже полностью будет держать верёвка. Пошла…………!
С этим Хоуп окончательно перестал фиксировать школьницу. Она издала короткий крякающий звук и забилась в начинающейся агонии. Фотограф бегал, выбирая всё новые положения. Клаус начал маструбировать. Хоуп поймал ноги Жанны и, на короткий момент, остановил её раскачивание, чтобы фото получилось не смазанным. Ему это удалось с большой лёгкостью. Однако, после этого, девушка резко дёрнулась, ударив с силой каблуком ему в область семенника. Хоуп отскочил в сторону.
Жанна начала в агонии избивать ногами соседнюю девушку, у которой, в свою очередь, начались половые выделения. Клаус был без ума. Он дико орал. Он набросился на Жанну, повис на ней, охватившись двумя руками за её шею. Он целовал девушку в губы, тыкаясь в её живот своим членом, из которого произвольно извергалось семя. Шея девушки не выдержала веса. Сначала громко хрустнула. Глаза Клауса почти вплотную наблюдали, как жёсткий шнур постепенно, пядь за пядью, перерезает мягкие ткани шеи. Они поддались полностью, и лишь шейные мышцы и толстые боковые хрящи, держали ещё девушку в петле. Но вот мышцы начали растягиваться, словно пластилиновые, делая шею неимоверно длинной. Под Клаусом и Жанной зажурчал ручеёк мочи. Ещё момент, и Клаус с обезглавленной Жанной рухнули на землю, удобренную внезапным туалетом девушки. На него сверху, что то свалилось. Это была голова Жанны. Под диким экстазом он набросился на соседнюю девушку, проделав то же самое…………….. Солнце было в зените. Пот палачей и выделения жертв наполнили воздух специфическим коктейлем запахов. Три обезглавленных тела и пять отдельных голов с несколькими черепами, «украшали» сегодняшний «натюрморт» мастера-ломастера Хоупа. Он за этот день насладился полностью напитком казни. Его штаны изнутри промазались обильно спермой, которую он впоследствии не обмывал. Так и ходил с пропитавшейся вонью. Ему это нравилось.



К вечеру, уставший Хоуп, возвратился в кабинет Руди.
-Ну, как сегодняшняя работа? – с улыбкой спросил Руди.
-Так себе, - ответил, зевая Хоуп. – От такой работы хочется только спать. Жена иной раз спрашивает в письме, не перетруждаюсь ли я? Я тогда говорю - это несколько ответственнее, чем тебе печатать на машинке. Тогда она мне отвечает, что её труд, хотя бы одевает дочку. Она не имела ещё никогда приличные чулки….
Тут Хоуп сделал паузу. Он вынул из кармана пряно пахнувшие чулки.
-Теперь, у меня есть чем ответить, - похвалился унтер офицер.
-Вот это, - продолжил он. – Я вышлю с письмом как посылку. Они новые и затейливые. Думаю, что дочке понравятся. А вообще, мы должны воспитывать нашу молодёжь, избавлять её от различного конформизма, роскоши, всяких там штучек. Мы должны им прививать чувство порядочности, избавлять их от всяких отклонений, вульгарностей и пошлости. Ведь это наше будущее. И если не так, то кто же тогда принесёт мне стакан воды, почтенному старцу в благородных сединах, когда меня покинут силы. И знаешь Руди, когда я подойду к тому порогу, лежа на болезненном старческом одре, я буду думать, что не зря прожил эту жизнь, верша великие дела двадцатого века. О нас, будут писать книги.
Он ещё раз вынул из кармана чулки, понюхал их, улыбкой изобразил наслаждение и сказал:
-Это как доброе вино, напоминающее мне мою шальную школьную молодость. Какие же мы были тогда романтически безумные……..
Последний раз редактировалось reva 17 май 2016, 23:50, всего редактировалось 2 раз(а).
reva
Преподаватель BDSM
Преподаватель BDSM
 
Сообщений: 141
Зарегистрирован: 18 мар 2012, 15:42
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Новое сообщение reva » 05 окт 2017, 07:59

ПОЗНАНИЕ АБСОЛЮТНО НОВОГО

Нет страха. Скорее нерешительность, и то любопытство, которое бывает у молодого необузданного темперамента,
граничащего с крайним экстримом. И если подобная натура, порой не имеет смелости нажать самой на красную кнопку,
то обстоятельства войны водружают эту натуру на стул, чтобы тайные желания пытливого юного сознания, оправдать
насилием, где молодая девушка, охотно становится жертвой, давая своё молчаливое согласие, словно невеста, восходяжая
на подиум в фото студии.
Изображение
reva
Преподаватель BDSM
Преподаватель BDSM
 
Сообщений: 141
Зарегистрирован: 18 мар 2012, 15:42
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Новое сообщение reva » 05 окт 2017, 16:59

Эмбрионы нравственности

В организме человека изначальна образовываются клетки рака. Они начинают действовать лишь тогда,
когда организм подвергается сильному стрессу, внешним постоянным воздействиям или ослабевает таковой от
продолжительной болезни, например - от диабета.
В душе этого же человека, одновременно с различными клетками, образовывается, так же - нравственность.
Нравственность, как гитарная струна. Она правильно настроена, и ведёт сознание к общей гармонии. Однако,
опять те же самые внешние постоянные воздействия, когда каждый считает, что только именно он знает истину,
деформируют у ближнего веру, совесть и ту же самую нравственность. Пострадавший индивидуум начинает перекраивать
нравственность по своему, которая по форме всё больше и больше начинает быть похожей на молоток. С этим молотком
индивидуум вливается в общие ряды нравственников, вечно воюющих с молодыми поколениями, ибо, если ты старше,
ты должен главенствовать. Но, если тебя не принимают серьёзно и при этом над тобой смеются, то молоток превращается
в топор, который тайно держится за спиной.
Политические или социальные катаклизмы, такие, как революция, путч, война, раскрепощают топор, разрешая ему
действовать в полную силу без страха и упрёка, но во имя той же нравственности, которая у каждого своя.
Мы видим фрагмент той самой войны поколений, которая вписалась в захватническую войну, где старший носитель
нравственности, перейдя на сторону врага, проводит "воспитательную работу" с одним из представителей молодёжи.
И не важно, виновна ли данная девушка в грехах, определившихся в тот ряд, что выстроил на своём уровне сознания
воспитатель, называя данный ряд как "смертные грехи". Главное, что он определил для себя визуально, что достаточно даже стройного тела,
чтобы уже вешать. А чтобы вешать наверняка, нужно придать представительнице молодёжи несколько срамной вид, оголив её до колготок.

Изображение
reva
Преподаватель BDSM
Преподаватель BDSM
 
Сообщений: 141
Зарегистрирован: 18 мар 2012, 15:42
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Новое сообщение reva » 05 окт 2017, 17:43

Конфеты и власть

С малого возраста человек привыкает к сладостям. Конечно же, это - конфеты.
С них начинается градация удовольствий, которые человеком постоянно востребованы в жизни.
Самый пик всего этого - власть! Она даёт всё, и даже право на то, что находится для смертных
под тяжким табу законных запретов.
Ты видишь эту девушку? Раньше, ты даже стеснялся посмотреть на неё. Ты сходил с ума
от её парфюмерии, когда она случайно проходила мимо тебя. Ты смотрел ей жадно вслед,
когда она сногсшибательно удалялась играя бёдрами и отточенной походкой. До тебя доносился
лишь убивающий шорох её капроновых колготок.
Зачем ты так знойно установил узел под её гортанью?
Тебе нравится, когда она откидывает голову назад? Ну, да! Согласен! Это делает её несколько стыдливой,
застенчивой, словно приглашение на танец было таким же желанным, как и неожиданным.
Ах да! Всё тот же аромат!
Но ей, было всё-таки - больно........
Как её только выдержала такая тонкая верёвка?
Наверное, это твоя сладкая конфета на сегодняшний день.
Не вешай так часто девушек. Дай им немного подышать воздухом. Твоя власть от тебя никуда не денется.
Изображение
reva
Преподаватель BDSM
Преподаватель BDSM
 
Сообщений: 141
Зарегистрирован: 18 мар 2012, 15:42
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Новое сообщение reva » 05 окт 2017, 18:39

Двое

-Привет!
-Привет!
- Ну, что ты здесь застыл?
-Да вот. Смотрю. Как фашисты повесили девушку....
- Ну, что тут интересного? Она уже не жива.
- Не в том дело...Просто, как это ужасно...!
- А что мы можем сделать? Теперь, уже ничего.
- Я знаю, что ничего. Но, во мне, что-то перевернулось. Поверишь!? Я сейчас готов их всех убить!
- Тихо...! Тебя могут услышать.
- Ну и пусть слышат. Как они могли? Вот! Эти ноги! Посмотри как по ним течёт! Словно это слёзы.
Начинает течь оттуда, где колготки поплотнее. Я такого ещё никогда не видел, чтобы вот так....
Чтобы вот так вздёрнуть девушку...Ты опоздал, и не увидел, как она дрыгала ногами. Это так
ужасно.
- Я согласен с тобой. Такие ноги заставили дёргаться. Я порой иду с магазина, а передо мною девушки
идут со школы. Я у них никогда не видел, чтобы у них было всё так открыто, как здесь сейчас.
- Да! Вот это самое ужасное. Я не смогу пойти домой, пока не пожалею эту девушку. Ведь кто-то
должен её пожалеть...
- И я хочу её пожалеть. Давай, мы вместе её погладим.
- Давай! Я больше не могу терпеть. Пусть будь, что будет. Я иду!
- И я иду! Как же всё это ужасно! Какие плотные у неё колготки...
- Всё же холодно. Потому она и натянула их. Бедняжка. Не думала, что в них повесят.
- Не смотри на её голову. Страшно, как её вывернуло. Смотри лучше перед собой.
- Я и смотрю. Удлинённые белые гольфики. Наверное они ей очень жмут. В такую обтяжку. Вот глянь,
резинки такие упругие, что сильно пережимают ей наверху ляжку.
- Какую именно?
-Да обе! Бедная девушка. Везде ей сейчас всё жмёт.
- А что вот эта за жидкость по ней стекает?
- Обписалась видимо. Или гормончики оживились. Видать ждали долго. А тут, совсем другое. Верёвка...!
- А вы, с самого начала видели, как её вешали?
- Да! Один схватил её за глотку, и начал душить ещё до виселицы. Она обмякла. Тут её хлобысь между ног,
и аккуратно поставили на железную бочку. Она ещё не отошла от хулиганского удушения, а ей уже петлю на шею и,
трах...! Слышно было как ей медленно ломало шею.
- Ещё тёплая...
- Ну да! Такое испытала, что было очень горячо. Гольфики то какие...нежные, эластичные. И капельки на них ещё тёплые.
Приду домой, к жене неделю подходить не буду.
- Вы как хотите, а я не буду ждать никакой жены. Я вот, уже горю.
- Ну что вы. Некрасиво! Немцы всё-таки видят.
- Ну и пусть видят! Фашисты проклятые! Пусть видят, до чего они довели меня. Ой-ой! Дальше не говорите мне ничего больше...
- А-а? Всё понял...У меня сейчас тоже будет тёпленько......

Изображение
reva
Преподаватель BDSM
Преподаватель BDSM
 
Сообщений: 141
Зарегистрирован: 18 мар 2012, 15:42
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Новое сообщение reva » 05 окт 2017, 19:03

Жестокая схватка

Изображение
reva
Преподаватель BDSM
Преподаватель BDSM
 
Сообщений: 141
Зарегистрирован: 18 мар 2012, 15:42
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Новое сообщение reva » 05 окт 2017, 19:07

Холодный ноябрь

Изображение
reva
Преподаватель BDSM
Преподаватель BDSM
 
Сообщений: 141
Зарегистрирован: 18 мар 2012, 15:42
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Новое сообщение reva » 06 окт 2017, 06:40

Мясники по призванию

Изображение
reva
Преподаватель BDSM
Преподаватель BDSM
 
Сообщений: 141
Зарегистрирован: 18 мар 2012, 15:42
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Новое сообщение reva » 06 окт 2017, 08:12

Тоталитаризм

Любой тоталитаризм рано или поздно заканчивается этим. Редко, когда данная система
рассасывается сама собой, не приводя к крайним последствиям. Как это примерно выглядит,
изображено в частности здесь. Кто прав, кто виноват, здесь уже не разбираются. Костёр горит,
дрова бросаются в топку.
Этот охранник, ни чем не отличается от тех охранников, которые в данное утро отжимаются
на лагерном турнике. Они всё-равно делают свою работу по поддержанию "большого костра".
Данный же охранник, решил сегодня размять свои мускулы на другом "снаряде". Одной девушкой больше, одной
меньше. Кто будет их считать? Они зачислены в начальный список после ареста, а дальше, уже никакого учёта
по прибытию в лагерь. Здесь закапывают десятком в день. Нужны ли для этого списки? К чему излишние детали?
Для потомков? Им не надо знать, кто, где и как. Так безопаснее для системы, где всякий отчёт последующая головная
боль. И этот охранник знает об этом. Он проснулся, зевнул, почесал свой конец, оделся, вышел на улицу, направился
к месту прибытия новой партии "дров", подыграл начальству и, взял желаемый объект, уводя девушку на задворки
лагеря. При этом в нём нет злобы и ненависти. Он спокоен и уравновешен. Это просто его утренний моцион, или
приобретённая уже здесь физиологическая потребность, кого-нибудь задушить. И он делает это с расстановкой,
последовательностью, где его нет смысла просить о пощаде, ибо когда нет ненависти и злобы, отсутствуют паралельно
и предпосылки мотивированной расправы. А коль нет расправы, о какой пощаде можно просить? Парень просто
развлекается, делает себе настроение. Можно только попросить его сделать музыку потише. Всё остальное - всего
лишь кайф. Приятное мясо дёргается, дрыгается, пытается позвать на помощь. В ответ на это можно только
улыбаться и менять положение и направление узла капроновой синтетической удавки. Натягивать её, отпускать. Вновь натягивать,
и вновь слегка отпускать. При этом шея получает очередное облегчение, приобретая новую надежду. Какая наивная!
Ведь игра началась, и она должна так или иначе закончиться. Ведь это не встреча на захолустной автобусной остановке,
где случайный свидетель молниеносно обрывает игру. Здесь даже желательно звать на помощь, ибо так будет слаще.
Но - довольно! Ведь всё это делается для самого главного. И тут без мышиного писка не обойдётся. Мускулы напряглись.
Напрягся и таз "мышки". Он даже как-то чуть-чуть приподнялся. Ноги в гольфиках сильно заёрзали. Какие там случайные
прохожие? Не отпускает трахею узел. Давит на неё. Уже и пищать трудно. Можно только ошеломлённо ёрзать ногами,
стучать пятками о дощатый настил. Если и это не помогает, нагло запротестовать упругой жирной струёй урины. Что
ещё можно сделать? Да ничего! Ему нужно завершение. И он это делает. Несколько предельно твёрдых усилий рук, мышц.
Он знает, что с этим справится. Для того он и здесь. Напряжённый, длинный окаменевший член, вот-вот поломается от
резких метаний нижнего корпуса девушки. Здоровая однако! Никак не уговорить! Тут уже и ненависть может появиться.
Ишь ты - никак в могилу не хочет! Ну хватит! На тебе! Кряк! Кряк! Ещё пару "кря" и, фу...Наконец то! Что-то сегодня с утра
было мало сил...

Изображение
reva
Преподаватель BDSM
Преподаватель BDSM
 
Сообщений: 141
Зарегистрирован: 18 мар 2012, 15:42
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Новое сообщение reva » 07 окт 2017, 10:04

Тоталитаризм(продолжение)

Иногда думаешь: в своё время, Михаил Ромм, при создании "Обыкновенного фашизма", оперировал
теми фотографическими данными, которые оказались в ограниченном наличии в форме доказательств нацистских
преступлений. Было бы их больше таких доказательств, фильм был бы богаче. Жестокий натурализм каждой
такой фотографии естественно вызывает побочные чувства, и были ли такие чувства у Ромма, мы не знаем.
Мы видим только главное, на что делается основной акцент в фильме, это обличение как фашизма, так и империализма.
А жуткий натурализм, здесь всего лишь как сильное оружие обличения. Тем страшнее и циничнее кадры, тем эффектнее
раскрывается главная тема фильма. Возможно, Михаил Ромм хотел бы более радикально выражать свои чувства при
соответствующих фотографиях, но он должен был держаться в определённых рамках, как цензуры, так и этики, чтобы
не оголить те побочные чувства, которые тайно прогрессируют в каждом из нас при виде садизма. Он бы наверняка
использовал графические работы Михаила Савицкого "Цифры на сердце"(1974—1979), но тогда не было под рукой
подобного графического материала.
Сейчас, конечно же, больше возможностей, чтобы продолжить тему Ромма. При корректировки времени, когда
аудитория уже не такая целомудренная, какой была в советский период в 1965, при выходе на экраны "Обыкновенного
фашизма", можно себе позволить пренебречь границами этики и подойти к каждому факту более детально, может
быть, даже желательно, с точек ощущения тех палачей, которые и творили как в общем, так и в частности подобные
преступления. Возможно, Михаил Ромм, и хотел бы это сделать, но коль не смог, в силу выше сказанных причин,
вольно или не вольно, делаем это мы с вами.
Итак, мы видим ещё одного охранника, но уже с лагеря Освенцим. Данная виселица использовалась для
перманентных наказаний. Их было бесчисленное множество. Каждый из каких-либо чинов лагеря, и даже капо,
вешали на данной виселице всех, кто под руку попадётся. Представьте себе баскетбольную сетку: любой, кому взбредёт в голову,
может вбросить в неё мяч. Такой была и данная виселица. Никаких протоколов, никаких бумаг с постановлениями.
Просто подошёл, по мере нужды, как к писсуару, и повесил.
Данный охранник прямая противоположность своим жертвам. Его гимнастёрка пропахла смердящим запахом пота.
Его казарменный интеллект разбирается только в вонючих портянках. От этого уровня, у него естественно выработалось
насмешливое презрение к какой-либо чистоте. Она вызывает у него крайнюю неприязнь и клиническую патологию.
Тоталитаризм, империализм и фашизм, вывели этого казарменного упыря на белый свет, на котором он оказался
главенствующим законом. Можно представить себе элитную танцплощадку. На неё беспардонно врывается странный, грязный тип.
Он вальяжно подходит к одной из танцующих пар, отбрасывает в сторону партнёра, и начинает душить на его глазах, а так-же
на глазах остальных, его неотразимую даму. Все это видят, но никто ничего не может сделать, ибо данный тип обозначен как
неприкасаемое лицо. Он душит эту даму, сбивает с ног подсечкой, ложит её на пол и, продолжает душить.
И вот, данный охранник, как неприкасаемое лицо, выбирает двух юных дам. Для них, цивилизация закончилась с момента
схода со ступеньки железнодорожного вагона на перрон лагеря. Теперь их ведут туда, куда только заблагорассудилось случайному
серому типу. Он чинно, со знанием дела, с невозмутимым лицом, подстраивает две железные бочки. Накидывает верёвку на балку.
Он ничего не говорит. Только делает. Это вызывает тупое недоумение, которое связывает как язык, так и общую волю. Ничего,
кроме глупейшего подчинения, не возникает у поражённых дам. Быстрота событий подчиняет быть послушными. От этого, их
руки быстро и беспрепятственно связываются за спиной, после чего, натренированный тип, подхватывает каждую из них, и
молниеносно водружает на бочки. Нет страха. Только кружится голова, как от сильного обезболивающего. Чувствуется,
как затягивается петля, но это даже почти начинает смешить. Однако, бесцеремонный удар по бочкам, вызывает резкое
падение вниз и, серый тип, наблюдает начало привычных его глазу танцев. Он сделал это всё быстро и безупречно, без
всяких пауз для осмысления эротических чувств. От ежедневных казней они притупились. Теперь интересует только
число казнённых, а не то, как они были казнены и что они при этом чувствовали. Просто, пополнилась коллекция.
Сегодняшний день прошёл не зря.

Изображение
reva
Преподаватель BDSM
Преподаватель BDSM
 
Сообщений: 141
Зарегистрирован: 18 мар 2012, 15:42
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Новое сообщение reva » 07 окт 2017, 13:10

P.S.

Прошу форумчан простить меня за моё личное разгильдяйство. Просто тут, на досуге, пролистал
свою ветку от первой, до последней страницы, и обратил внимание на отсутствие изображений там,
где они обозначены. В своё время я не продуманно сеял ими, затем приходил к сумбурному выводу,
что они тут излишни, чем и ввёл Вас уважаемые коллеги, если не к мату про себя, то к некоторому,
во всяком случае, пожиманию плечами.
По сути дела, только девятая страница, в данный момент наделена изображениями. Что мне делать
со всем этим дальше, пока не знаю. Может буду что-то менять на предыдущих страницах. Так, или иначе,
это потом, а сейчас, продолжение темы - ТОТАЛИТАРИЗМ.
reva
Преподаватель BDSM
Преподаватель BDSM
 
Сообщений: 141
Зарегистрирован: 18 мар 2012, 15:42
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Новое сообщение reva » 07 окт 2017, 14:42

ТОТАЛИТАРИЗМ (продолжение)

Можно ещё много упоминать об обобщённых значениях тоталитаризма, но итог, у всего этого,
будет примерно один и тот же: верёвка, виселица и труп. Конечно же, стать трупом, никто не хочет.
Но, в определённые моменты социальных катастроф, никто уже не спрашивает о желании, быть!?
или не быть!? Вместо этого назначается экзамен на прочность биологического тела, и не идёт уже
разговора о тактичности, галантности, уважении, добрых манерах, соблюдения конституции, и прочей
чепухе, препятствующей применять бельевую верёвку не по прямому назначению, вымеряя ею изменения
физиологии ближнего. Ведь это самое интересное, что всегда могло бы увенчать любой интеллектуальный
разговор с дамой, сидящей за столиком напротив, приглашённой на ужин в каком-нибудь ресторане. Можно
было бы отбросить все окольные, вспомогательные, или совсем не нужные темы, чтобы начать с главного,
например: - " Я бы очень хотел Вас задушить". Вместо этого, мы говорим о погоде, о чувствах, о всяких
ближайших планах относительно дальнейшего ухода за данной дамой, уверяя её в своей верности, о
серьёзности в своих намерениях, о той жертвенности, которую мы хотим положить к ногам сей дамы.
И всё это ради чего? Да ради того, чтобы вызвать у дамы тривиальную химическую реакцию в момент
полового акта, который вам иногда приходится покупать дорогой ценой.
Однако!
Дорогая конфетка, чтобы начать вскрывать обёртку завлекающего фантика.
И после этого, вы ещё можете получить пощёчину с ярлыком негодяя, глядя вслед ускользающего миража.
Я к чему? Не объяснив этого, мы не сможем полностью понять, откуда такая жестокость в эпоху
тоталитаризма? Откуда такая категорическая тяга к насилию над противоположным полом? Ответ весьма
простой. Всё кроется в детальных мелочах, вызывающих чувство секса. На этом и базируется психология
палача. Нам нужно его глазами смотреть на вещи, чтобы понять, что эротика и тоталитаризм - неразделимы!
Никто не будет убивать только за красную звезду на будёновке, если это действие не обусловлено чувством
садизма. А садизм - это один из уровней эротики.
И вот - долгожданная дама!
Её основное оружие - кокетство с капризом, низведено на нет!
Не требуется более дорогой столик в ресторане. Вместо изысканного, такого же дорогого вина, полиамидная верёвка.
Она долго лежала в хозтоварах, молчаливо наблюдая за тысячами стройных ног в колготках, гольфах, носочках.
Ей нравилось такое бельё, вместо того, которое должно на ней сушиться в виде простыней, полотенец и прочего.
И вот, эта верёвка, почувствовала свой первый натяг.
Белые колготки! Вероятно они так же дразнили её, играя полутонами различных отливов под углом
люминесцентного освещения. Словно беззаботная муха, врезавшаяся в паутину, эти колготки теперь выбивались
из власти верёвки. Но они не понимали, что не они, а горло, перетягивается жадной хваткой, где колготки своими
паническими движениями только больше удавливают дыхательную трахею, вызывая через себя первые жирные
выделения половой биохимии. И не нужен никакой ресторан. Сразу к делу!

Изображение
reva
Преподаватель BDSM
Преподаватель BDSM
 
Сообщений: 141
Зарегистрирован: 18 мар 2012, 15:42
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Re: ПОВЕШЕНИЕ - Интимные события войны

Новое сообщение reva » 07 окт 2017, 17:16

ТОТАЛИТАРИЗМ (продолжение)

Тоталитаризм - фашизм!
Ведутся жестокие бои за населённые пункты, которые ещё не захватил прожорливый фашизм.
Он бросает все свои силы, жертвует живыми ресурсами, чтобы занять ещё один городок.
И всё это для того, чтобы в очередной раз удовлетворить себя нажатием пальцев на головку
семенника, чтобы тот выплюнул наружу горячие белые жирные капли.
Для этого достаточно найти прятавшегося красноармейца, с целью повешения четырёх дам.
И пусть они трижды гражданки местной юрисдикции, но волшебным словом "заложники", они превращаются
в туши мяса, которое подвешивают по живому за горло. Ни уговоры, ни оправдывания в том, что они не
имели к прятавшемуся солдату никакого отношения, ни даже слёзы юной принцессы, не умоляют стремлений
фашистов, эффектно превратить молодых девушек в смешно и глупо дёргающихся фигур. Ведь для этого они и вошли
в данный город. Охота за курами - началась!
Одной, сняли брюки. Теперь видно, что эти брюки скрывали. Грубое вмешательство в личные вещи? Да!
Какое это имеет значение, если поруганная честь, исчезнет вместе с пресечением жизненно важных биологических
процессов?
Конечно же, девушка получает огромный шок, от перспективы быть удавленной среди ясного дня. Шок настолько
силён, что юная особа пребывает в текучей прострации, наблюдая не понимающими глазами за фотографом, который
дарит ей улыбку, щёлкая затвором фотоаппарата. Всё это для неё неестественно, но она автоматически приглаживает
левой рукой волосы, понимая, что обязательно затем позже будет фотография.
Девушка прислонилась к кузову, не замечая, что она почти стоит на самом краю. Её руки не связаны, ибо солдат,
стоящий рядом, уверен - кольцо петли сидит надёжно и, не ожидаются случаи внезапной борьбы за жизнь. Солдат лишь
полу осторожной украдкой, приспустив веки, бросает частый взор вниз, на тёмные чулки девушки с контрастом белых
босоножек. Военные шаровары солдата скрывают сильную эрекцию. Оказывается, и здесь бывают остатки приличия,
чтобы не запустить руку между ног ожидающей казни дамы. Он уже её успел "нечаянно" пощупать, подсаживая девушку
снизу на открытый кузов грузовика. Этого для него оказалось достаточным, где он уже попробовал в области промежности
состав узких трусиков, и даже метким взглядом успел определить их белый цвет. Дальше, дело уже самого шофёра,
который сдал на права не только водить машину, но и вешать с неё юных дам в белых трусиках.
Принцесса продолжает тихо плакать. Солдату даже видимо и не удобно, но уж так "повезло" ему, вешать
именно её. Его несколько смущает фотограф, и солдат повернулся к нему боком, в надежде максимально скрыть своё лицо.
В момент фотографирования, солдату пришло в голову, визуально изобразить сочувствие к принцессе, для чего он лёгким
жестом почесал под ухом девушки, как-бы успокаивая её. Но девушка не принимает такого сочувствия, пуская новые слёзы.
Ведь он связал ей руки, а это не совместимо с дешёвым утешением ласкового почёсывания у ушей. Ведь взамен за это,
он собирается причинить ей боль, и как это не стыдно, сжимать верёвкой её нежное юное горло. У соседней Аллы - руки
свободны. И она, Ирина - очень обижена этим! Ведь она привыкла к подаркам, а значит, к особому вниманию. Ведь она, даже
для этого, празднично одета в белые колготки. Почему она должна быть наказана вместе со всеми? Ведь ей кто-то говорил,
что когда вешают человека - это очень больно. Даже придётся затем обращаться к особым врачам.
Девушка в белой рубашке, подошла к кабине, повернувшись спиной. Ей дали приказ, самостоятельно снять
жёлто-коричневую кожаную юбку. Избегая объектива фотографа, она исполнительно начала выполнять желание палачей,
ожидая дальнейшего "обслуживания" со стороны военного персонала, который, должным образом оценит её белые колготки
в области упругих круп.
Жена красноармейца, лишилась компании на кузове. Её не фотогеничное, от побоев лицо, не подходит для повешения.
Она будет расстреляна с мужем, но перед этим, увидит наказание других за свою вину.
Мотор грузовика заработал на холостых оборотах.
Солдат начал придерживать девушку в тёмных чулках за оба плеча. Он пытливо уставился в её глаза. В них он не встретил изменений.
Он повернул голову в сторону кабины и почти прокричал водителю, - Только поаккуратнее, если сможешь....!
Затем, он повернул голову в левую противоположную сторону, и спросил у девушки в белой рубашке, уже окольцованную петлёй,
- Аллес гут?
Она молча кивнула головой.
Грузовик тихонько тронулся.
Девушка, в тёмных чулках, слегка прикрыла веки, когда верёвка начала стягивать её с кузова. Солдат подтолкнул её плечо, и она
рухнула вниз, разбрасывая в стороны ноги. Голову вывернуло в бок и, тут-же, появился увесистый язык.
Девушка в белой рубашке, попыталась тормозить ногами, от чего её развернуло, и она, подобно аквалангисту, нырявшему
спиной, рухнула в бездну, резко взмахнув высоко ногами, демонстрируя двум солдатам стоявшим на кузове, всю прелесть своего лобка,
обвёрнутого в эластику белых колготок. Она успела даже громко выпустить воздух, прежде, чем ей сразу, сломало с хрустом шею, тонким
шнуром, который достался только ей. Струйка мочи, синхронно брызнула, через синтетическую структуру ткани колготок.
Солдат, успел принцессе, вытереть пальцем на щеке несколько капелек слёз. Девушка упала вниз и мучилась дольше всех, то ли
от малого веса тела, то ли от неправильного фиксирования узла верёвки. А может, от того и другого. Её белые колготки испачкались в
обильной жидкости, а рот всё ловил воздух, который ей запретили.
Казнь состоялась.
Унтер-офицер, бешено и учащённо передёргивал затвор своего семенника. Он одновременно поимел троих. За это следовало идти под
пулями, занимая данный город. Начало положено. Пир начался.

Изображение
reva
Преподаватель BDSM
Преподаватель BDSM
 
Сообщений: 141
Зарегистрирован: 18 мар 2012, 15:42
Пол: мужской
Роль в BDSM: Верхний

Пред.След.

Вернуться в Болталки

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

HotLog